Архив:

В каменной ловушке

В каменной ловушке живут сегодня десятки новгородских инвалидов-колясочников, чьё жизненное пространство ограничивается стенами квартиры. О том, что люди с ограниченными возможностями должны иметь полноценную жизнь, говорится много и на разных уровнях — от президента до власти на местах. Более того: разрабатываются законы, федеральные и региональные программы, из бюджетов выделяются средства.

Но, как показывает действительность, хватает их лишь на обеспечение инвалидов самой необходимой медтехникой да на отдельные акции и мероприятия. А обыденная реальность большинства инвалидов протекает в полной изоляции от общества и тех благ, которые имеет здоровый человек. Особенно страдают те, кто вынужден проводить остаток своей жизни в инвалидной коляске.

В высоком терему

Пенсионерка Анна Тимофеевна Лукашук в 2004 году после смерти мужа, что в народе называется, слегла. Врачи поставили ей неутешительный диагноз и присвоили первую группу инвалидности. Случилось это в коттеджном поселке Новое Кунино Новгородского района. Забота дочери первое время помогала пожилой женщине выходить за пределы квартиры, но вскоре ее здоровье ухудшилось настолько, что и в инвалидную коляску приходилось садиться лишь с посторонней помощью. 87-летнюю женщину сейчас с трудом поднимают двое взрослых людей. Родные оборудовали ее кровать поручнями, позволяющими самостоятельно переворачиваться, но вот свежий воздух и полноценная медицинская помощь стали для Анны Тимофеевны полностью недоступны.

Причина стала ясна, как только мы вместе с фотокорреспондентом вошли в уютный двор красивого двухэтажного дома. Подниматься на цокольный этаж пришлось по высокому (более двух с половиной метров над землей) крутому крыльцу. Хозяйка дома, дочь пенсионерки Вера Витальевна, пояснила:

— Мы в этот дом въехали в 1996 году в рамках программы по переселению с Севера. Тогда для нефтяников в Кунино построили четыре дома по заранее выбранному проекту, не согласовывая с нами. Вот теперь и расхлебываем все строительные и проектные просчеты: каждую весну насосом выкачиваем из подвала воду, а высокое крыльцо и вовсе стало преградой для моей матери. Вместе с сыном попытались было пандус соорудить, но вскоре убедились, что при таком угле наклона он просто опасен для жизни.

И действительно, возле злополучного крыльца до сих пор лежат железные швеллеры для пандуса. Вера Витальевна рассказала, что после того как их закрепили на крыльце, решила сама попробовать съехать. Но все чуть не закончилось трагедией — сын Руслан, молодой и крепкий мужчина, еле смог удержать инвалидную коляску с матерью. И поэтому, когда надо было срочно везти бабушку к ортопеду, ему пришлось вызывать спасателей:

— «Скорая помощь» переносить больных отказывается, соседей дома не было, вот и пришлось в МЧС звонить. Спасибо им огромное, откликнулись и помогли! Однажды, правда, мы на «скорой» отвезли бабушку в больницу, а обратно еле упросили, чтобы домой доставили. Слышал, что есть социальное такси, но оно, как оказалось, лишь в городе работает. Так что о медицинской помощи остается только мечтать.

Мы уезжали, а из высокого окна красивого дома нам в след долго смотрела и махала рукой Анна Тимофеевна, которая призналась при прощании, что ее самое большое желание — побывать на улице, вдохнуть весенний воздух и перестать чувствовать себя пленницей.

Вариант второй

Тогда Вера с сыном стали думать, как жить матери дальше. И придумали: Руслан купил небольшую квартирку в Великом Новгороде на первом этаже дома. Прописал туда бабушку, но, как оказалось, и здесь были непреодолимые препятствия для инвалидной коляски. Узкие дверные проемы в самой квартире и в подъезде не позволяли даже выехать на улицу. И опять же проблемой стали ступеньки. Руслан рассказывает, что бабушку пришлось опять перевезти в Новое Кунино, а квартиру тем временем переоборудовать под проживание инвалида-колясочника:

— Я понял, что единственным, и самым реальным выходом был бы отдельный выход из квартиры. Для этого мне надо лишь перенести отопительную батарею на соседнюю стену и увеличить оконный проем в боковом фасаде дома. С такой просьбой я обратился в комитет архитектуры, градостроительства и земельных ресурсов администрации Великого Новгорода. Но там мне ответили, что в жилых помещениях это запрещено законом. Да и пандус будет слишком крутой, так как его высота составит 1,6 метра, что превышает допустимый уклон в 10%. И посоветовали установить в подъезде пандус съемный, с дополнительными поручнями, которые крепятся к стенам.

Руслан за эту идею было ухватился, но жильцы подъезда были категорически против того, чтобы в узком подъезде устанавливались дополнительные сооружения. И в обиде на них молодой человек не был:

— Я прекрасно понимаю своих соседей. Поедемте в город, вы сами увидите, что в таком доме невозможно что-либо расширять или устанавливать. Я даже свою дверь не могу расширить, так как с одной стороны к ней примыкает дверь соседская, а с другой — соседская стена.

Я не специалист в подобных делах, но и мне было видно, что расширение дверных проемов и установка пандуса в подъезде этого старого дома — сплошная утопия. Зато отдельным выходом были оборудованы все офисы и магазинчики, расположенные на первых этажах соседних домов. В администрации города тоже посоветовали Руслану перевести свое помещение из жилого в нежилое. Но тогда в нем нельзя будет проживать ни ему самому, ни его бабушке:

— Что самое интересное: я ведь готов для бабушки на любые траты, лишь бы она могла бывать на улице и получать медицинскую помощь. Дома мы сами все для нее переоборудуем, но выход из квартиры стал большой проблемой. Ну почему предпринимателям можно отдельный вход сделать, а инвалиду, для которого это жизненно важно, нельзя?! Должно же быть какое-то решение. Для людей должны все законы работать, а не против них!

Руслан специально по Новгороду проехал, пандусы построенные посмотрел, даже фотографии сделал. Сооружения для входа инвалидов в областном центре, по его мнению, вообще просто опасные, что в магазинах, что в зданиях администрации области и мэрии. Тем временем Интернет заполнен объявлениями от различных строительных и проектных фирм, которые предлагают в Москве, Подмосковье, Санкт-Петербурге и других городах России за определенную плату не только спроектировать и построить в квартире (не переводя ее из жилого фонда в нежилой) отдельный вход, но и согласовать его во всех инстанциях. Вот и задается Руслан вопросом: мы что, в отдельном государстве живем?

В поисках выхода

Руслан и его мама решили не отступать и приступили к изучению всевозможных законов и постановлений, направленных на защиту прав инвалидов. Вера Витальевна призналась, что уже через несколько дней упорного чтива к ней пришло понимание того, что в одних и тех же законах простые люди видят одно, а чиновники — совсем другое:

— Вот смотрите, в СНиПе 31-01-2003, где говорится о зданиях жилых многоквартирных, в п. 44, черным по белому написано: «При размещении квартир для семей с инвалидами на креслах-каталках в уровне первого этажа следует обеспечивать возможность выхода непосредственно на придомовую территорию». А здесь мы сами, за свой счет хотим это сделать, но нам не разрешают. Да помогать родственникам таких людей все структуры должны, а не отписки писать!

Вера Витальевна и Руслан решили бороться до конца и оспорить отказ чиновников выдать разрешение на обустройство в квартире отдельного входа в судебном порядке. Однако Новгородский районный суд принял сторону ответчиков, оперируя теми же СНиПами и местными нормативами градостроительного проектирования, которые допускают подобное переустройство лишь при переводе жилого помещения в нежилое.

Руслан и Вера Витальевна признались, что ожидали такого ответа. Но ее дочь и сын готовы бороться за права инвалида и дальше, пытаясь вызволить несчастную женщину из плена каменного мешка.

Светлана Дубовицкая

Источник: novved.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ