Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Проблемы становления и развития современной благотворительности: опыт истории

В настоящее время, когда в России актуализировались задачи расширения гражданского участия в общественном управлении, активно обсуждается идея расширения общественной благотворительной практики наряду с формированием новой стратегии социальной политики государства. Однако нередко встречаются призывы, основанные на идеализации и поддержке советской социальной политики, и к усилению патерналистских функций государства, признаваемого в качестве единовластного субъекта в сфере социального вспомоществования.

Да, советская социальная политика добилась значительных результатов. Но не стоит забывать, что реальной ценой ее "успехов" и реализации большинства реформ стало разрушение исторически сложившихся форм и институтов общественной и частной благотворительности, а также фактическое искоренение традиций российской филантропии.

Основы традиций милосердия в России были заложены еще в Х в., в период принятия христианства и появления первых православных монастырей. Пройдя длинный путь испытания временем и реформами, в период с кон. XIX - нач. XX вв. российская благотворительная деятельность достигает апогея, т.н. "золотой поры" своего развития. Обозревая масштабы сделанного меценатами в России на рубеже XIX-ХХ вв., прослеживая сам механизм этой удивительной благотворительности, учитывая реальное воздействие меценатов на все сферы бытия, специалисты объективно приходят к принципиальному выводу - отечественные меценаты в России "золотой поры" - это качественно новое образование, оно просто не имеет аналога в истории цивилизации, в опыте других стран. А в связи с отсутствием государственной системы социального обеспечения (которая в странах Запада получила развитие только в XIX в., а в России - в советский период), благотворительность в этот период стала базовым элементом всей сферы помощи малоимущим.

Но сегодня, 100 лет спустя, казалось бы традиционная для россиян деятельность находится в сложнейшей ситуации. Хотелось бы понять почему. Почему именно сейчас, когда существуют и государственная социальная политика, и социальное законодательство, и общественная благотворительность, решение социальных проблем, количество которых не уменьшается, не стало лучше и эффективнее, по сравнению с ситуацией на рубеже XIX-ХХ вв. в Российской империи?

Проанализировав современную ситуацию в России и сопоставив ее с имеющимся историческим материалом, можно выделить несколько причин, объясняющих особенности того положения, в котором сейчас находится российская благотворительность.

Во-первых, утерян ценный опыт и исконные традиции милосердия, тесно связанные с Русской православной церковью. Многие века традиции добротолюбия и попечения о нуждающихся, милостыни и милосердия были одной из основ русской жизни, русского быта. Обмануть не считалось грехом, сплутовать в торговой сделке - тоже, но вот нищему или страннику не подать - грех. Эту русскую черту отмечали многие. Благотворительность не была уделом только богатых. Она пропитывала все слои русского общества, начиная от простого люда и заканчивая представителями императорской семьи.

Но после Октябрьской революции 1917 г. все изменилось. В течение первых послереволюционных лет были качественно преобразованы основные принципы функционирования социально-экономической и политической системы российского общества. В рамках новой концепции "сильного государства" все общественные стандарты и социальные инициативы имели право на существование лишь в том объеме, в котором они соответствовали стратегическим интересам самого Советского государства. Очевидно, что традиционные формы и институты частной и общественной благотворительности, активно развивающиеся в дореволюционной России как довольно автономные и саморегулирующиеся системы гражданского общества, в советских условиях не только принципиально "не вписывались" в новую концепцию общественного устройства, но и были фактически обречены на ликвидацию как один из "пережитков" буржуазного прошлого . Поэтому уже к 1923 г. светская благотворительность как "буржуазное явление" была ликвидирована, а в 1928 г. та же участь постигла и церковную благотворительность. После ликвидации традиционных моделей благотворительной практики в Советской России была создана качественно новая система социального вспомоществования, беспредельно идеологизированная и полностью адекватная государственным приоритетам и задачам социалистического строительства.

А как же благотворительность и благотворительные организации? Каково стало отношение государства и общества к ним? Ответ на эти вопросы мы находим в справочной литературе . Если обратиться к первому изданию Большой Советской Энциклопедии, которая начала выходить с 1927 г., то понятие "благотворительность" характеризуется там как "... явление, свойственное лишь классовому обществу..., социальная структура которого обуславливает хроническое пребывание определенной части общества в состоянии бедности и нищеты" . Данное определение стало господствующим на долгие годы. По мере развития советского общества отношение к благотворительности также менялось, приобретая в определении все более жесткий характер . Так, во втором издании БЭС, вышедшем вскоре после окончания Великой отечественной войны, благотворительность определялась как "помощь, лицемерно оказываемая представителями господствующих классов эксплуататорского общества некоторой части неимущего населения". "При социализме благотворительность не нужна, - указывалось в энциклопедии, - поскольку в обществе уничтожены нужда и нищета". В третьем издании БЭС в 70-х гг. понятию "благотворительность" и вовсе не нашлось места. Что касается советского законодательства, то в нем практически полностью отсутствует нормативно-правовая база по этой сфере, за исключением пары запретительных норм 20-х годов да нескольких упоминаний об "иных общественных организациях" в Гражданском кодексе РСФСР. Таким образом, с момента своей ликвидации благотворительная деятельность в СССР целенаправленно искоренялась из жизненного обихода. Не удивительно, что накопленный веками опыт и традиции милосердия были потеряны для многих новых поколений уже советской и постсоветской России.

Во-вторых, весомой причиной снижения общественной активности участвовать в благотворительной сфере, можно объяснить падением ее престижа в глазах общества, вызванного недоверием населения к благотворительным организациям и проводимым ими мероприятиям. До революции в России - благотворительность считалась уважаемым занятием. Почему же в наше время оно перестало быть почетным?

Обратимся за разъяснениями к истории. После долгих лет опалы, лишь в 1986 г., в период т.н. "перестройки", в Ленинграде и Москве возникают первые неофициальные группы молодых идеалистов, по зову сердца безвозмездно помогающих одиноким старикам и инвалидам, ухаживающих за больными в клиниках. А уже в 1987 г. писатель Даниил Гранин впервые публично поставил вопрос о возрождении понятий милосердия и благотворительности как важных культурных явлений в своем эссе.

Именно с появлением термина "благотворительность" в публичном дискурсе можно говорить о начале институционализации благотворительности в 90-х годах. Важным фактором этого процесса стало широкомасштабное поступление в Россию гуманитарной помощи из-за границы. Первые благотворительные организации видели свою цель в том, чтобы справедливо распределить эту помощь среди нуждающихся. Поэтому отношение к такой деятельности, со стороны общественного мнения было противоречивым. Лидеров организаций упрекали в присвоении гуманитарной помощи. В прессе появлялись сообщения о продаже гуманитарной помощи и присвоении денег некоторыми благотворительными организациями, а также о попытках перевоза вместе с гуманитарной помощью, не подлежащей таможенному досмотру, контрабандных грузов.

После того, как гуманитарная помощь перестала поступать в Россию в крупных размерах, благотворительные организации начали искать другие источники финансирования. При этом они стали не просто распределять ресурсы среди своих клиентов, но и создавали собственные программы поддержки отдельных категорий населения. Одновременно в России стали возникать благотворительные фонды, деятельность которых заключается в аккумуляции средств и распределении их для решения конкретных социальных проблем. Но и с деятельностью благотворительных фондов было связано много конфликтов, которые получили широкую огласку в средствах массовой информации. Чаще всего такие конфликты возникали по поводу использования полученных фондом средств в коммерческих целях.

Таким образом, в результате специфических условий возрождения благотворительности в постсоветской России, в общественном мнении сложилось двойственное отношение к благотворительным организациям и благотворительности в целом. С одной стороны, в средствах массовой информации подчеркивалась важность этого сектора общества как элемента гражданского общества и фактора политической стабильности. С другой стороны, многочисленные нарушения, связанные с деятельностью благотворительных организаций, создавали в массовом сознании отношение к благотворительности как к криминальной сфере, как к способу "отмывания грязных денег". В итоге это нанесло серьезный урон развитию всей благотворительной сфере в России в целом.

Важно подчеркнуть специфику формирования благотворительного сектора в современной России. В развитых демократических обществах благотворительные организации являются частью "третьего сектора". Само название "третий" говорит о том, что этот сектор существует в обществе наравне с коммерческим и государственным секторами. Формирование третьего сектора в развитых капиталистических странах происходило в условиях уже сложившегося рыночного хозяйства. В мировой практике совокупность организаций третьего сектора представляет собой особую подсистему общества, находящуюся между рынком и государством, которая выполняет в нем специфические функции.

В России формирование третьего сектора происходило в условиях политической и экономической нестабильности, когда ни рынок, ни новая государственная система еще не сформированы. При обсуждении проблем формирования и функционирования благотворительных организаций в сегодняшней России следует учитывать следующие особенности современной российской ситуации:

1) Культурные. Формирование независимого сектора, действующего в сфере благотворительности происходит в условиях, когда в обществе нет адекватных представлений о специфике некоммерческих организаций. В общественном мнении отсутствует доверие к благотворительности в целом.

2) Социальные. Если в первой половине XIX в. инициатива в развитии благотворительности принадлежала элитным слоям общества, прежде всего образованному дворянству, и осуществлялась под покровительством царской власти, то после отмены крепостного права и других реформ 1860-1870-х годов был дан толчок проявлению общественной активности, а точнее - тех его кругов, которые имели возможность участвовать в благотворительной деятельности . Они состояли в основном из представителей городской среды, преимущественно купечества и предпринимателей. Это и понятно, ведь для благотворительности был необходим слой людей, которые зарабатывают столько, что часть заработанного могут выделить на помощь нуждающимся. С другой стороны, со второй половины XIX и, особенно к началу XX в., формируется новый тип горожанина, в первую очередь, предпринимателя, который стремился обустроить свое жизненное пространство, так сказать "оздоровить" среду своего обитания: вложить деньги в благоустройство улиц, выделить средства нуждающимся рабочим или бедным горожанам, купить книги гимназии и т.д. Интеллигенция тоже не оставалась в стороне и не менее активно участвовала в деятельности благотворительных организаций и общественной жизни в целом. Служение народу - основная идея русской интеллигенции, и купеческие капиталы часто соединялись в рамках благотворительности. Каждый вносил то, что мог. Кроме частной инициативы под началом муниципальных и земских органов открывались заведения, возникавшие благодаря пожертвованиям купечества, ремесленных и мещанских корпораций, среднего и мелкого дворянства. Повсеместно возникают общества взаимопомощи . Таким образом, в России происходило организационное смешение государственной, общественной и частно-добровольной помощи неимущим .

Совсем иная ситуация сложилась в современной благотворительной сфере. Хоть ведущая роль в ней принадлежит крупному бизнесу, но социальный состав ее главного участника - благотворительных организаций формируется главным образом из представителей технической и гуманитарной интеллигенции. Средний возраст таких активистов - около 40-50 лет, причем 80 % из них составляют женщины. В большинстве случаев это люди, которые не имели опыта работы в советских организациях социальной защиты.

Все общественные организации "золотой поры" открывались под контролем властей, обязательно утверждался их устав, в котором указывались цели и задачи деятельности общества, формы деятельности и источники финансирования. Как правило, бюджет общества строился на основе "добровольных пожертвований, ежегодных членских взносов, сборов, получаемых другими дозволенными законными способами". Право утверждения уставов благотворительных обществ предоставлялось Министерству внутренних дел. В постсоветской России благотворительные организации создавались хаотично. В отличие от своих предшественников, они изначально не имели финансовой независимости, поэтому их основной сферой деятельности стало только посредничество и поиск источников финансирования для реализации своих проектов.

3) Мотивационные. Однозначный ответ на вопрос мотивации дать невозможно. Однако можно попытаться понять истоки мотивов участия в благотворительной деятельности, учитывая особенности эпохи и его жизненного уклада, как на рубеже XIX-XX вв., так и в настоящее время.

В России сложилась несколько иная ситуация, чем на Западе. Дворянство продолжало оставаться привилегированным классом, стоящим выше буржуазии. Представителям третьего сословия самого по себе материального благополучия было недостаточно.

Социальное положение предпринимателя в России даже во второй половине XIX в. было сложным. С одной стороны, он являлся носителем прогресса, способствовавшим развитию производительных сил в стране, а с другой - эксплуататором, "новым рабовладельцем", заставлявшим трудиться на себя армию неимущих рабочих и обогащавшимся за их счет. Это естественное противоречие облика предпринимателя усугублялось в России тем, что в среде "просвещенного общества" преобладали критические взгляды на деятельность капиталиста и его роль в жизни. Крупный предприниматель, хозяин и руководитель мощного промышленного или торгового предприятия объективно заинтересован в том, чтобы иметь высококвалифицированный персонал для того, чтобы выдержать жесткую конкуренцию. Отсюда их заинтересованность в развитии образования, в первую очередь профессионального: отчисления на школы, училища, институты и университеты.

Были и другие причины, обусловливавшие расходы не на потребление и расширение "своего дела". Для одних они носили традиционный религиозный характер, диктовались внутренней потребностью "пособить сирым и убогим", что вело к выделению средств на богадельни, приюты, ночлежные дома и т. д. Это была вообще типичная форма буржуазной благотворительности, отличавшаяся от обычной подачи милостыни лишь своими масштабами. Отсутствие возможности заслужить общественное признание своей профессиональной деятельностью часто заставляло их уходить в иные области, пользовавшиеся несравненно большим общественным престижем.

Что же касается сколько-нибудь крупных благотворительных пожертвований дворянства, то со второй половины XIX в., когда начался процесс его "оскудения", они были довольно редкими.

Очень часто жертвователи за свою благотворительную деятельность старались получить почетные звания, которые повышали их вес в предпринимательской среде и не только, и традиционно служили маркой деловой респектабельности. Всего таких званий было два: коммерции-советник и мануфактур-советник. Они служили отличием исключительно для лиц купеческого звания и давались: первое - за "особенные заслуги в распространении торговли", а второе - "за отличия по мануфактурной промышленности". Носители этих званий получали право на общий гражданский титул "ваше высокоблагородие". Сам характер их присвоения как акт "монаршей милости" способствовал тому, что социальная конъюнктура этих отличий была чрезвычайно высокой. Примечательно, что правящие круги часто награждали ими за некоммерческие занятия, в том числе и за благотворительные пожертвования, хотя это и противоречило "духу и букве" закона. Порой жертвователи выдвигали пожалование таких званий в качестве обязательного условия в договоре дарения. Такое циничное отношение к благотворительности было довольно обычным делом в предпринимательской среде, хотя наряду с ним реализовывались бескорыстные и истинные цели благотворительного дела.

Сегодня, по результатам социологических исследований, среди мотивации активистов благотворительных организаций и просто частных благотворителей преобладает: самореализация, помощь себе и ближним, рациональный расчет. По результатам исследования, возраст большинства активистов, занятых в этом секторе, больше 40 лет. В возрасте так называемого кризиса середины жизни, многие люди начинают задумываться над экзистенциальными проблемами, проблемами, связанными с поиском смысла жизни, со смертью. В этом возрасте некоторых людей начинает привлекать не денежная и престижная работа, а осмысленная деятельность, позволяющая делать добро, чтобы оставить о себе хорошую память. В ряде случаев стимулом - мотивом участия, является определенный вид материального вознаграждения. Такой мотив типичен для организаций-фондов. В качестве такого мотива-стимула может выступать получение рабочего места с соответствующей оплатой труда для неработающих женщин (участницы феминистских инициатив, деятельность которых финансово поддержана западными фондами; штатные должности в благотворительных фондах, работа которых оплачивается). Это типично для тех, кто работает на руководящих должностях в фондах, активистов, а не для рядовых участников.

Другим видом материального вознаграждения может быть получение гуманитарной помощи, различных льгот, предоставляемых общественным организациям, возможность поездок заграницу. Как показывает исследование, возможность самореализации выступает, как правило, не в качестве мотива, побуждающего к участию, а как мотив продолжения этой работы. Благотворительный сектор в России сегодня является новой сферой приложения женской активности. Он привлекателен для женщин и как способ самореализации, и как возможность создания новых рабочих мест, и как механизм решения разного рода проблем

4) Юридические. До последнего времени в России не существовало механизмов финансового и налогового регулирования, учитывающих социальную значимость и специфику общественных субъектов подобного рода, в отличие от налаженного механизма, что действовал в кон.XIX - нач.XX вв. Организации третьего сектора вынуждены были действовать по экономическим и юридическим правилам, сформированным для коммерческих структур.

Многочисленные нарушения в деятельности благотворительных организаций связаны и с полным отсутствием контроля, как со стороны соответствующих служб, так и со стороны самих членов таких обществ.

Тем, кто работает в благотворительных организациях, приходится сталкиваться с непроработанным законодательством о благотворительности и некоммерческих организациях, ограниченными материальными возможностями и недоверием к своей деятельности. Кроме того, благотворительная деятельность не является престижной в современной России. связаны, прежде всего, с имиджем благотворительности в современной России.

Это фактор очень существенен для тех, кто прямо не заинтересован в результатах деятельности благотворительной организации, но хотел бы в ней работать. Так, например, обеспеченных людей благотворительная работа привлекает своими гуманными целями, но отталкивает недостаточной престижностью.

Появляющийся сектор благотворительных организаций имеет другие ценности и приоритеты. Если субъектом государственной системы социальной защиты, в первую очередь, являлись те, кто имеет больше заслуг перед государством, то субъектом благотворительных организаций являются те, кто в данный момент испытывают потребность в социальной защите, независимо от предыдущих успехов, заслуг и наград.

Комиссия Общественной палаты по вопросам развития благотворительности, милосердия и волонтерства РФ в 2006г. проводила специальное социологическое исследование "Корпоративная благотворительность: оценка эффективности работы существующей институциональной среды.

Исследование показало, что благотворительные практики в современной России наиболее активно осваиваются коммерческими компаниями. По охвату благотворительной помощью нуждающихся в этом граждан и организаций, работающих с социально уязвимыми группами населения, бизнес значительно опережает и некоммерческие организации, и государственные учреждения, и частные лица. При этом внутри самого коммерческого сектора лидером по оказанию благотворительной помощи является крупный бизнес.

Основные направления, по которым бизнес-структуры видят необходимость своей благотворительной активности, - целевая поддержка социально-незащищенных групп населения, конкретные "узкие" места в социальной сфере каждого региона, а также поддержка сферы образования и здравоохранения. В свою очередь, представители граждан и организаций, нуждающихся в благотворительной помощи, наиболее важными ее направлениями считают материальную поддержку социальных учреждений, включая закупку материалов, оборудования и инвентаря, решение проблем в сфере оказания и оплаты жилищно-коммунальных услуг, организацию досуга, оплату лечения и приобретение медоборудования.

Благотворительная активность российского бизнеса сегодня носит скорее "ответный" характер - в большинстве случаев инициатива в запросе на помощь исходит от граждан и организаций, нуждающихся в ней. Инициативные благотворительные практики бизнеса встречаются заметно реже. Активность НКО в привлечении бизнеса к благотворительности сегодня также невысока и малоэффективна. Лишь 5% компаний-благотворителей оказывают благотворительную помощь на основании запросов от НКО. В свою очередь, представители НКО жалуются на то, что подавляющее число их запросов на помощь, адресованных коммерческим компаниям, так и не перерастают в конкретные благотворительные мероприятия.

Сегодня очевидны серьезные инфраструктурные недостатки в сфере осуществления благотворительной деятельности, связанные с неотлаженностью коммуникаций бизнеса и НКО, их взаимным непониманием. Причем, зачастую недопонимание между бизнес-структурами и НКО проявляется не в ходе реализации благотворительности, а на стадии установления взаимоотношений либо и вовсе складывается заочно (51% бизнес-структур сегодня вообще не имеют опыта взаимодействия с НКО). Это еще раз доказывает актуальность такой проблемы развития институциональной среды в сфере осуществления благотворительной деятельности как становление развитой системы коммуникаций и информационного обмена между бизнесом и НКО.

Среди причин, снижающих эффективность благотворительной деятельности бизнеса, есть объективные, трудно преодолимые обстоятельства. К ним относится, прежде всего, нехватка у значительной части бизнес-структур денежных средств на осуществление благотворительной деятельности, отсутствие традиций, опыта, необходимого профессионализма в оказании благотворительной поддержки.

В то же время, есть ряд препятствий, связанных с институциональными и инфраструктурными особенностями в сфере организации благотворительной деятельности. К их числу, по общему мнению, представителей коммерческих компаний, НКО и благополучателей, относится, в первую очередь, несовершенство соответствующей законодательной базы, отсутствие необходимых правовых норм в законах федерального и регионального уровня. Существующий порядок налогообложения "съедает" значительную часть средств, идущих на благотворительные цели, что подчеркивалось в ходе опроса не только представителями бизнес-структур и НКО, но и особенно благополучателями. Заметно осложняют осуществление благотворительной помощи также избыточный бюрократизм, сложность процедур и их финансового оформления.

Главными инструментами развития благотворительности коммерческих компаний опрошенные всех целевых групп видят в совершенствовании законодательной базы, установлении единых и ясных "правил игры" в сфере благотворительности. При этом от государства участники благотворительной деятельности ждут более выраженного внимания к этой проблеме, развития системы государственного поощрения благотворителей, их информационной поддержки, определения приоритетов в оказании благотворительной помощи.

Таким образом, довольно наглядно представлены те сложные и противоречивые условия, в которых приходиться существовать современной российской благотворительности. Но не будем излишне сгущать краски. Потенциал дальнейшего развития, хоть он и слабее чем хотелось бы, у благотворительной сферы в России есть. Воссоздаются различные виды благотворительности: религиозная, аристократическая и светская. Правда, существуют они сейчас в несколько преобразованном виде. В настоящее время можно говорить и о попытке восстановить культурную преемственность в благотворительной деятельности. Все чаще идет обращение к исконно российским историческим традициям, а не к западной благотворительной практике. Имена ярких представительниц дореволюционной благотворительности выполняют важную символическую и консолидирующую роль. Это все вселяет надежду. Однако для того чтобы система благотворительности функционировала полноценно, необходим комплексный подход к разрешению сложившихся противоречий и проблем. И в первую очередь, это должно коснуться поддержки положительного имиджа благотворителя в глазах российского общества (в чем очень могут помочь СМИ) и ликвидации пробелов в законодательстве по деятельности некоммерческих организаций и благотворительности в целом.

Ковалева С.И.

Источник: viperson.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ