Архив:

"Господь знал, что делал, когда благословил нас ребенком с синдромом Дауна"

Растить ребенка с синдромом Дауна – дело нелегкое. Когда обследование выявляет патологию плода, 90 процентов американок делают аборт. Однако некоторые все же делают выбор в пользу «особенного» ребенка. Бывший губернатор штата Аляска, Сара Пэйлин – одна из тех, кому хватило мужества принять вызов судьбы. О том, как это было, она откровенно рассказала в своей книге «Моя жизнь с Триггом», отрывки из которой мы приводим сегодня.

Сара Пэйлин и не предполагала, что в 43 года снова забеременеет. Успешный политик, губернатор штата Аляска, она уже вырастила четверых детей - одного мальчика и трех девочек. Ее жизнь проходила в постоянных поездках по стране, переговорах с важными людьми, выступлениях перед публикой. И когда появились знакомые симптомы «интересного положения», она решила, что ей показалось. Но потом стало ясно, что необходимо сделать тест на беременность. А для публичного политика – это большая проблема.

«У себя на Аляске я даже не могла запросто зайти в аптеку и приобрести необходимые реагенты, - вспоминает в своей книге миссис Пейлин, - о покупке журналисты сразу же раструбили бы по всему штату. А недоброжелатели тут же напомнили бы жителям Аляски об их «неудачном» выборе: мол, вот что бывает, когда губернатором становится женщина.

Попасть в аптеку мне удалось только тогда, когда я улетела на конференцию в Нью-Орлеан. Сделав втихаря тест в номере отеля, я убедилась, что подозрения оказались верными. Я беременна! Ну что ж, в конце концов, мы с Тоддом всегда хотели еще одного ребенка для ровного счета, и желательно мальчика: наш первенец - сын, значит, и в завершение должен быть сын».

Сара сразу представила себе шквал критики, который обрушится на нее, едва все узнают, что губернатор ждет младенца. Она ж не сможет выполнять свои обязанности, примутся кричать особо ярые противники!

«И тут мне в голову закралась коварная мысль, - пишет С.Пэйлин, - я сейчас одна, и никто больше не знает, что со мной! И не узнает… В тот момент я, всегда так яростно осуждавшая аборты, вдруг поняла женщин, решившихся на этот шаг. Мы живем в мужском обществе, где ценится более всего образование и карьера, но не сакральный акт рождения новой жизни. Но ребенок-то, который у меня в животе, не виноват».

Когда она вернулась домой и рассказала о своем открытии мужу, тот был в восторге. Но до поры до времени супруги решили хранить тайну. «Через 12 недель я отправилась на осмотр к своему врачу, - вспоминает Пэйлин. - Та улыбнулась и осторожно предупредила: “43 года… В этом возрасте есть риск некоторых отклонений в развитии плода”. И я услышала, что в одном случае из 80-ти может родиться ребенок с синдромом Дауна. Но эти цифры меня не испугали. Я всегда отличалась отменным здоровьем, и дети у меня все здоровые. Правда, у родной сестры Хитер родился сын, который страдает аутизмом. Впрочем, малыша все очень любят. В тот же день врач направила меня на ультразвуковое обследование. Сотрудница кабинета, проводившая процедуру, все время шутила, но вдруг притихла. Потом улыбнулась, глядя на экран:

- Я вижу явные признаки того, что это мальчик.

Потом замялась:

- Нет, вроде девочка.

Присмотрелась:

- Шея у ребенка немного толще, чем надо…

«Надо же, на таком сроке они уже могут разглядеть, какая у малыша шея», - подумала я. А потом насторожилась: где-то слышала, что утолщенная шея – признак синдрома Дауна. Нет, этого не может быть! Да я и не справлюсь с таким ребенком. У меня куча дел, мне некогда им заниматься! Ведь он никогда не будет самостоятельным! Но, может, пронесет?»

На следующий день ей позвонила врач и сообщила, что может родиться ребенок с синдромом Дауна. Шансы довольны высоки. Необходимо сделать генетические тесты.

«Я согласилась, - пишет Пэйлин. - Нет, я, конечно, не собиралась делать аборт. Мне просто была нужна правда – чтобы морально подготовиться. Ведь этого не может быть! Бог, как ты мог так ошибиться!»

Однако правда оказалась жестокой: тест показал, что ребенок действительно родится больным. «Услышав приговор, я испытала шок. И снова отказалась поверить: может, кто-то неправильно расшифровал анализ? Врач развеяла мои сомнения: у плода 21 хромосома - на одну больше, чем полагается нормальному человеку.

- Кстати, это мальчик, - добавила она.

При слове «мальчик» я немного оттаяла. Мы же так хотели мальчика! Значит, Бог услышал наши молитвы…

Однако впереди было еще много дней безутешных размышлений: я не справлюсь, эта ноша не по мне, а каково будет моему малышу, ведь в глазах общества он урод… А что если аборт и вправду единственный выход? Но такое решение нельзя принимать в одиночку. А что скажет Тодд?

- Будет мальчик! - сообщила я мужу и впервые за все эти дни расплакалась. В ответ на его радостные реплики добавила:

- У него синдром Дауна.

Тодд ничего не ответил. Он сидел на кровати, вертел в руках снимки плода и молчал. Тогда я тихо спросила:

- Ну и что нам делать?

- Это точный диагноз? Они уверены? – ответил он вопросом на вопрос.

- Да, у него лишняя хромосома, - вздохнула я.

Тодд отложил в сторону снимки и посмотрел мне в глаза:

- Что ж, я счастлив. И мне грустно… Да ладно, все будет нормально.

- Но почему мы?! – вырвалось у меня.

- А почему не мы? – последовал ответ».

Так решение было принято. Они ждали сына. Ребенок родится с синдромом Дауна, но они будут любить его так же, как и остальных детей. Они готовы к тому, что ему потребуется особый уход, что он, как говорят, никогда не вырастет и не сможет жить собственной жизнью. Возможно, окружающие станут его дразнить. Но есть и добрые люди, и их больше, которые будут ласковы и внимательны к малышу.

Ну что ж, теперь можно было сообщить всему миру, что у нее будет ребенок.

Малыш попросился на свет раньше времени. Еще немного и Сара родила бы прямо во время выступления на очередной конференции. Она успела произнести речь и, не дожидаясь конца заседания, помахала публике рукой и покинула зал, чтобы сесть в машину и быстро покатить в родной город. Там и появился на свет маленький Тригг. Имя было выбрано заранее. В переводе с норвежского оно означает: «честный», а еще – «смелая победа».

- Да он и не похож на Дауна! – воскликнули родные, увидев новорожденного…

Появление на свет этого особенного малыша не помешало Саре продолжить политическую карьеру. В 2008 году она баллотировалась на должность вице-президента страны. Тогда ее противники представили в качестве аргумента в предвыборной борьбе одно очень личное письмо. Оно увидело свет вместе с 250 тысячами других, после того, как был взломан ее служебный электронный почтовый ящик.

Но это письмо, написанное незадолго до рождения Тригга, когда тревога и сомнения особенно овладевали ею, и разосланное родным и друзьям, было уж слишком необычным. Подпись гласила: «Ваш Небесный Отец». Да, Сара, которая все месяцы беременности не прекращала молить Бога о том, чтобы дал ей силы справиться с грядущим испытанием, в отчаянии сочинила ответ свыше на эти молитвы. В том письме она попыталась утешить себя – вот таким необычным образом. Форма спорная, но дело-то сугубо личное: письмо не предназначалось для жадных посторонних глаз. Противники Сары обвинили ее в том, что она осмелилась встать вровень с Богом. Но так уж решила Пэйлин изложить свои собственные размышления о будущем, вытащить на свет Божий свои страхи, разложить по полочкам то, что творилась у нее в душе в тот непростой период. Так ей было легче.

«Тригг ничем не отличается от других, - сказано в письме, - за исключением того, что у него одна лишняя хромосома. Зато он покажет вам, что такое - настоящая и храбрая победа. Детям с синдромом Дауна живется труднее, но они могут принести вам больше счастья и любви, чем вы даже способны себе представить. Только наберитесь терпения».

В каждом абзаце письма повторяется мысль: этот ребенок не такой, как все, но сколько радости он принесет своим близким: ведь Бог желает этой семье только самого лучшего! Будущая мать готовилась к серьезным испытаниям и убеждала себя в том, что так угодно Богу, что еще не родившийся мальчик – благословение Божией для всей их семьи. Каждый ребенок рождается особенным, с удивительными способностями и потрясающим потенциалом, - твердила она себе.

«Некоторые люди скажут: этот ребенок не должен был появляться на свет. Они боятся, что ребенок с синдромом Дауна не будет «совершенным». Но что вы, жители Земли, вкладываете в понятие «совершенный» или хотя бы «нормальный»? Загляните в любой магазин, школьный коридор, офисную столовую. Вы не обращали внимания на то, что всех вас Я сделал разными? Поверьте Мне, «совершенства» в этом мире нет», - так завершила Сара свое письмо. И очень скоро в этом мире появился Тригг Пэйлин.

Скоро ему исполнится 4 года. Каждое утро, просыпаясь, мальчишка хлопает в ладоши и громко смеется. Так он приветствует каждый новый день. «Он разглядывает все вокруг, словно вопрошая: “Ну, мир, что хорошенького ты приготовил мне на сегодня?” - рассказывает его мама. В июле 2009 года Пэйлин оставила пост губернатора Аляски, не дожидаясь окончания срока, и посвятила себя заботам о сыне. Она говорит, что всегда ставила семью на первое место и ни разу не пожалела об этом, хотя и приходилось отказываться от других важных дел и проектов.

«Разумеется, некоторые дни бывают более сложными, чем у матерей обычных детей, - осторожно говорит она. - Такие простые для всех, будничные вещи, как посещение врача, заказ путешествия, поход в гости и даже обычный прием пищи или крепкий ночной сон, превращаются для нас в проблему». Но все эти трудности она называет «относительными» и ценит их гораздо больше удобной жизни без страха и тревог. «Господь знал, что делает, благословляя нас Триггом» - убежденно говорит она.

Воспитание «особого» ребенка Пэйлин называет уникальным испытанием, а себя – счастливой матерью. Это не поза. Сара не скрывает, что живет в чувстве постоянной тревоги: боится за здоровье Тригга, за трудности его социальной адаптации. Боится жестокости общества, с которой ему, конечно, предстоит встретиться.

«Впрочем, - добавляет она, - невольная жестокость человека, не понимающего состояния моего мальчика, ничто по сравнению с улыбкой прохожего, обращенной Триггу. В эти моменты я испытываю ни с чем не сравнимую материнскую гордость!»

Кто-то прислал семье Пэйлинов наклейку для машины: «У моего сына больше хромосом, чем у вашего!» Они, не задумываясь, налепили ее на бампер. «Вначале нас преследовал страх неизвестности, а теперь мы гордимся посланным нам испытанием», - объясняет Сара.

О родителях «особых» детей Пэйлин говорит так: «Да, нам приходится сталкиваться со страхами, трудностями и множеством проблем, но наши дети - благословение Божие. И люди, которые живут, не зная и не понимая этого, теряют очень много».

Елена Галанова

Источник: miloserdie.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ