Архив:

12 пар ног Эйми Маллинз

Эйми Маллинз вошла в список 50-ти самых красивых людей мира по версии журнала People; ей принадлежит три мировых рекорда в беге на короткие дистанции и прыжках в длину… среди инвалидов — девушка родилась без малоберцовых костей, и в возрасте одного года ей ампутировали обе ноги ниже колена. С тех пор, по словам самой Эйми, она носится, как угорелая.

«Мама с детства объяснила мне, что я не такая, как все. Но я никогда не чувствовала себя несчастной, не была белой вороной среди друзей и одноклассников».

Эйми с раннего возраста научилась ходить на протезах, посещала обычную среднюю школу в Пенсильвании, занималась софтболом и теннисом, в старших классах — выигрывала все соревнования по горным лыжам. До 17 лет она вообще не встречала других людей с ампутированными конечностями — училась и соперничала со здоровыми людьми. И всегда была первой.

После средней школы девушка выиграла грант Министерства обороны США на обучение в престижном университете Джорджтаун на факультете международных отношений — один из трех грантов, которые ежегодно разыгрываются между американскими школьниками. Маллинз училась, а летом проходила практику в Пентагоне.

Во время учебы Эйми услышала о соревнованиях спортсменов-инвалидов, на одно из таких соревнований по легкой атлетике она и решила отправиться, хотя раньше даже не ступала на беговую дорожку стадиона. Ей было 19, и ноги у нее были сделаны из дерева и пластика.

«За несколько недель до встречи я бегала по гравию, чтобы посмотреть, какую дистанцию смогу одолеть. И 50 метров для меня было уже достаточно, я задыхалась».

На соревнованиях по бегу — первых в ее спортивной карьере — она впервые увидела людей на протезах из самых разных материалов. И в том забеге опередила национального рекордсмена на три сотые секунды и с первой попытки установила новый рекорд США в беге на 100 метров среди инвалидов! Чуть было не зарытый в землю талант спринтера дал о себе знать!

Через год и два месяца девушка уже ехала в составе сборной на Паралимпиаду в Атланту. Но Олимпиада стала для Эйми Маллинз одновременно и триуфом, и провалом…

До самого дня старта она не видела своих соперниц и не знала их результатов. За 20 минут до начала лучшие результаты, показанные в сезоне участницами, вывесили на стенде… Она приехала туда самоуверенной, бесстрашной — приехала за золотом, заявившись сразу в двух видах: 100-метровке и прыжках в длину. На ней были новейшие протезы, Эйми стала первым в мире человеком, испытавшим их в спринте. Но вот она подошла к стенду со статистикой участниц.

«Там значилось мое самое быстрое время, мировой рекорд — 15,77. Следующей строчкой шел результат 12,8. Ниже — 12,5. Потом 12,2. Я сказала: «Что происходит?!» И поняла, только когда всех спортсменок пригласили сесть в автобус: кроме меня все остальные спринтерши были женщинами с различными ампутациями… рук».

Раньше она никогда не проигрывала, но на самом серьезном спортивном старте в мире пришла последней, задыхаясь от обиды. «Я проиграла, но это была лучшая тренировка в моей жизни, потому что это была Паралимпиада!» — скажет она потом.

Несмотря на проигрыш в абсолюте, Эйми в Атланте установила мировые рекорды в прыжках и беге — среди людей с протезами ног. Она вообще была первой девушкой в мире с обеими ампутированными ногами, прыгавшей в длину!

«Есть существенная разница между объективным фактом, что я — человек с ампутацией ног, и субъективым мнением общества насчет моей инвалидности, — скажет она позже. — Честно говоря, единственная настоящая и постоянная «инвалидность», с которой я сталкиваюсь, — это мир, думающий, что я поддаюсь описанию через эти определения».

На бумаге все выглядит гладко, и Эйми вообще мало говорит о жизненных неудачах. Но они были. Например, однажды на межуниверситетских соревнованиях за 15 метров до финиша у спортсменки соскользнул с ноги протез, она упала… Она была в отчаянии, и так бы и расспрощалась со спортом, но сдаться не дал тренер. Собрав волю в кулак, Маллинс уже через полчаса пробежал 200-метров, на которые была заявлена, и с тех пор ни перед чем не останавливалась.

Биография этой женщины не ограничилась спортом. Однажды Эйми пригласили сняться для обложки модного журнала. А через пару месяцев — в Лондон на фотосессию к знаменитому модельеру Александру Маккуину. Маллинз приехала, но поставила условие: фотосессии — хорошо, но она должна выйти и на подиум вместе с другими моделями.

«На первом показе никто не понял, что я была на протезах — люди думали, что это такие резные деревянные сапоги!»

С тех пор Эйми призывает относиться к протезированию как к искусству.

«Кто сказал, что искусство, форма и функция должны быть разделены?» — говорит она.

Она задалась вопросами: где критерий красоты? Как должен выглядеть красивый человек? И что значит быть инвалидом, как определить это состояние? К этим размышлениям девушка пришла после одной из конференций, когда люди — как мужчины, так и женщины — подходили к ней и говорили примерно следующее: «Ты знаешь, Эйми, а ты очень привлекательная. Ты совсем не выглядишь как инвалид». Я тогда думала: «Потрясающе. Но я ведь и не чувствую себя инвалидом!»

«У Памелы Андерсон гораздо больше силикона, чем у меня, но никто не называет ее инвалидом», — как-то пошутила она.

Сегодня у 35-летней Эйми Маллинз 12 пар ног разного функционала. С их помощью девушка меняет свой рост от 175 до 183 сантиметров. Она заказывает протезы в Европе: «В Америке не умеют их делать: они получаются очень удобные, но их стыдно надевать!»

У нее есть ноги, которые не отличишь от настоящих: с ногтями, которые можно красить лаком, и даже с фоликулами волосков. Есть «модельные» ноги. Есть «ноги гепарда», по конструкции и свойствам действительно напоминающие лапы этого животного. А в других ногах засыпана почва, в них растут корневища картофеля и свеклы. Третьи похожи на щупальца медузы.

В 2002 году на таких высокохудожественных и странных протезах Эйми появилась на экранах в авангардном кино. Это еще одно ее «хобби» — актерство. Российский зритель мог видеть Эйми в телеверсии фильма «Пуаро», в одной из серий она снялась.

Но главное, Маллинз учит мир относиться к инвалидам как к людям с безграничными возможностями, преодолевать страх и неприязнь, которые вольно или невольно вызывают физические дефекты.

В пример Эйми приводит детей.

«Как-то я говорила в музее перед 300 детишками в возрасте от 6 до 8 лет. Я знаю из опыта, что детям всегда любопытны вещи, которых они не знают или не понимают, они испытывают страх при виде чего-то необычного, только если взрослые влияют на них в этом ключе. Я так и представляла себя, как в вестибюле музея учительница наставляла детей: «Что бы вы ни делали, ни в коем случае не пяльтесь на ее ноги!» В этом все и дело!

Поэтому я условилась со взрослыми, что они позволят детям войти без сопровождения на две минуты. Итак, двери открываются, дети проходят, перед ними стол, на котором лежат протезы ног. И они начинают все трогать, шевелить, пытаться согнуть пальцы на протезах, ставили на пол спринтерские ноги и давили на них своим весом, чтобы посмотреть, что будет.

И я сказала: «Дети. Допустим, этим утром я проснулась и решила, что хорошо бы перепрыгнуть через дом. Не очень большой — двух- или трехэтажный. Вспомните каких-нибудь животных, каких-нибудь супергероев, персонажей из мультфильмов, и скажите: чьи ноги вы бы посоветовали мне выбрать для этого?»

И тут же посыпались варианты:

— Кенгуру!

— Нет, лягушачьи!

— Нет-нет-нет, пружины инспектора Гаджета!

— Нет, они должны быть как у Суперсемейки!

И дальше шли имена других персонажей, мне незнакомых.

А потом один 8-летний ребенок сказал: «А ты не хотела бы к тому же научиться летать?» И вся комната, и я в том числе, единодушно выдохнула: «Точняк!»

И вот так я превратилась из женщины, с которой эти дети научены были бы вести себя как с инвалидом, в женщину с таким потенциалом, которым их собственные тела не обладают. В человека со сверхспособностями. Это ведь интересно».

В течение последнего десятилетия, уверяет девушка, отношение к инвалидам серьезно меняется. Теперь это не разговор о том, как преодолеть какие-то физические недостатки, это вопрос о потенциале, о достоинстве.

«Искусственное бедро не является демонстрацией того, что человек в чем-то нуждается, это преимущество, возможность реконструировать свою идентичность, моделировать свое тело, придавать ему новые функции».

Сегодня Эйми Маллинз — один из самых востребованных ораторов в Америке, она вдохновляет людей своими выступлениями. Продолжает выступать как модель: в 2011 она стала лицом L’Oreal. Поддерживает несколько некоммерческих организаций, например, фонд, занимающийся трудоустройством инвалидов, и фонд, помогающий реализоваться спортсменкам — как абсолютно здоровым, так и с физическими ограничениями…

Сколько ни пытайся словами изменить отношение к инвалидности, лучше всего действует пример. Когда смотришь на Эйми, становится совершенно ясно, что физические характеристики человека — далеко не решающая вещь для восприятия личности. Маллинз снимает свои ноги — она инвалид, надевает модельные — она уже полноценный человек! Разницы не чувствуется — мы даже не представляем, насколько форма второстепенна!

Самое удивительное в этой истории, что эта женщина научилась не просто не замечать свои врожденные дефекты. Она превратила их в преимущества:

«Я думаю, что мы на дороге обнаружения новых возможностей человечества, мы должны прославлять те силы и победоносные физические недостатки, которые у нас есть».

P.S. Россия в плане отношения к инвалидам, конечно, на десятилетия отстает от США, но, если судить по опыту таких людей, как Эйми Маллинс, перемены дойдут и до нас. Их отголоски уже давно слышны. К примеру, в начале 2012 года это продемонстрировали 12 девушек, принявших участие в фотосессии «Успешные женщины с инвалидностью».

Валерия Посашко

Источник: pravmir.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ