Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

"Я больше не чувствую себя беспомощной"

За 13 лет, прошедших с тех пор, как «ФАКТЫ» впервые написали о девочке-инвалиде, из-за болезни проводившей жизнь в четырех стенах, киевлянка Илона Слуговина объездила весь мир и завоевала множество спортивных наград

С Илоной Слуговиной мы познакомились давно, в 1999 году. Ей тогда было 14 лет, а нашей газете — всего полтора года. Это произошло на детском художественном вернисаже, куда ее, милую тихую девочку, увлекавшуюся рисованием, на инвалидной коляске привезла мама. Из-за болезни (злокачественной опухоли позвоночника, прооперированной в раннем детстве) Илона потеряла возможность передвигаться самостоятельно. Самой большой мечтой девочки, проводившей все время в квартире, было «прогуляться по Андреевскому спуску, где торгуют картинами киевские художники». Ровно 13 лет назад, как раз накануне Пасхи, редакция «ФАКТОВ» сделала Илоне подарок — организовала прогулку по весеннему Киеву.

После этого мы еще несколько раз созванивались с девочкой и ее мамой, потом связь прервалась. И вот неделю назад в редакции раздался телефонный звонок: уверенным голосом собеседница представилась — Илона Слуговина. По голосу, конечно, не узнать. Это и немудрено, ведь прошло столько времени! Сколько же ей теперь лет? Оказывается, уже двадцать семь.

— Как у тебя дела сейчас, Илона?

— Отлично! — оптимистично раздалось из трубки. — Я за эти годы много успела: пять раз стала чемпионкой Европы по бальным танцам на инвалидных колясках, три раза взяла «мировое» золото, поездила по миру. А началось все с вашей публикации…

Операция по удалению опухоли спасла девочке жизнь, но навсегда приковала к инвалидной коляске

Беда с маленькой Илоной случилась через год после Чернобыльской катастрофы, когда девочке было два года девять месяцев. По словам ее мамы, у девочки внезапно отказали ноги.

— Илонка носилась по квартире и вдруг упала прямо на бегу, как подкошенная, — рассказывала Валентина Михайловна. — Потом встала, сделала еще несколько шагов до дивана, снова легла. И больше уже не вставала. Диагноз был страшным — саркома позвоночника. Я сразу вспомнила, что все майские праздники в 1986 году дочка провела на балконе, голенькая, в одних трусиках — жарко было.

Врачи объяснили родителям, что саркома — злокачественная опухоль — разъедает костную ткань. Чтобы удалить опухоль, нужно резать позвоночник. Вовремя сделанная операция спасла девочке жизнь, но, увы, навсегда приковала ее к инвалидной коляске. Из-за нарушения целостности позвоночника Илона перестала ощущать свое тело ниже пояса. Один раз даже обожгла кожу до пузырей, просидев несколько часов возле батареи парового отопления.

Медики не скрывали, что болезнь через некоторое время может вернуться. Родители два раза в год возили ребенка на осмотр в онкологический институт, поставили на учет у невропатолога в районной поликлинике. Но время шло, раковая опухоль больше не проявлялась. Специалисты, наблюдавшие маленькую пациентку, считали ее выздоровление чудом. Некоторые, наоборот, утверждали: чудес не бывает, просто первоначальный диагноз был поставлен неправильно.

Во всяком случае, к 14 годам девочка отказалась ездить по больницам. Собственного автомобиля у семьи не было, а без него каждая такая поездка (в общественном транспорте на неповоротливой инвалидной коляске, без пандуса в подъезде) превращалась в мучение. Илона уверила маму, что чувствует себя хорошо, и стала делать все возможное, чтобы почувствовать себя независимой. Хозяйничала по дому — ухитрялась мыть полы, волоча за креслом половую тряпку на швабре, научилась готовить, чтобы вечером родителей ждал горячий ужин. Но, когда мама, папа и старший брат уходили на работу, девочке становилось грустно. Тогда она брала бумагу и краски и рисовала романтические картины: вот русалка тонкой воздушной рукой манит к себе парня или красавец принц признается в любви принцессе.

Один раз мама отнесла рисунки дочери в творческое объединение детей-инвалидов «Афродита». Работы девочки очень понравились. С тех пор творения Илоны уже несколько раз принимали участие в детских художественных выставках, на одной из которых мы и познакомились. Девочка призналась, что мечтает… увидеть Киев.

И мы поехали! Подогнали редакционную машину к многоэтажке в Дарнице, усадили на заднее сиденье Илону и ее маму, уложили в багажник инвалидную коляску. Прокатились по Подолу, посмотрели набережную и речной вокзал, выехали на Крещатик, поднялись к памятнику Шевченко. Илона попросила задержаться и возле Центрального стадиона, где сражается киевское «Динамо», за которое она страстно болеет.

«Сначала ездить на тренировки было сложно: даже пандуса в подъезде не было»

На Адреевском спуске коляску вытащили из багажника. Валентина Михайловна помогла дочери перебраться в нее. Илона внимательно рассматривала картины, знакомилась с художниками. Замирала от страха на крутых спусках, вымощенных булыжником. Перемерила десяток колечек и купила себе на память брелок с лунным камнем.

После прогулки, раскрасневшаяся и довольная, она делилась впечатлениями:

— Я по-другому все это себе представляла. Думала, Андреевский спуск — это крутая такая гора, а на ней стоят люди с мольбертами и почему-то не падают. Я всегда думала: как же они там удерживаются?

На память о том дне «ФАКТЫ» подарили Илоне краски и альбом для рисования. На том и распрощались.

И вот спустя 13 лет мы снова у Илоны в гостях, в той же крошечной двухкомнатной квартирке в Дарнице. Дверь открыла мама Валентина Михайловна. С тех пор она почти не изменилась, хоть уже стала пенсионеркой. А вот дочка повзрослела и похорошела. Из стеснительной девочки превратилась в красивую, уверенную в себе женщину. Достала свои спортивные золотые медали, вытащила альбом с фотографиями.

— Какой был отклик после той вашей публикации! — улыбнулась Илона. — Звонили совсем незнакомые люди, привозили бумагу и краски, художественные альбомы. Киевский художник Иван Кононов, узнав мою историю из газеты, предложил давать уроки живописи. Занимался со мной несколько лет. Но главный звонок, изменивший мою жизнь, был из клуба «Березиль». Меня пригласили поучаствовать в проекте «Танцы на инвалидных колясках». На первое время дали коляску активного типа, уже бывшую в использовании и потому разваливавшуюся на ходу. Но все равно это было совсем не то, что обычная инвалидная коляска, в которой я с трудом передвигалась по дому. Начала тренироваться. Конечно, чтобы заставить коляску двигаться в ритме вальса или фокстрота, нужны сильные руки, физическая выносливость. И желание. И воля к победе.

Ездить на тренировки было неудобно: пандуса в подъезде не было. Это сейчас я добилась того, что его сделали. И машину из клуба присылали не всегда, приходилось вызывать такси. Но уже через год занятий в клубе я со своим партнером участвовала в чемпионате Европы в Петербурге, и мы заняли второе место. Наши хореографы были в шоке. А я смотрела на пару, которая заняла первое место, и поняла, чего мне не хватает: искры в глазах и бесконечной любви.

«На чемпионате мира коляска стала разваливаться прямо во время выступления»

Илона рассказала, как летом их повезли в спортивный лагерь под Киевом. Тренер назначила девушке четыре тренировки в день — «пробежки» на коляске вокруг озера, силовые упражнения для рук и различных групп мышц.

— Уставала — ужас! — вспоминает Илона. — Но вечером хотелось еще и на дискотеку пойти, потанцевать!

Следующее выступление, уже на чемпионате мира в Японии, принесло танцевальной паре золотую медаль.

— Хотя о моем первом мировом чемпионате я вспоминаю без удовольствия, — продолжает девушка. — Прямо во время выступления начала разваливаться моя старенькая коляска. Помощники срочно укрепляли ее какими-то болтиками, но я боялась делать резкие движения. Как удалось занять первое место, не знаю. Но мы тогда плакали на сцене — от гордости за себя и свою страну.

С тех пор Илона и ее партнер занимали только первые места на всех чемпионатах, в которых участвовали. В обязательной европейской программе пара должна продемонстрировать пять танцев — танго, вальс, медленный вальс, фокстрот и квикстеп. Выступали в Германии, Польше, Беларуси, России, на Мальте. А в Голландии были аж шесть раз — голландцы являются основателями бальных танцев на инвалидных колясках как вида спорта и часто приглашают к себе спортсменов со всего мира. Илона пять раз становилась чемпионкой Европы и трижды — чемпионкой мира.

- Все-таки, наверное, трудно танцевать на коляске?

— Трудности есть, — говорит Илона. — Во-первых, найти партнера. Я танцую «комби» — это когда здоровый танцор танцует с девушкой инвалидом. Многие этого стесняются, тут нужно уметь наладить эмоциональный контакт. У меня было два партнера, оба изумительные ребята. К сожалению, по разным причинам пришлось расстаться. К примеру, последнему моему партнеру пришлось оставить танцы из-за болезни. Сейчас снова ищу подходящего юношу, бального танцора.

— Да ведь и физически танцевать тяжело?

— Ну, разное бывает. И падать приходилось, на резких поворотах просто вылетала из коляски. Да и партнер рискует. Один раз вместе с коляской упала на него, он чуть не расшибся. А уж сколько раз колесами на ноги наезжала! Это тоже очень больно.

«У Лилии Подкопаевой есть несколько нарядов, разработанных по моим эскизам»

Илона призналась, что за время спортивной карьеры очень изменилась внутренне:

— Я больше не чувствую себя беспомощной. Самостоятельно выезжаю из квартиры, спускаюсь на лифте. Обычно из клуба присылают машину. Если нет — вызываю такси или добираюсь на общественном транспорте. Когда подходит трамвай или маршрутка, прошу людей на остановке занести меня в салон. Немножко неудобно, но что делать? Люди, кстати, обычно сразу приходят на помощь, особенно женщины.

Пока мы разговаривали, Валентина Михайловна потихоньку достала из шкафа бальные платья дочери, сшитые специально для выступлений. Красивейшие, расшитые бисером.

— Модели платьев я разрабатываю сама, — заметила Илона. — Рисую подробный эскиз, по которому потом работают мастерицы. Причем не только для себя. К примеру, у Лилии Подкопаевой есть несколько нарядов, разработанных по моим эскизам. Вот где пригодилось мое детское увлечение рисованием.

К слову, художественные наклонности девушки проявляются во многих ее творениях. В комнате повсюду висят картины, искусно сотканные из кружев и лент, на диване сидят затейливые мягкие игрушки и куклы в экстравагантных нарядах.

— Зимой, когда тренировок меньше и тяжелее выходить на улицу, надо чем-то себя занять, а то так и с ума сойти можно в четырех стенах, — рассказывает Илона. — Дарю все это друзьям, да и продаю понемногу. Пенсия у меня небольшая, родителей обременять не хочется.

Слово за слово, разговор заходит о сокровенном.

— Сейчас главная цель моей жизни — собственная квартира, — признается Илона. — Хочется личной жизни, иметь возможность привести в гости друзей. Сейчас мы живем вчетвером (родители, старший брат и я) в двух маленьких комнатках. Еще собака и кошка. Причем брат работает в ночную смену, а днем, как правило, отдыхает. Мне неудобно приглашать друзей и мешать близким.

В свое время Президент Украины Виктор Ющенко издал указ, по которому спортсмен, получивший три мировых «золота», должен быть обеспечен отдельной жилплощадью.

— Тогда меня это так воодушевило, — продолжает моя собеседница. — Я думала: надо стараться, вот нужна еще одна победа, и тогда уж начну хлопотать о квартире. В конце концов, выступая на мировых чемпионатах, мы приносим славу Украине. Может быть, и моя страна мне поможет? Ведь я не так много прошу — всего лишь однокомнатную квартиру, где могла бы жить по- человечески.

Но выяснилось, что надежды спортсменки были напрасны.

— Семь лет назад я начала борьбу за собственное жильё и до сих пор стою в очереди, собирая в папку отписки от чиновников, — говорит Илона.

Трехкратная чемпионка мира обращалась к мэру Киева Леониду Черновецкому, от которого получила ответ: «Однокомнатных квартир на данный момент нет, а двухкомнатная вам не положена по закону». В нынешней администрации, куда Илону Слуговину недавно вызвали на прием, и вовсе огорошили: единственный способ получить квартиру для нее как для льготника — оплатить 70 процентов ее стоимости. Увы, у девушки таких средств нет.

Мария Василь

Источник: fakty.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ