Архив:

Домашнее образование: "плюсы" и "минусы"

Знаете ли вы что-нибудь о домашнем образовании? Думаю, что это словосочетание может вызвать не одну ассоциацию. Здесь приходят на ум и гувернеры в дворянских семействах, и штат учителей для отпрысков состоятельных людей, и студенты-заочники, постигающие тонкости наук без отрыва от производства, и, наконец, школьники, чье здоровье или не позволяет им посещать учебное заведение, или требует индивидуальных занятий с учителем. Как видите, спектр рассматриваемого вопроса достаточно широк, но в границах данной статьи уместнее порассуждать о близком и пережитом ее автором - домашнем обучении инвалидов.

Лозунги об интегрированном обучении больных детей и их здоровых сверстников звучат давно, в правильности этого направления не приходится сомневаться. Но что же на практике? Сетью таких продвинутых школ могут похвастаться разве что крупные города, но и там это не повсеместная практика. Инфраструктура мегаполиса ставит перед людьми с проблемами опорно-двигательного аппарата в прямом смысле множество преград, и не только физических, но и морального плана. Поверьте, повышенное внимание к своей персоне не всякому приятно, особенно, если этот интерес вызван вами не как личностью, а как живым экспонатом кунсткамеры. Ребенка с подобным заболеванием практически всегда сопровождает мать, и львиную долю «дискомфорта» испытывает именно она. Может быть поэтому, чисто инстинктивно, большинство родителей спешит оградить своих «неординарных» детей от обид большого мира.Спрятать, защитить беспомощное создание - не это ли заложено природой в материнское поведение? И еще ребенка нужно учить, дать знание, которое помогло бы «шагать» этому больному человечку навстречу реальности, не сгибаться перед грядущими трудностями, почувствовать себя наравне со всеми, если не в физическом, то в интеллектуальном плане, раскрыть заложенные природой дарования и начать жить...

Ученики-надомники - не такая уж радость для учителей. Это, конечно, лишние часы и, следовательно, какая-то прибавка в зарплате. Но к ребенку надо идти, преодолевая кодовые замки, взбираясь по лестничным пролетам при неработающих лифтах, выкраивая время в промежутках между основными занятиями или же после уроков - все это ради тридцати минут общения с учеником.

А преподаватели сельских школ? Порой эти учебные заведения балансируют на грани закрытия: и причина здесь не в недостатке педагогических «единиц», а в малокомплектности классов, в элементарной нехватке учеников. Казалось бы, вот он, еще один первоклассник, пусть и неординарный, но такой необходимый для отчетности в вышестоящую организацию, надзирающую за «рентабельностью» учебного заведения; «душа», склоняющая чашу весов Немезиды в лице чиновника от образования к благосклонной резолюции: «школе быть».

Но в глазах самих преподавателей страх: что делать с этим «спасителем»? обучаем ли он? как с ним общаться? Элементарные опасения здравомыслящего человека перед неведомым доселе делом. Происходит столкновение двух миров: Знания и Неведения. Но чем закончится их взаимодействие: взаимным ли проникновением, решительным ли отторжением, вялым ли соприкосновением? Ответить на этот вопрос сложно, но именно первый учитель вносит решающий вклад в формирование отношения ребенка к процессу получения знания. И вот наступает момент знакомства: два человека, большой и маленький, два настороженных противника в объятиях противоречивых эмоций: страшно, но интересно; должно, но непредсказуемо. Но как только барьер неопределенности преодолен, перед участниками многолетнего покорения высот науки встает вопрос: а как будет происходить это восхождение? С кем в связке пойдет ребенок? Учитель ли возьмет на себя львиную долю вопросов образования, подключатся ли родственники к задаче просвещения своего чада, сам ли неофит проявит исключительную тягу к знаниям или же изъявит полное безразличие к постижению тайн бытия - вариантов может быть множество. Но школа найдет ученика, а тот обретет статус одноклассника, может быть и, не видя сподвижников по «ратному» делу, однако зная об их существовании. Принадлежность к коллективу - великое дело. Осознание того, что ты не один, что где-то есть люди (и они не твоя семья), которые решают такие же вопросы, бьются над решением сходных задач, учат те же стихи, читают одинаковые с тобой книги и осведомлены о тебе, а ты о них, - поднимает самооценку ребенка, вызывает желание быть лучше, подпитывает стремление учиться.

Преподаватель не обладает большим запасом времени для общения со своим подопечным: закон «оберегает» здоровье ребенка - на занятия только тридцать минут, иначе наступит переутомление. Так что процесс обучения стремительный, насыщенный, отвлекаться почти не приходится. Но, зачастую, это почти включает в себя животрепещущие школьные новости, известия о проделках одноклассников, о результатах контрольных работ и спортивных соревнований - калейдоскоп событий, создающих ощущение причастности к жизни своего класса и школы в целом. Учитель приносит в устоявшуюся атмосферу дома таких детей чувство биения жизни, а не только оговоренную программой сумму знаний.

Много ли можно успеть за полчаса? Общение драгоценно, но знания бесценны. Как распорядиться этими минутами? А ведь надо проверить, как выполнено домашнее задание, сделать опрос по пройденному материалу и объяснить новый. Расслабляться никак нельзя: встречи по каждому предмету лишь один раз в неделю, а объем материала един для всех. Приходиться спешить, объясняя самое главное и оставляя второстепенное на самостоятельное изучение. Может быть, именно в процессе такого получения знаний и появляются гении? Но у нас речь идет совсем о другом контингенте, хотя и среди инвалидов случаются великие люди. Вернемся же к домашнему обучению.

Учитель уходит - ученик остается один на один с новой темой. И тут наступает черед родственников: мамы и бабушки, папы и дедушки, сестры и братья - кто-нибудь берет на себя обязанности преподавателя по тому или иному предмету. В каждом случае все индивидуально. Вот меня, например, до пятого класса опекала бабушка, а потом экспертом по всем предметам стала мама, даже немецкий язык немного выучила. Сколько дополнительной литературы она прочитала! Сначала сама разберется в какой-нибудь теме, а потом объясняет нерадивому сыну, заставляет решать неподдающиеся задачи, доказывать теоремы, составлять химические реакции, писать сочинения и читать, читать, читать... А так хочется просто побездельничать, посмотреть телевизор, поиграть в компьютерную игру! Но знаешь, что завтра придет учитель, и будет стыдно за плохо приготовленный урок. Надежды, что не спросят, нет. Будет общение глаза в глаза, и ничего не скроешь, ты весь как на ладони. А тут еще рефераты, творческие работы и доклады. Времени катастрофически не хватает, засиживаешься до глубокой ночи, но стараешься не ударить лицом в грязь. Поверьте, учеба дается нелегко. Если человек хочет получить знания, он их приобретет в любых условиях: самостоятельно или с репетиторами, за школьной партой или у монитора компьютера. При отсутствии этого желания ни престижная школа, ни заслуженные учителя, ни моральные и материальные стимулы не вложат знания в пустую голову, их надо добывать самому - другого не дано.

В настоящее время всеобщая компьютеризация внесла свои коррективы и в обучение детей-инвалидов: внедрение дистанционного обучения облегчило работу учителей, сократив трату времени последних на «непроизводительный» труд по посещению подопечных на дому. Живое общение сменилось общением электронным. Пострадал ли от этого объем получаемых знаний? Думаю, что нет. Дело в другом: учебный материал преподносится с экрана монитора, учитель находится где-то далеко, хотя и общается именно с тобой, но теряется личный контакт, в диалог между людьми вклинивается техника, сближающая в пространстве, но разъединяющая духовно. Для взрослого человека со сформировавшимся внутренним миром это не является большим препятствием, для ребенка все иначе... Известно, что личность формируется в комплексе внешних взаимодействий: врожденные наклонности в совокупности с воспитанием, повседневным окружением, пережитыми значимыми событиями и впечатлениями в единстве своем создают неповторимую индивидуальность. И чем больше человек, находящийся еще в процессе своего становления, выходит на прямой контакт с другими людьми, воспринимающими его как равноправного участника общения, тем увереннее и полноценнее становится как сам процесс общения, так и ведущие его стороны.

Вы можете возразить автору по поводу как раз не изолирующей, а сближающей и раскрепощающей миссии Интернета. Но так ли это хорошо, как кажется на первый взгляд?

Подводя итог этим неоднозначным рассуждениям, хочется еще раз повторить, что домашнее обучение не только способ приобретения знаний, не столько возможность для больного ребенка получить образование, сколько новая грань общения, вариант социализации и проверки его личностных качеств перед вступлением в большой мир. А окунется ли человек с головой в перипетии современной жизни, или же предпочтет роль стороннего наблюдателя, - личный выбор каждого. Выбор, с которым можно не соглашаться, но который нужно уважать.

Максим Николенко

Источник: rabkor.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ