Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Общество в упор не видит сложностей жизни инвалидов

В подмосковном Болшеве находится единственная в области школа-интернат для слепых и слабовидящих детей. Сейчас здесь учатся 154 ребенка из разных городов Подмосковья. В нашей стране таких заведений немного. Хотя людей, по разным причинам лишенных способности видеть, не становится меньше, школ и производственных комбинатов для незрячих почти не осталось.

Водитель тормозит у ворот: "Дальше не поеду - детишки же ничего не видят, еще попадут под колеса"... Однако только что весело игравшие во дворе малыши вдруг останавливаются и смотрят в нашу сторону так внимательно, будто все видят. Когда я подхожу ближе, начинают улыбаться: "Здравствуйте! А вы к кому?".

Здесь принято здороваться с каждым, чьи шаги услышал. Для них это не просто дружелюбие, а способ адаптации в обществе, маленькая демонстрация того, что он "такой как все". Гостям школы, в том числе и мне, разрешается передвигаться лишь "по стеночке": по центру ходят незрячие воспитанники. То же самое - лестница: перила необходимо освободить для учеников. С первого класса их приучают к самообслуживанию. Родителей, которые приносят их в школу на руках, вежливо, но настойчиво просят некоторое время не приезжать. Если ребенок сызмальства не отвыкнет от тепличных условий жизни, потом ему будет куда труднее.

В каждой строчке - только точки

Восьмиклассник Денис Фокин показывает свои учебники и тетради. Они совсем не похожи на привычные. Толстенные картонные альбомы, как для семейных фотографий, только внутри - множество ровно проколотых дырочек. Денис водит по ним пальцами и читает: "На дворе похолодало, наступила зима"... Комбинация отверстий соответствует определенной букве или цифре. Эту систему чтения пальцами разработал французский ученый Брайль, его именем она и названа.

А вот учителя ставят отметки не по Брайлю, а обычной красной ручкой. У Дениса в тетради - две "четверки", "пятерка" и "тройка". Это для родителей, которые приезжают на выходные, чтобы были в курсе, как учится их сын.

Шведова показывает уникальный прибор непрямого чтения, разработанный еще в советские времена. Именно с его помощью незрячие дети учатся читать и писать. Это небольшая металлическая доска, только вместо мела используется острый грифель. Им выдавливаются точки, и получаются слова, предложения, формулы и теоремы, только написанные по Брайлю.

Таких приборов в школе почти не осталось - российская промышленность их больше не выпускает. Учитель внеклассного воспитания Галина Курамаева когда-то сама окончила эту школу. Она рассказывает, что обучать таких детей без прибора непрямого чтения практически невозможно, но скоро те, что еще можно использовать, превратятся в металлолом.

Третий" глаз вместо двух

О слепых детях, по словам завуча Натальи Шведовой, существует множество заблуждений. Одно из них: они особенные, наделенные талантами, каких не может быть у "обычных" детей... Например, феноменальная память, суперчувствительные пальцы, особо тонкий слух, - словом, некий "третий глаз", который позволяет им видеть без зрения.

- Это все ерунда, - считает Наталья Петровна. - Они обычные дети, такие же разные, как и зрячие - со своими талантами, слабостями, капризами. Природа, увы, никак не компенсирует того, что недодала при рождении или в результате несчастного случая. Другое дело, что им приходится развивать слух, обоняние, осязание, поскольку видеть они не могут. Но это не чудо, а тяжелый повседневный труд.

Другое заблуждение - то, что они вечно живут во мраке и не видят ничего, кроме черноты. Детей, родившихся без глазных яблок, очень мало: в этой школе всего шестеро. Остальные видят или ощущают свет и цвет, испытывают множество зрительных эмоций. Поэтому неудивительно, что многие из них любят рисовать и вышивать, лепить и даже шить себе одежду. Но и те, кто обделен такой возможностью, могут жить полноценной жизнью. Именно к этой мысли их здесь всячески приучают. Славик из пятого класса лишен глазных яблок, но научился кататься на самокате и велосипеде, завел множество зрячих друзей. Даже в прятки с ними играет. А все благодаря веселому, неунывающему нраву. "Нельзя внушать такому ребенку, что он несчастен и обижен судьбой, - говорит Наталья Петровна. - Ведь с этим чувством он войдет во взрослую жизнь".

"Жалко этих зрячих"...

Галина Курамаева - молодая женщина с открытой улыбкой и кудряшками, как у девочки. Если бы не странная манера смотреть как бы мимо собеседника, невозможно и предположить, что она почти ничего не видит.

- Галина Викторовна, сколько времени? - спрашивает ее ученик.

- Полпятого, - отвечает тут же.

- Откуда вы знаете? - не удерживаюсь от не очень тактичного вопроса. Но это ее ничуть не смущает. Нажимает кнопочку на часах, и они бодро сообщают, который час. "Говорящие часы" здесь не роскошь, а необходимость. Они есть почти у всех.

- Как я езжу домой? - переспрашивает Галина Викторовна. - Просто и привычно. Иду на автобусную остановку, жду автобуса, еду, потом опять пешком. Если надо, захожу в магазин. Ведь надо ужин для семьи приготовить - у меня муж и сын. На улице стараюсь ни на кого не налететь. Хотя, конечно, всякое случается. Такого про себя наслушаешься! "Дура, слепая, очки надень!" - и так далее. Обычно я ничего не отвечаю. За себя не обидно. Обидно за зрячих - как можно жить в такой злобе?

Музыка - для души

Женя Кубата учится в девятом классе и мечтает стать певицей. Она научилась играть на пианино и может сидеть за инструментом часами. Попросила маму достать ноты по Брайлю. "Но учиться пойду на массажистку, - говорит она. - Музыка - это для души, а профессия должна быть более надежной. Ведь мне надо будет себя содержать".

По словам Натальи Шведовой, трудоустроиться незрячему человеку крайне трудно. Производства для слепых каждый год сокращаются, специализированных комбинатов в стране почти не осталось, и найти работу практически невозможно. Поэтому воспитанников еще в младших классах здесь настраивают: надо получить хорошее образование, желательно высшее, не ожидать никаких поблажек и милостей, - и тогда реализовать себя будет проще. Хотя педагоги, хоть и стараются этого не демонстрировать, полны сочувствия к своим воспитанникам. Сейчас, в условиях кризиса, общество и к здоровым людям поворачивается спиной: массовые сокращения и безработица становятся повседневностью. А уж слепые-то подавно оказываются никому не нужными...

Спикер Совета Федерации Сергей Миронов:

- Недавно я вернулся из рабочей поездки по Волгоградской области, встретился с активом Общества инвалидов и Общества слепых. Каждая встреча с инвалидами - нравственное потрясение, и я вспоминаю знаменитое изречение Льва Толстого: "Не могу молчать"... В Европе открыты рестораны для слепых, а в США уже восемь лет функционирует интернет-портал для слабовидящих. К сожалению и стыду, все это вещи для нас пока невиданные. Правда, в Москве на днях открыли кинотеатр, оборудованный для инвалидов. Но в целом в нашей стране они - граждане "второго сорта". Удел многих из них - домашнее затворничество, нищета и деградация.

Конечно, весь мир и наша страна переживают непростые времена. И в этой ситуации неприятно поражает то, как ведут себя некоторые представители так называемой элиты. Она давно потеряла национальные корни, деньги хранит в офшорах, детей учит в Англии, сердцем где-нибудь во Флориде, а Россию рассматривает лишь как "территорию охоты". Поэтому актуальное звучание в условиях кризиса приобретает предложение о введении налога на роскошь, который можно было бы использовать, в том числе, для социальной поддержки инвалидов.

Председатель Всероссийского Общества слепых (и сам инвалид 1 группы по зрению - прим. ред.), депутат Государственной Думы, заместитель председателя Комитета по образованию и науке Олег Смолин:

- Инвалиды в России обижаются, когда их называют этим словом или другим, не менее некорректным: лица с ограниченными возможностями. На самом деле они такие же люди, как все, и обделены только здоровьем. Однако от этого они не стали убогими, ущербными. По некоторым данным, до четверти нобелевских лауреатов в области естественных наук в той или иной степени были лицами с ограниченными возможностями здоровья. А из наших соотечественников я назвал бы Николая Островского, доказавшего, что даже в положении полной неподвижности и полного отсутствия зрения можно писать книги, на которых воспитывались целые поколения.

При этом государство не хочет видеть проблем инвалидов. Занижается их общая численность по стране. Глава Минздравсоцразвития РФ называет цифру в пять-шесть миллионов, хотя реально их в три раза больше. Расходная часть бюджета на социальную поддержку инвалидов в последние годы растет, но этот рост очень замедлен. Так, пенсию инвалидам индексируют обычно по среднему росту цен, и это значит, что базовая часть пенсии из года в год уменьшается. Прожить на эти деньги очень трудно. А найти достойную работу в нынешних экономических условиях еще труднее. Выход один - несмотря на временные трудности помогать людям с ограниченными возможностями здоровья, обращать внимание на их беды и чаяния. Уверен: это не чисто гуманитарная задача. Отдача от этих людей может быть не меньше, чем от здоровых. Они в целом более ответственны, собранны и целеустремленны, чем те, кому не за что бороться.

Источник: novopol.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ