Архив:

Николай Подрезан: с годами мне все труднее возвращаться в родную страну

Звоню в дверь квартиры, расположенной в красивом доме в центре Киева. Табличка на стене напоминает: строение — памятник истории. Через минуту дверь открывает хозяин, рядом — симпатичный пес, который начинает вилять хвостом, как бы приглашая пройти в квартиру. Небольшая уютная комната, на полках много книг, на стенах фотографии и рамки с коллекцией ложек. Честно говоря, вижу такие впервые.

Не ожидая моего вопроса, Николай Владимирович говорит:

— Это наша гордость. Причем это коллекция не ложек, а воспоминаний… Только два нижних ряда — подарки друзей. Остальное — ложки из стран, городов или мест, где мы побывали! Вот вы любую возьмете в руки, а я час буду вам рассказывать о стране или городе.

— И сколько же их у вас?


— На стенах висят 220, а в коллекции почти 600. Из 83 стран.

— А в скольких странах вы побывали?

— На сегодня — в 38. Из них на коляске — в 27.

— А какие страны последние?

— Новый год встретили в Шри-Ланке. А до того были в Канаде и США.

— Это маршрут вашего последнего проекта?

— Северная Америка — да.

Нельзя думать о будущем, не зная прошлого

Постепенно переходим к главной теме нашей встречи.

— Не посчитайте мои слова высокопарными, но я очень неважно себя чувствую, когда за границей вижу проявление патриотизма гражданами других стран, и, сравнивая с Украиной, понимаю, как мы далеко отстали. Я думаю, что без чувства патриотизма у нас в стране ничего не изменится к лучшему. Я не о политике, я о простой ежедневной жизни. Мне удалось много поездить по Украине и до травмы, и после, уже сидя в коляске. Убежден, что развалины, крепости, усадьбы, храмы, музеи — назовем для краткости эти интересные места «памятниками культуры» — очень много значат для того, чтобы у ребенка формировалось, а у молодого человека укреплялось чувство патриотизма, интерес и уважение к родным местам, культуре, истории. Я говорю банальные вещи, но без этого сложно перейти к тому, что наболело.

Несколько лет назад вышел специальный номер одного из глянцевых журналов, посвященный 200 интересным местам Украины. Когда я посмотрел этот список, оказалось, что в 150 местах я уже побывал. И практически никуда, НИ-КУ-ДА я по-человечески на коляске попасть не могу. Только с чьей-то помощью, или на руках у кого-то.

Что это значит? Что инвалиды, а это около миллиона наших граждан — таких же, как вы, только с проблемами в передвижении — лишены возможности пользоваться громадным пластом культуры и истории.

А у меня есть интересный личный опыт. Некоторое время назад я организовывал всеукраинские туры для молодых инвалидов. И его участники, мои ученики, впервые увидели многие интересные места. После чего поменяли свое отношение к жизни, сказав: «Наша страна прекрасна, нужно бороться за свое место в этой жизни». Закончили университеты, создали семьи. Стали мамами и папами. То есть посещение исторических мест изменило к лучшему жизнь конкретных людей!

Но для большинства памятники истории закрыты — они недоступны для инвалидной коляски, не адаптированы для незрячего или слабослышащего человека. А ведь многие подобные проблемы решаются элементарно. Я это видел в своих заграничных поездках.

Как инженер-строитель понимаю, что только единицы памятников культуры невозможно адаптировать. Но это нужно хотеть сделать! А желания такого в Украине нет! Увы!

Вокруг света — за опытом гуманного отношения к инвалидам

— Получается, в Украине все грустно?

— Не то слово... За двадцать лет что-то сделано, но крайне мало. По большому счету, об инвалидах не на словах, а на деле вспоминают только в начале зимы. Ведь
3 декабря отмечают Международный день инвалидов. Дарят цветочки, открытки, кому-то — пайки, приглашают на концерты, где волонтеры на руках поднимают людей в колясках по лестницам.

Главные мероприятия, на которых бывают президент, премьер-министр, начальники высокого ранга, проходят в Киеве, в Украинском доме. Отчет о проделанной гигантской работе, надежда на понимание того, как трудно сейчас в стране, много слов, обещаний. Но праздник и концерт заканчиваются, лимузины разъезжаются, охрану снимают... Через пару дней половину пандусов в Украинском доме разбирают и попасть в главное фойе на любое другое мероприятие можно опять-таки только на руках помощников. Это — яркий символ реального состояния вещей. Реальное отношение к согражданам с «ограниченными физическими возможностями».

Хотя по закону все должно быть адаптировано.

Сегодня, когда приходишь с инициативой к кому-либо из руководителей культурных учреждений, часто слышишь, что адаптировать нельзя. Иногда, по их словам, ЮНЕСКО запрещает, иногда — нет технической возможности. В общем, — как сделать так, чтобы ничего не делать! Но бороться с этим необходимо. Один в поле не воин? Однако попробовать можно.

И родилась у меня идея. В 2004 году в Киеве я был одним из 120 украинцев, кому посчастливилось нести олимпийский факел во время киевского этапа эстафеты олимпийского огня. Оказалось, это была первая в истории всемирная эстафета, прошедшая по дорогам 34 городов 27 стран, расположенных на шести континентах. Она же оказалась предпоследней, так как после следующей Олимпиады в Пекине Международный олимпийский комитет по разным причинам отменил проведение в будущем всемирных эстафет.

Таким образом я оказался одним из двух колясочников-украинцев, принявших участие в этой всемирной акции. Больше такой возможности ни у кого не будет. Мне всегда было интересно делать что-то новое. Поэтому решил совершить то, что могу сделать только я, — проехать по маршруту эстафеты. В Интернете можно найти схему движения олимпийского огня в городах. И я по этому пути проеду 34 этапа длиной 1241 метр каждый.

— Почему такая дистанция?

— Очень просто! Если умножить 1241 метр на 34 этапа, то получается 42 километра 195 метров.

— Кажется, это марафонская дистанция?

— Именно так. Седой, почти что 60-летний украинец проедет марафонскую дистанцию дорогами шести континентов!

— И когда начнете реализацию этого фантастического путешествия?

— Уже начал 20 сентября 2011 года на Майдане Незалежности, откуда доехал до Борисполя и улетел в Северную Америку. Через четыре дня в Монреале проехал один этап, еще через неделю — в Нью-Йорке — второй. Осталось
32 этапа!

— Надеетесь на успех?

— Надеюсь. Хоть это непросто. Но результат уже есть.

— Какой?

— У меня есть уже письма с благодарностью от инвалидов, которые по моим рекомендациям построили или переделали свои пандусы. И качество их жизни улучшилось!

Я рад, что дирекция Музея истории Киева пользуется моими рекомендациями для доступности будущего музея столицы. Я счастлив, что мои воспитанники и друзья, инвалиды в Виннице используют переданные мною фото для адаптации здания областного музыкально-драматического театра.

— Так что, ваше путешествие —не развлечение? Кстати, как вы его назвали?

— Уверен, что не только развлечение. Как режиссер я сформулировал идею и тему моего проекта так: «Адаптация памятников культуры в Украине для создания возможности посещения их инвалидами на основе международного опыта, собранного по маршруту всемирной эстафеты олимпийского огня 2004 года». Каково?

— Сложно с первого раза, но емко!

— Проект условно назвал «Планета Земля — взгляд из инвалидной коляски!» Надеюсь, что потом удастся написать книгу путевых заметок. В Канаде я побывал в семи городах, в США — в пяти. И везде фотографировал, снимал видео, делал зарисовки пандусов, входов-выходов, лифтов, специальных приспособлений, велодорожек, парковок, объявлений. Повторю: смотрел на все эти чудеса не как турист, а как инженер-строитель, социальный работник и инвалид-колясочник.

В США и Канаде инвалиды — VIP-персоны

В США я был давно, в 1996 году. Причем не туристом, а на социальной учебе. Очень многое удалось увидеть, многому научиться. В те годы в Украине практически ничего не было для людей с ограниченными возможностями. Поэтому жизнь инвалидов в Америке воспринималась как жизнь на другой планете.

Когда в прошлом году летели в Торонто (девять часов без посадки), было время подумать... 15 лет назад там для инвалидов было все, а у нас — ничего. За это время в Украине многое изменилось, депутаты в колясках появились, параолимпийских медалей уйму завоевали на удивление остальному миру, многие инвалиды университеты закончили. Так что мы их, капиталистов, точно догнали в погоне за равными возможностями для людей с физическими ограничениями.

А прилетел — и через день понял, что не догнали мы, они за эти годы просто в космос улетели… Примеры? Пожалуйста. Возле парламента Канады в городе Оттава висит объявление: «Паркинг запрещен! Стоянка только для инвалидов и сенаторов!».

В Торонто на конечной станции метро также конечная остановка многих автобусов. Среди маршрутных щитов висит доска, где написано, что на этом месте стоянка автобусов, которые по телефону заказывают инвалиды. Эти автобусы мы потом видели по всему городу. Разговорились с одним из водителей, оказалось, что в муниципалитете их 300(!) штук. У нас в Киеве тоже есть, но, к сожалению, совсем немного, заказывать нужно за три дня, работают они лишь до пяти часов вечера, два выходных дня, и развозят бесплатно только на вокзалы, в больницу, на тренировку. Большое спасибо этой киевской службе, я начал пользоваться их услугами, работают четко, неформально, помогают, но их необходимо расширять!

Как я два часа был героем США

— Я так поняла, что впечатлений много. Но что-то особенное было?

— Конечно. В каждой поездке бывает своеобразный момент истины, когда нечто как бы озаряет, действует и на разум, и на сердце.

Мы возвращались из Вашингтона в Филадельфию. Советник посла Украины в США пан Василий привез нас на стоянку low-cost автобуса, где уже выстроилась очередь. Водитель заранее знал, что один из пассажиров — колясочник, поэтому, увидев меня, поздоровался, сразу же достал складной пандус, хранившийся в автобусе, и подтолкнул меня на коляске в автобус, на площадку, которая образовалась вместо шести сложенных кресел. Надо сказать, что билет стоил всего три доллара, но не только для меня, для всех. В Америке для инвалидов скидки нет. Пенсии достаточно, чтобы платить, как все. Да и нужны ли скидки при такой стоимости билетов? Это на двухэтажный «люкс» с кондиционером, телевизором, туалетом. Три часа езды, почти 200 километров всего за три доллара! Правда, билеты по такой цене нужно заранее заказывать по Интернету! Мало того, моя коляска заняла шесть мест, сидения которых были сложены. Вот что значит нормальная конкуренция. Только после того как коляску вместе со мной надежно прикрепили к полу, остальные пассажиры заняли свои места. Возня водителя со мной и задержка по времени ни у кого не вызвала даже малейшего раздражения.

Через час была остановка в Балтиморе. Девять часов вечера, октябрь, темно и холодно. На стоянке группа парней и девушек собирается садиться к нам в автобус. Водитель, пересчитав пустые места, вышел к ним. Проблема была простой — не хватало пяти мест, которые заняла моя коляска. Какой-то седой дядька-инвалид, к тому же иностранец, занял заранее оплаченные ими места и они не смогут доехать домой?! Представляете, что произошло бы у нас в такой ситуации? Вообразите тексты и поступки наших соотечественников...

Никто — ни пассажиры, ехавшие со мной из Вашингтона, ни водитель, ни молодые ребята, которым не хватало места, ни словом ни взглядом меня ни в чем не обвинили. Инвалид едет, и этим все сказано! Не повезло ребятам! Тогда я позвал водителя и сказал, что могу пересесть из коляски в кресло рядом с Наташей. Реакция водителя была поразительной: «Сэр, это возможно? Сэр, а вам не будет очень сложно? Сэр, а это не опасно для вас? Вы не будете жаловаться, что вас побеспокоили?».

Через секунду с помощью жены и водителя я легко переместился в кресло, а ребята, проходя к сидениям мимо меня, поднимали большой палец и говорили много теплых слов.

Последние два часа езды соседи по автобусу неоднократно спрашивали, не нужна ли мне помощь, а по приезде в Филадельфию подходили пожать мою «героическую» руку.

— Все это воспринимается как фантазии!

— Истинная правда. Как и то, что у нас — все наоборот. Позавчера я из центра поехал на Русановку. Сначала проблема в метро — у выхода на станции «Левобережная» на трех пролетах сделаны каменные полозья такой крутизны, что на них можно убиться. Самое неприятное то, что это приспособление со смертельной (я не шучу!) опасностью обозначено как «Спуск для инвалидов и детских колясок»! Перед Евро-2012 это нужно обязательно убрать, так как просто стыдно будет перед иностранными гостями. А дальше была посадка в автобус, когда вперед, не обращая внимания на то, что я в коляске, ринулись другие пассажиры. Только несколько молодых парней предложили помочь.

Ни один пассажир в Канаде или Америке никогда не сядет в автобус, пока в нем удобно не разместится инвалид. Да и водитель этого не допустит. А у нас — чего этот калека под ногами болтается, мешает жить нормальным людям? Не шучу, до сих пор иногда за спиной такое слышу!

Инвалидом меня делает общество, государство и власть

— Да, не позавидуешь! И классический вопрос: кто виноват?

— За границей, в современных цивилизованных странах, где права человека приоритетны не на словах, инвалиды, и я вместе с ними, когда там нахожусь, чувствуют себя нормальными членами общества. Они уверены в том, что государство в нужный момент выступит компенсатором, своеобразным протезом того, чего лишились эти люди в результате травмы, болезни или злого умысла. Мало того, их соотечественники поддерживают создание инвалидам особых условий. А у нас… Вспомните крылатую ныне фразу — «Да у нас даже о здоровых не думают, не то что об инвалидах!»

Мой вывод: травма забрала у меня часть здоровья, а вот инвалидом меня делает общество, государство и власть.

Нельзя делать жизнь людей лучше под выборы или футбольный чемпионат

— На нас надвигается Евро! Как-то облегчит это событие жизнь людей с ограниченными физическими возможностями?

— Я в инвалидной коляске уже 20 лет. Получил травму через три месяца после провозглашения независимости. Поэтому жизнь инвалидов, становление общественных организаций, изменения социальной политики в стране происходили на моих глазах.

Знаете, проблемы, связанные со здоровьем у миллионов людей, нельзя решить, организовывая кампании.

Насчет Евро? Вернулся я из Америки. Через неделю отправился купить билет на официальный товарищеский матч Украина—Германия на обновленном Олимпийском стадионе. Так вот, просто не смог подъехать к кассе — не приспособлены они, переделать их не хватило чего-то — денег или желания, а может быть, понимания, что без этого просто нельзя.

Был на программе у Савика Шустера, сказал об этом в прямом эфире. Может, переделают.

Скоростной трамвай торжественно открыли после реконструкции. Премьер открывал. Попасть туда ни я, ни мои коллеги-колясочники не могут. Я что, не гражданин, не киевлянин? Да при чем здесь киевлянин или гражданин? Разве иностранцы не ездят? Значит, я — не человек? Не пускаете меня туда — поставьте знак: «Инвалидам вход запрещен!» Ведь если построили, и я не могу туда попасть, то значит, вы мне запрещаете туда попадать!

Еще яркий пример. Я и мои друзья были первыми колясочниками, которые стали регулярно ходить во Дворец культуры «Украина». Так получилось, что я был лично знаком с некоторыми из тамошних руководителей. Замечательные интеллигентные люди, понимали мои проблемы, даже пытались их решить. Но, увы!.. Получилось только у Коли Мозгового (вечная ему память!), моему давнему знакомому. И знаете, почему? Как-то он попал в серьезную аварию, почти год не мог ходить и ездил на коляске, которую я ему дал в пользование. Он почувствовал, как для мужика унизительна потребность в помощи, без которой можно обойтись, понял, что такое ступени и узкие двери.

Инвалиды сами должны воспринимать отсутствие пандуса или узкую дверь как личное унижение и оскорбление

— Еще один вопрос. Что делать?

— Перестать терпеть и воспринимать беззаконие как должное. Не позволять себя унижать. Меньше месяца назад произошло мало кому понятное событие, ставшее для меня знаковым. Рядом с моим домом, в самом центре, на улице Городецкого, видимо для приведения в порядок улиц под Евро-2012, поперек тротуара стали делать бордюры высотой сантиметров 20. То есть улицу, где надо было переложить асфальт, лихо, в темпе сделали недоступной для инвалидов, стариков, мам с детскими колясками.

— Зачем?

— Мне никто не верил, и вопрос такой все задавали. Зачем? Я написал письмо в мэрию, вложил фотографии, где я на коляске стою перед ступенькой, которой там никогда не было, и подписал: «Работа по уничтожению доступности кипит!, или Добро пожаловать инвалидам в столицу европейской страны». Через три дня позвонили, спросили, а что меня там после ремонта не устраивает?

— А вы?

— Я сказал, что мне трудно объяснить по телефону. Пригласил звонящего подъехать на место. Сказал, что тоже туда приеду, привезу еще одну коляску, он в нее сядет, и мы вместе поедем! В ответ услышал: «Спасибо! Я понял. Переделаем…»

— Ну, и?

— Уже переделали. Но затраты, нервы… Кому это выгодно? Наверное, только хозяину фирмы по производству бордюрных камней, которые сначала лихо положили, а потом вырезали какими-то механизмами. Вечный двигатель ненужной деятельности и затрат! Представляете, какими словами они меня, инициатора переделки, вспоминали?

— Так что, победу можно праздновать?

— Да нет, все гораздо сложнее. Тут сделали, там переделали… Не должно этого быть. А если подобные глупости происходят, то кто-то за них должен быть наказан, чтобы другим неповадно было! Кстати, знаете, где укладывали эти бордюры на тротуаре? Прямо перед зданием Министерства юстиции Украины, в нарушение всех законов о социальной защите инвалидов и положений о создании безбарьерной среды!

Я зашел на сайт киевской городской власти. Там в главном меню есть специальная кнопка «Безбарьерное пространство». В Киеве вопросами безбарьерности занимаются 15 управлений! Из них 13 — главные! Представляете уровень влияния на нашу с вами жизнь этих чиновников, их зарплаты и государственные пенсии после выхода на заслуженный отдых?

В своем письме я интересовался, где можно ознакомиться с отчетами этих структур по их деятельности в направлении безбарьерности. Интересно было бы почитать!

Кстати, я попросил, чтобы мое письмо отнесли и с регистрацией копии отдали в приемную мэрии. Там сказали, что можно бросить в ящик, а если нужна фиксация входящего номера, то нужно нести лично или по доверенности. Вот как! Такое впечатление, будто думали, что больше письмо не принесут! Но через несколько часов мы с Наташей приехали туда. Поднялись по хорошему правильному пандусу, заехали в широкую дверь. Оказались в приемной. А дверь из прихожей в коридор, где нужно ожидать приема, оказалась узкой. Шпингалеты — высоко. Пришлось звать дежурного, он открыл дверь, заехали в коридор. А в кабинет снова нужно открывать вторую половину двери. Наше появление у чиновника, утром объяснившего, что нужен мой личный визит, вызвало замешательство. Он взял мое письмо и зашел в кабинет поставить штампик регистрации. Наши госслужащие люди солидарные, поэтому, чувствуя, что нас не все устраивает, из кабинета сразу же, как бы на подмогу, вышла еще одна сотрудница. Я заметил, что дверь нужно сделать широкой, чтобы мне, нормальному мужику, не нужно было кого-то просить о помощи.

Сотрудница приемной сказала замечательную фразу: «Вы же все равно ходите с сопровождающим!» Мне ничего не оставалось, как повторить сказанное выше: «За границей я хожу сам, а здесь, в родном городе, вы принуждаете меня ходить с сопровождающим!». И тут — опять момент истины: не понимают они нас! Просто выполняют свои должностные обязанности. Поменяют место работы — будут другие проблемы решать!

Чиновники всех рангов рано или поздно меняются, а моя травма постоянна, так же, как моя жизнь — моя! Как Киев, как Украина!

Только когда инвалиды поймут, что улучшение их жизни зависит от них самих, ситуация изменится! А иначе «добрые» лица с признаками грусти и скуки, концерт и паек на День инвалидов. А потом — разборка пандуса!

Я так не хочу и не могу... Да и не буду! Хотя с годами мне все труднее и труднее возвращаться из-за границы в родную страну и город. Политика или симпатии тут ни при чем. Чисто механически уже не всегда хватает сил крутить колеса в гору, подкручивать их, когда кто-то помогает подняться по ступеням, или преодолевать большие расстояния, когда нет денег на такси…

О проекте и поездках Николая Подрезана можно подробно узнать на сайте www.nesididoma.com

Марина Семенович

Источник: zn.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ