Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

За что страдает детская психика?

Российские детские омбудсмены на днях заявили, что число детей и подростков с инвалидностью по психическим заболеваниям с начала века выросло на 60%. С чем связан такой ужасающий скачок? Плохая экология? Частые стрессы? Или, может, система здравоохранения не достаточно хороша, чтобы вовремя выявлять у детей психические заболевания и, по возможности, лечить, не допуская инвалидизации?

Показатели роста числа психических заболеваний у детей различаются в зависимости от регионов. В более богатых, (например, в Москве), они, безусловно, ниже, чем в глубинке. По словам заместителя главного врача детской психиатрической больницы №6 Москвы Петра Безменова, с 2003 года количество детей, состоящих на учете в психиатрических диспансерах Москвы, выросло на 5-15%, не более.

Частично эксперты объясняют такое положение дел разницей в социально-экономическом положении центральных регионов и провинции. Так, по словам руководителя отделения детской и подростковой психиатрии Московского НИИ психиатрии Минздравсоцразвития РФ Нины Сухотиной, в Москве родители имеют больше возможностей и средств, чтобы "увести" ребенка от инвалидности, скорректировать заболевание, помочь адаптироваться. В других же регионах, где и уровень доходов ниже, и квалифицированных специалистов меньше, у родителей такой возможности нет. Кроме того, чтобы хоть как-то помочь ребенку социализироваться, родители даже заинтересованы в получении инвалидности, ведь это принесет и дополнительную материальную помощь, и разного рода льготы.

По мнению Сухотиной, сказывается и утяжеление социально-стрессовых ситуаций. Дети и подростки с невысокими показателями психического здоровья (имеется в виду эмоционально-волевая неустойчивость, работоспособность, внимание) не могут адаптироваться к тем требованиям, которые предъявляет к ним общество. В связи с этим отмечается рост пограничных психических расстройств невротического и психопатического спектра, рост зависимостей.

То есть, наряду с субъективными причинами роста психических расстройств, в том числе и повлекших инвалидность, есть и вполне реальные, объективные.

Сухотина также подчеркнула, что способствуют ухудшению ситуации с инвалидностью и достижения медицины.

"Сейчас, например, врачи научились на ранних стадиях выявлять фенилкетонурию (наследственное обменное заболевание). Благодаря соответствующему лечению и реабилитации пациенты с таким диагнозом доживают до фертильного возраста с нормальным интеллектом. У них рождаются дети, а так как заболевание наследственное, показатели инвалидности растут", — объяснила Сухотина.

По ее мнению, отразится на уровне инвалидизации детей и инициатива властей, согласно которой врачи будут реанимировать новорожденных весом от 500 грамм.

"Данные западных медицинских служб свидетельствуют о том, что эти младенцы на 100% будущие инвалиды. Однако в России соответствующее постановление приняли, и теперь вполне можно ожидать и дальнейшего роста уровня инвалидности", — считает специалист по детской и подростковой психиатрии.

Кроме того, сейчас, благодаря достижениям в области медицины, врачи оживляют пациентов после тяжелых повреждений мозга. По словам эксперта, в большинстве случаев такие дети и подростки также получают серьезные ограничения жизнедеятельности.

Нарушения психики детей специалисты связывают и с регулируемыми родами, которые сегодня широко распространены в нашей стране.

Президент Ассоциации детских психиатров и психологов, ведущий научный сотрудник Научного центра психического здоровья РАМН, член экспертного совета Министерства образования РФ Анатолий Северный считает, что регулируемые роды должны проводиться только по медицинским показаниям, потому что практически в 100% случаев они грозят ребенку получением родовой травмы, вследствие чего возрастает риск поражения центральной нервной системы. Это может вызвать серьезные последствия для здоровья ребенка, в частности, эпилептические расстройства, нарушение развития, умственную отсталость.

При этом психиатр подчеркнул, что если раньше такой метод применяли только по медицинским показаниям, то сейчас причиной регулируемых родов может стать решение врача взять отгул или уйти в отпуск, а также ночные роды.

"Зачастую, если предполагается, что роды будут проходить ночью, женщине вводят транквилизаторы и снимают родовую деятельность, а утром начинают стимуляцию и вызывают искусственные роды", — объясняет эксперт.

Он заметил, что, несмотря на опасность применения подобной схемы родоразрешения, за последние 20 лет она приняла характер постоянной практики.

Применяя такие технологии, акушеры зачастую не говорят родителям о возможных рисках психических отклонений. По словам доцента факультета социальной психологии Московского психолого-педагогического университета, консультанта центра социального центра помощи семье и детям Хамовники Ольги Даниленко, не дают медики и четких рекомендаций по диспансеризации и раннему обращению к специалистам для таких детей. Все это приводит к тому, что зачастую проходит слишком много времени, прежде чем родители столкнутся с видимыми проблемами в адаптации ребенка и обратятся за помощью к врачам. К этому моменту первоначальные отклонения не только не ликвидируются, но и как снежный ком обрастают массой дополнительных нарушений.

При этом Даниленко подчеркнула, что при правильном подходе и квалифицированной помощи многие нарушения психического здоровья могут быть ликвидированы в первые месяцы после рождения.

Выявлять психические расстройства у детей на ранней стадии и оказывать им своевременную помощь мешают и законодательные препоны.

По словам Анатолия Северного, согласно постановлению Минздравсоцразвития, психиатр может осматривать ребенка только после достижения им трехлетнего возраста.

"В России в организационном плане отсутствует такое понятие, как микропсихиатрии. И если на ранней стадии, при активном вмешательстве специалистов еще можно что-то сделать, а к 3-4 годам мы уже получаем инвалида, с припадками, нарушениями поведения и речи, не способного к взаимодействию", — подчеркнул Северный.

Он заметил, что наряду с микропсихиатрии, не существует в России и детской психосоматики.

"У нас нет ни одного отделения по детским психосоматическим расстройствам (психические нарушения, которые проявляются через тело, а у детей чаще всего именно так и происходит). Ребенка считают физически больным, много лет водят по разным специалистам. В итоге ему даже могут дать инвалидность по тому заболеванию, которого у него в действительности нет. А решением проблемы могло стать просто обращение к психиатру", — считает эксперт.

Он обратил внимание и еще на одну брешь в законодательстве. В соответствии с законом об оказании психиатрической помощи населению, врач может обследовать ребенка только с согласия двоих родителей.

"Бывают случаи, когда мама приводит ребенка на обследование, а папа после этого подает на психиатра в суд за незаконное вмешательство. Порой малышу действительно необходима помощь специалиста, но один из родителей возражает. И закон запрещает нам оказать такому малышу помощь. А если папа вообще неизвестен, за границей, живет в другой семье или возражает против осмотра и лечения?" — негодует врач.

К слову, многие родители и не горят желанием оказаться на приеме "неудобного" специалиста. У нас по-прежнему считается, что ходить к психиатру – стыдно. Правда, есть и другие причины, мешающие родителям своевременно показать ребенка врачу. Одна из них в том, что сегодня не совсем понятно, какой именно специальности должен быть "нужный" врач.

В России еще в девяностые годы прошлого века была ликвидирована специальность детского психиатра. В номенклатурном списке Минздрава ее теперь нет. Вот и получается, что вакансии в медучреждениях есть, а кто их занимает — не вполне ясно.

На протяжении многих лет российские психиатры борются за то, чтобы восстановить эту специальность, но до сих пор безрезультатно. В прошлом году они получили очередной отказ из Минздрава.

К чему это может привести? Северный объяснил, что в сложившейся ситуации, проходя специализацию врач не получит сертификата, где будет написано, что он детский (!) психиатр. При этом он не обязан будет каждые 5 лет проходить повышение квалификации именно в этой области. Таким образом, должность детского психиатра может занимать психиатр взрослый. А во многих регионах детских психиатров нет как таковых вообще.

"Сплошь и рядом психотропную терапию малышам назначают невропатологи, педиатры, не сочтя нужным отправить их к психиатру", — говорит эксперт.

И если препараты назначаются непрофильными специалистами и не всегда понятно, на каком основании, то и родители относятся к ним соответствующе. Они самовольно прекращают давать лекарства, заменяют их другими, которые, как пишут в интернете, более мягкие. Тем самым, как врачи, так и родители могут нанести непоправимый вред здоровью ребенка.

Как при такой ситуации внушить населению доверие к врачам? Что нужно поменять, чтобы визиты к "стыдным" специалистам стали делом обыденным?

Ясно одно: пока в нашей стране психиатрическая помощь детям и подросткам деградирует, улучшения ситуации с уровнем инвалидности ждать не приходится. А вот готово ли Минздравсоцразвития реанимировать эту область медицины — пока не ясно.

Анна Семенец

Источник: rosbalt.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ