Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Кто поднимет Рому на урок?

Учитель для инвалидов – это не профессия, а призвание. За которое у нас не платят. Мальчику Роме не повезло с самого рождения. У него детский церебральный паралич, ДЦП. Он инвалид-колясочник. Но ходит в школу. Точнее говоря, его туда привозит каждое утро мама, на коляске. А после обеда, когда уроки закончатся, забирает его домой. Точнее, увозит — на коляске.

Ну а в «перерыве», между утренним приездом в школу и отъездом в обед, Рома сидит в своей коляске недалеко от раздевалки. Выше первого этажа в своей школе он еще ни разу не поднимался. И каждый вечер Рома рассказывает своей маме, что и сегодня он снова так и не побывал ни на одном уроке, рассматривая несколько часов чужую верхнюю одежду.

Роме еще повезло: он умеет говорить и может рассказать о том, сколько разочарований каждый день приносит ему школа. А его мама снова и снова идет к директору, прося и требуя, чтобы ее сыну учителя уделили немного внимания.

Надо раскрыть маленькую тайну. Рома ходит не в обычную, а в коррекционную школу для детей, больных ДЦП. Ходячие ученики сами доходят до своих классов, а колясочников должны развозить… Но кто? Учителя? Это не входит в их обязанности. Непрестижная это работа в нашей стране — помогать инвалидам. Вот и не учат таким премудростям в институтах.

Именно потому и не могу я обвинять в черствости учителей спецшколы для дэцэпэшников. Их ведь тоже не учили, как учить таких детей, — нет у нас в вузах такой специальности — «учитель для инвалида». Да и не профессия ведь это, а призвание. А на одно призвание в городе не проживешь.

…Инклюзивное образование — это здорово. Это то, чем живет сегодня современный цивилизованный мир. Эта система создавалась на Западе десятилетиями — появлялись методики обучения, нарождались специалисты, вырастала государственная система социального обеспечения инвалида — такая, чтобы маленький «человек-не-такой-как-все» не чувствовал себя обузой для своих родителей — недаром же иностранцы не пугаются усыновлять наших детей-инвалидов. Но неужели мы действительно считаем, что достаточно объявить о государственной программе — и все наладится? А как же подъемники или лифты? Как быть с отсутствием специалистов? Да и сами дети — готовы они принять не таких, как они сами?

Но недавно Роме все-таки дали понять, что он — такой же, как все! В его квартире прорвало трубу. Затопило соседей снизу. Здорово так затопило, на несколько сотен тысяч. Был суд, естественно. Представители ДЭЗа сумели доказать свою невиновность: мол, за то, что внутри квартиры, они не отвечают. И Роминых родителей приговорили к возмещению убытков: теперь из их совокупного дохода ежемесячно будет вычитаться энная сумма. А чтобы погашение шло быстрее — на этом настояли потерпевшие жильцы, — судья, считая совокупный доход, учел и Ромино пособие по инвалидности.

Теперь Рома тоже платит. Теперь он такой, как все.

Как у них

На Западе любой инвалид обеспечен всем необходимым за счет государства с самого рождения. К услугам его родителей — бесплатные няни или волонтеры, любая корректирующая мебель (для больных ДЦП она жизненно необходима, стоимость комплекта — от двух тысяч евро), ведущие специалисты. Не говоря уже о лекарственных препаратах.

Любое здание проектируется с учетом возможности посещения инвалидом-колясочником. Ну или любым маломобильным человеком: к его услугам — бесплатные коляски с электроприводом. Не просто коляски, а коляски, которые спроектированы с учетом того, что у больных ДЦП и просто парализованных людей атрофированы ягодичные мышцы. Они сидят практически на костях, что в обычной коляске — безумно больно.

И наконец, там, у них, никто и никогда, ни под каким предлогом не зай мет место на стоянке, предназначенное инвалиду. Даже если вокруг не будет ни одного свободного места.

Дмитрий Семенов

Источник: vmdaily.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ