Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Роман Аранин. Человек-самолёт.

Ему на роду было написано связать свою жизнь с небом. Отец, Анатолий Николаевич Аранин, – военный лётчик-испытатель. Мама, Светлана Михайловна, – педагог. Родители всегда поддерживали мечты сына. Радовались его первым успехам в алма-атинском АСК ДОСААФ. И не удивились, когда он поступил в Борисо-глебское лётное училище.

В «той» жизни

Оно было основано в 1923 году и воспитало многих великих лётчиков: Валерия Чкалова, Михаила Громова, Сергея Залётина, последнего командира станции «Мир», Эдуарда Еляна, Героя Советского Союза, поднявшего в небо первый сверхзвуковой пассажирский самолёт Ту-144, Сергея Климова, ведущего пилотажной группы «Витязи», Валерия Морозова, командира «Стрижей», Игоря Ткаченко, ведущего «Русских витязей», трагически погибшего в 2009 году…

В 1990 году славную лётную школу расформировали. Романа Аранина перевели в Харьковское, затем – в Качинское училище. В те лихие годы ему, как и многим его коллегам, пришлось оставить небо и уволиться в запас. Дело для него нашлось в Калининграде, куда всей большой роднёй Аранины перебрались из Казахстана. Интересный бизнес, семья и тысяча увлечений…

– Я в «той» жизни, наверное, всё же любил эпатаж, – признаётся Роман Анатольевич. – Хотелось быть не похожим на других. Если все выбирают футбол, то я – альпинизм. Все покупают мотоциклы, а я – параплан, который был частью меня – Ромки-самолёта. Может, потому я и гнал коней своей жизни (путешествия, бизнес, любовь, брак, дети), что подсознательно знал о катастрофе…

Прыжок из небытия

Беда пришла в 2004 году. К этому времени Роман прекрасно освоил параплан. Он позволял вновь подниматься в небо, дарил непередаваемое чувство свободного парения над землёй. С каждым полётом приходил новый интересный опыт, и не было «потолка» в мастерстве.

О том, что случилось, Аранин позже напишет в своём дневнике.

«8 августа взлетел крайний (на языке лётчиков «крайний» – значит «последний». – Прим. автора) раз взлетел на парамоторе. В результате серии роковых ошибок купол погас на высоте 30 метров. Всё бы ничего, но поперечина рамы двигателя была точно напротив шеи… Я сломал позвоночник на высоком уровне – C4. По всем учебникам – это мгновенная смерть. Так что даже не обижаюсь на врачей, которые пять дней не делали операцию и только успокаивали жену: мол, ещё молодая, всё в судьбе сложится».

– У меня было такое ощущение, что я нахожусь вне жизни, – вспоминает трагедию Наталья Аранина. – Иду к нему в реанимацию, смотрю, как какие-то люди ходят. И ничего не понимаю. Врачи впрямую ничего не говорят, но так смотрят, что на душе тяжело невыносимо. И меня самой как будто не существует. Из этого состояния меня вывела свекровь. Светлана Михайловна очень сильный человек, кремень, как говорит Рома. Она меня жёстко спросила: «Ты что, его уже похоронила? Даже не думай!», и я пошла в парикмахерскую, сделала маникюр, подкрасила ресницы. А через пять дней после аварии мы сами пригласили хирурга из Новокузнецка.

– Операцию он сделал, как утверждают специалисты, шикарно, – дополняет рассказ супруги Роман Анатольевич. – Но время было упущено, и моё дальнейшее восстановление пошло совсем другими темпами. Сорок дней провёл в реанимации, прежде чем сам стал дышать. Полный паралич, шевелил только губами и глазами, руки и ноги превратились в кости с висящими на них «тряпочками» вместо мышц.

Со второго месяца началась борьба за движения. С благодарностью вспоминают Аранины самородка Антонину. Профессиональный массажист, инструктор лечебной физкультуры, она с настойчивостью и мастерством взялась за тяжёлую работу. Лишь на пятом месяце ежедневных процедур появилось первое движение – удалось перевернуть правую руку с ладони на горбушку. Радости не было предела!

Успех окрылил. Скачали из Интернета книгу доктора Качесова. С марта стали заниматься по ней самостоятельно, а в мае откликнулся на приглашение и сам Владимир Александрович. Он исправил наши ошибки и задал правильный вектор, который сам Роман Анатольевич определяет примерно так: «выкиньте больного на улицу между мусоркой и лужей. Периодически бейте его черенком от лопаты по чему не попадя. Через неделю он уверенно будет ползать между мусоркой и лужей, а через два месяца ходить».

– Это не цитата, это шутка, – улыбается Аранин.

Первую неделю после занятий с Качесовым температура тела падала до 33 градусов, а к концу дня поднималась до 39. Ноги напоминали горнолыжные ботинки не только по объёму, но и по цвету. Стёртые в кровь нос и подбородок в зачёт не шли. За лето практически полностью восстановился объём всех мышц.

Это был настоящий прыжок, пусть и длиною в год, из почти что небытия, неизвестности и полной беспомощности, когда двигались только глаза. В конце августа 2005 года Роман Аранин мог уже многое. В своём дневнике он с гордостью записал: «Если завалят на бок, за счёт маха руки могу перевернуться на спину или на грудь (раньше только за счёт головы). Лёжа на спине, левую руку затягиваю на живот, а затем поднимаю предплечье с упором на локоть. Правое предплечье поднимаю с упором на локоть, минуя живот, прямо с пола. Лёжа на спине, сгибаю руки в бицепсе с привязанной палочкой – четыре подхода по 30 раз. Занимаюсь три часа утром и один – вечером. Много читаю, скачиваю книги из Интернета».

Сила голоса

Жизнь без компьютера Роман Аранин не представляет. Ценой неимоверных усилий, методом проб, ошибок он на­учился вести деловую переписку, общаться с друзьями, участвовать в различных форумах, давая таким же «шейникам» практические советы.

Когда-то у Романа Аранина был выработанный командный голос. Но оказалось, что дело не в силе голосовых связок. Можно и шёпотом сказать так, что тебя услышат. Хотя после того как восстановилась речь, человек-самолёт не прочь и покричать не только среди друзей на родной природе, но и за границей. Вот один из его удивительных рассказов.

– У меня из прошлой жизни оставалось несколько важных нереализованных задач, которые в этой стали просто знаковыми. Кажется, наверстаешь должок «оттуда» – и «здесь» тоже что-то кардинально изменится. Так в 2008 году состоялась поездка в Грецию. Были, естественно, у Парфенона на Акрополе. Очень понравился хорошо сохранившийся театр, которому уже 2400 лет. Акустика на самом деле уникальная: человек, сидящий на верхних рядах амфитеатра, слышит даже негромкую речь актёров в центре сцены. Ну а я спел громко целый куплет нашей раздольной песни, прежде чем Натуля накинулась на меня: «Замолчи!». По-видимому, это сидит в русском человеке где-то на генном уровне – когда даже в 32-градусную жару из души вырывается «Ой мороз, мороз, не морозь меня». Только что выгрузившиеся из двух автобусов американцы аплодировали стоя…

Аплодисменты

Вообще-то Роман Анатольевич в жизни привык аплодировать другим. Раньше отбивал ладони в театре, на концертах, сейчас передаёт свой восторг через Интернет.

«Я всё-таки сделал это: вопреки всему попал на презентацию нового альбома Павла Кашина «Имитация Любви». В Москве! Во МХАТе! Восторг!».

«Ходили с племянником в Ленком на «Город миллионеров». Не совсем угадал с пьесой, не под настроение. Зато игра Чуриковой с Хазановым – 10 баллов».

«Смотрел «Аватар», да ешё и 3D. Потрясающе! Может, люди на ногах и не заметили этого момента, когда главный герой поднимается с инвалидной коляски и первый раз касается ногами земли. У меня в этот момент – мурашки по спине, комок к горлу. Если бы он после этого ещё подошёл к умывальнику и набрал в ладони воды, я бы подумал, что режиссёр подглядел мой самый сокровенный сон, приходящий каждую ночь».

«Фильм «Суррогаты». «Шейникам» и спинальникам смотреть обязательно! Интересная фраза прозвучала: «С ним никогда не было проблем – платит вовремя, из квартиры не выходит».

«Как выяснилось на сороковом году, я люблю оперу! С лёгкой руки легендарного Руслана Саидовича – души центра «Преодоление» – я с первого раза попал прямо в яблочко. «Борис Годунов» Мусоргского, да ещё в Большом!».

«Прекрасный концерт гитаристов Николая Шелухина и Дениса Сазонова. Ребята играли почти два часа! Я увидел их совсем другими, не такими, какими знал их в обычной жизни. Наверное, я так же преобразился бы, оказавшись в кабине штурмовика, на рулёжке перед взлёткой».

Такое сравнение вовсе не случайно. Есть традиция после посадки пассажирского лайнера аплодировать пилотам. И хотя Роман Аранин считается лётчиком бывшим, восторг со стороны окружающих он вызывает настоящий.

«Привет Рома, мой дорогой одноклассник. Читая о твоих реабилитационных успехах, искренне радуюсь за тебя. Всё познается в сравнении, и мои собственные «проблемы» становятся такими мелкими и незначительными. Здоровья тебе и силы воли идти дальше».

«Вот мы, здоровые, крепкие мужики, порой брюзжим и жалуемся на свои невзгоды. Ребята, внимательно почитайте, что пишет наш, борисоглебский выпускник Роман Аранин. Вот у кого мужской, лётный характер!».

«Рома, я – психотерапевт, холерик, как и ты. «Залпом» прочитала твой сайт. Ты талантище! Помни, у тебя назад дороги нет! Только вперёд! Ты сам – настоящий психотерапевт, ты нужен миллионам. Так держать!».

«Здравствуйте, Роман. Восхищаюсь вашим жизнелюбием и целеустремленностью. У меня тоже травма шейного отдела и хотелось бы пообщаться с вами, спросить совета, перенять опыт».

Опыт – сын усилий трудных

Опыт преодоления самого себя у Романа Аранина действительно огромный. Вот краткая хроника его реабилитации после первых полученных дома успехов.

«С 10 сентября 2005 года я в Москве на интенсивной реабилитации у Владимира Александровича Качесова. 8.15 – подъём. 10.00-12.00 – занятия с Качесовым. 12.00-14.00 – занятия с Антониной. 15.00 – обед. 15.00-17.30 – занятия с Николаем, помощником Качесова. 17.30-20.30 – занятия с физиотерапевтом. 20.30-21.30 – занятия с Антониной. 21.30 –ужин. 23.00 – отбой. К этому времени «мама» сказать не могу, не то что сесть за компьютер».

«К 28 сентября стал сидеть на полу с вытянутыми вперёд ногами до 5 минут. Вчера сам усидел на кушетке 15 секунд – страшно, аж жуть!»

«1 октября Николай решился посадить меня на корточки. Кажется, я определённо чувствую свои руки, локти, ладони… Не знаю как, но чувствую!».

«9 октября начали отжиматься от пола, полностью распрямляя руки (естественно, пока не сам). Суставы под нагрузкой скрипят так жутко, что иногда даже у тренера нервы не выдерживают».

«Сентябрь 2006 года. Операция в Актюбинске. Сделали ревизию спинного мозга, с подсадкой в место травмы пучка ткани из живота. Вынули 12-е ребро и им заменили разрушенные дужки позвонка. По сути, три операции за 5 часов».

«Апрель – июль 2007 года. Один месяц – в Дикулевском центре и три – в «Преодолении». Стал физически крепче и стабильнее. К августу самостоятельно перемещался по городу на такси и пару раз даже на частниках. Вообще эти четыре месяца в полностью автономном плавании резко увеличили мою самостоятельность, самооценку и уверенность в себе».

В последующие годы борьба с неподвижностью не прекращалась, да и сейчас не прекращается ни на час. Чего это стоит на самом деле, знает только сам Роман и самые близкие люди. Вот лишь одна дневниковая запись от 28 апреля 2009 года. «Утром как всегда занимался с помощником в спортзале. Финальная часть – тягаю груз. Двумя руками уверенно вытягиваю через блок 8 килограммов (не так давно было 6). Он надо мной ржёт: «Если смотреть на твоё лицо, можно подумать, что ты тянешь килограммов 150. Неужели так тяжело?». Не нашёлся что ответить, а за завтраком пришло точное сравнение. Привяжите к 25-килограммовой гантели ложку, возьмите её в руку и попробуйте ею есть…»

Физическая боль, постоянное внутреннее напряжение – это преодоление себя. Гораздо сложнее бороться с внешними обстоятельствами. Для того, например, чтобы получить элементарные памперсы и первую пенсию, нужно было кучу документов собрать. Кстати, и «бессрочную» справку об инвалидности первой группы Роман Аранин получил только в 2009 году.

– Ну почему нужные документы социальные работники не могут оформлять сразу, как только человек попал в беду и находится в больнице? – беспрестанно задаёт мучительный вопрос Роман Анатольевич. – Мой друг был лучшим парашютистом в городе. Стал инвалидом, жена ушла сразу. На пятом этаже хрущёвки за ним ухаживала пожилая мама. Пенсию в три тысячи рублей они начали получать только через полгода, да и то после того, как мы уже своих друзей-парашютистов подключили. То же самое с колясками. Их, конечно, может получить каждый инвалид. Но для этого он ещё должен доказать комиссии, что кресло ему действительно нужно. Ну не должен, не доложен человек, который вообще не может двигаться, «бегать» по инстанциям! И слава Богу, что наша страна потихоньку поворачивается к инвалидам лицом.

Сам Роман сегодня и сидя в инвалидной коляске крепко стоит на ногах. Руководит фирмой из 60 сотрудников. Среди них есть и инвалиды. Например, сайтом компании заведует удивительный парень. В нём 23 килограмма веса, позвоночник искривлён по всем параметрам, горб… Но голова настолько светлая, что ни на одного физически здорового Аранин его не променяет. И всегда защитит.

Человек-самолёт умеет постоять и за других, и за себя. Случился как-то небольшой конфликт с таможней. Для его решения необходимо было, чтобы руководитель приехал и поставил в нужном документе личную подпись. Долго объясняли, что это невозможно, фирму возглавляет инвалид. Пока сам Роман не взорвался. Заставил подчинённых крепко забинтовать руку, вставить между слоями повязки ручку. Преодолел на коляске ступени трёх этажей и в кабинете начальника ткнул ручкой в лист бумаги. Начальнику стало стыдно.

Путь к свободе

Может быть, стыд и станет наконец тем главным мотивом, который побуждает чиновников, богатых и не очень состоятельных людей помогать инвалидам.

– Я ведь когда-то и сам не замечал колясочников, – признаётся Роман Анатольевич. – Проносился по жизни, не глядя по сторонам. А они ведь всегда были, люди с ограниченными возможностями. И, увы, будут. И никто не может быть уверен, выходя из дома, что с ним не случится несчастье.

Говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло. За восемь лет после него Роман Аранин не узнал бы, сколько на свете удивительных, добрых, отзывчивых людей. Хотя и до этого ему грех было жаловаться на любящих родственников, преданных коллег, верных друзей. Все они прокладывают ему путь от неподвижности к свободе.

«Антон Курочкин (главный в Липецкой братии моих однокашников) задарил мне модную «электротелегу». Могу заехать к девчонкам в комнаты, проверить у них порядок, в кухню – нет ли чего вкусненького. Но больше всех подарок пришёлся по душе Полинке, гоняет на ней как Шу-махер».

«Иришка Сусликова подарила мне швейцарскую коляску с вертикализатором. Восторг! Совершенно новые ощущения и новая степень свободы даже для меня. Представляю, какой толчок она может дать «шейнику» с руками, работающими хотя бы для вращения колёс, а тем более спинальнику, с полностью рабочими руками. Стою вертикально, устал – сел, просто нажав на кнопочку, и не надо двух-трёх ассистентов».

«В гостях были мои земляки из Алма-Аты, подружка в коляске (были вместе в «Преодолении») с дочкой, сестрой и племянницей. Было весело! Хорошо, квартира у меня не маленькая, и даже на двух колясках нам хватало пространства для манёвра. Классическая программа: собор, орган, музей Мирового океана, море, пляж».

«За неделю у меня побывали Федик с Серёгой Баглаевым, Гришкин с тем же Серёгой, братья «Борисоглебского рыцарского ордена» из Липецка. После таких визитов понимаешь: жизнь удалась! Потому что с помощью друзей можно одолеть любую высоту».

А для однокашников Романа он и сегодня человек-самолёт, иногда чуть ли не в буквальном смысле. Когда обсуждался сбор по поводу юбилея училища, один из форумчан объяснил, как их с Араниным найти на вокзале. «Даю ПРИБОЙ. Поезд 015 «Москва–Волгоград», середина состава. Увидишь людей, бегущих за реактивным креслом, – это мы!»

К барьеру!

Конечно, кресло креслу рознь. Это Роман Аранин испытал на себе. У него были возможности испробовать импортные и отечественные образцы инвалидных колясок. А потом стал с коллегами разрабатывать «электротелеги», подходящие к нашим дорогам и к нашей, очень «барьерной» городской среде. Производство после тщательного анализа рынков решили наладить в Китае. Там собирают качественные зарубежные узлы и детали, что значительно удешевляет продукцию. Ассортимент её постоянно расширяется.

Наибольшей популярностью пользуются ступенькоходы. Их потихоньку начинают приобретать учреждения культуры. Новинки по достоинству уже оценили в Калининградской художественной галерее, в Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина.

Произвела впечатление привезённая в Липецк продукция и на наших инвалидов-колясочников. Конечно, купить её самостоятельно никто из них не в силах. Пусть 300 тысяч рублей – не два миллиона, но собрать и эту сумму проблематично. Так что пока колясочники уповают на власть, на эффективность программы «Доступная среда». А может быть, и липецким бизнесменам послужит примером человек-самолёт Роман Аранин? Производство инвалидных колясок для него – дело убыточное. Но ведь не всякую прибыль можно измерить деньгами.

Александра Галинская

Источник: lpgzt.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ