Архив:

На своих двоих

Безногий бегун Оскар Писториус: «Я никогда не мечтал о мировой славе и, откровенно говоря, до сих пор побаиваюсь ее»

Ничего особенного в этом слегка небритом парне, сидевшем напротив, не было. Лишь плотная джинсовая ткань едва заметно обозначала металлические скобы на его коленях. Протезы стали неотъемлемой частью жизни южноафриканца Оскара Писториуса в одиннадцать месяцев. Именно в этом возрасте врачи были вынуждены ампутировать ему ноги ниже колена — у малыша не оказалось малоберцовых костей. На этих протезах он делал первые шаги, на них учился бегать…

Сегодня Писториусу мало быть сильнейшим бегуном-ампутантом мира, он претендует на участие в Олимпийских играх, которые пройдут летом в Лондоне. На недавно состоявшейся в британской столице ежегодной премии «Лауреус» — спортивном аналоге «Оскара» — Писториус был признан «Лучшим спортсменом с ограниченными возможностями». После церемонии он ответил на вопросы «Итогов».

— Оскар, вашим звездным часом в прошлом году стало выступление на чемпионате мира по легкой атлетике в Тэгу, где вы завоевали серебряную медаль в эстафете 4x400. Там вы впервые соревновались со здоровыми атлетами и привлекли, пожалуй, беспрецедентное внимание к себе.

— Из-за этого полностью сосредоточиться на своем выступлении мне так и не удалось. Раньше я никогда не участвовал в таких соревнованиях и, естественно, сильно волновался. В конце концов, это меня и подвело: в полуфинале 400-метровки я показал результат на несколько десятых хуже, чем в забеге. Дело даже не в физической форме, я был готов выступать два дня подряд. Сложнее оказалось сохранить концентрацию, не отвлекаться на посторонние вещи. Участие в чемпионате мира принесло мне неоценимый опыт. Думаю, он может здорово пригодиться при подготовке к лондонской Олимпиаде.

— Почему для вас было так важно выступить в Южной Корее?

— Знаете, всю свою жизнь я иду от малого к большому. Впервые выступил в соревнованиях для спортсменов с ограниченными возможностями еще в школе, куда ходил вместе с братом и сестрой — это было в 1996 году. Потом последовали соревнования на областном и национальном уровне… В 2004-м я стал профессионалом и с каждым годом поднимался все выше и выше. Сейчас я стремлюсь к новым горизонтам — регулярно бороться со здоровыми атлетами на чемпионатах мира и Олимпиадах. Только такое соперничество даст мне новые возможности для спортивного роста.

— Спортивные технологии меняются с каждым годом. Помнится, поездке в Тэгу предшествовали длительные административные разбирательства по поводу того, дают ли вам карбоновые протезы преимущество в беге перед здоровыми атлетами или нет. Ваши протезы со временем совершенствуются?

— Это очень деликатный вопрос. Прежде чем разрешить мне выступать вместе со здоровыми атлетами, проверяющие мои протезы только что на зуб не пробовали. Да, наша команда внимательно следит за технической революцией, время от времени тестирует разные материалы. Но выступаю я по-прежнему на тех же протезах, на которых начал серьезно бегать в 2004 году.

— Сколько их у вас в пользовании?

— Мои беговые протезы называются Flex-Foot Cheetah (в переводе — «гепард с гибкими ногами». — «Итоги»). Они изготовлены по специальному заказу в Исландии. Я постоянно использую две пары для бега и две пары для повседневного ношения за пределами стадиона. Стоимость тех, с которыми я впервые преодолел 400 метров быстрее 50 секунд, составила более 30 тысяч долларов. Но они оправдали свою цену.

— Вы выступаете сразу на нескольких дистанциях. Какая из них вам ближе всего?

— Определенно, 400-метровка — моя самая сильная дистанция. Именно на ней я больше всего фокусирую свое внимание и отвожу ей 90 процентов времени на тренировках. На лондонской Олимпиаде я надеюсь выступить именно в беге на круг и в эстафете 4х400. На соревнованиях атлетов с ограниченными возможностями я стартую еще на дистанциях 100 и 200 метров. Однако переход дается непросто, ведь в спринте главное — скорость, в то время как в беге на средние дистанции на первый план выходит выносливость. К тому же на стометровке любой промах может откинуть тебя далеко назад. Проспишь на старте или не успеешь набрать нужную скорость на первых 30 метрах, и все — пиши пропало. В беге на 400 метров цена ошибки гораздо ниже.

— Практически в каждом ответе вы упоминаете лондонские Игры, причем Олимпийские, а не Паралимпийские. Но ведь насколько я знаю, поездка в Лондон вам еще не гарантирована?


— Да, это зависит от результатов. Существует два квалификационных норматива — «А» и «В». Если ты дважды выполняешь первый из них, попадаешь на Игры автоматически. Если дважды превышаешь второй, участие в Играх зависит от позиции национальной легкоатлетической федерации. Пока я шесть или семь раз выполнил норматив «В» и однажды — «А». Но у меня достаточно времени, чтобы превзойти его еще раз. Если не ошибаюсь, это надо сделать до конца июня.

— Успеете?

— Я стараюсь трезво смотреть на ситуацию. С одной стороны, верю в свои силы. С другой, отчетливо понимаю — в оставшиеся два месяца предсезонной подготовки предстоит еще многое сделать. Сейчас я доволен тем, что за зиму не набрал ни грамма, сохранил свои боевые 72 килограмма. Для меня это проблема: два года назад я практически перестал прогрессировать из-за лишнего веса. Затем перешел на новую диету, начал есть больше овощей и скинул 7 кило. Надежду мне внушает и моя команда. Тренер работает со мной уже восьмой год, а массажист и специалист по физподготовке — четвертый. Это настоящие профессионалы, очень опытные люди.

— Как проходит ваша подготовка к олимпийскому сезону? На тренировках выполняете тот же объем работы, что и обычные бегуны, или есть нюансы?

— Подготовка к Играм стартовала еще прошлой осенью. После чемпионата мира в Тэгу я отдыхал три недели, потом начал готовиться. Основной блок тренировок, как обычно, прошел в Италии, в местечке Жермона. Здесь теплый климат, удобный стадион, гостеприимные люди... Моим спарринг-партнером является известный спринтер из Зимбабве Монион Гани, и все упражнения мы выполняем на равных. Ни о каких поблажках не может быть и речи, ведь я должен выступать на том же уровне, что и здоровые атлеты.

— Вы можете стать первым спортсменом в мире, который примет участие в Олимпийских, а потом и в Паралимпийских играх. В чем сложность такого совмещения?

— Самое сложное — удержать хорошую форму на протяжении нескольких месяцев. Задача формулируется так: в начале лета выполнить квалификационный норматив, в августе успешно выступить на Олимпиаде, а через три недели после ее окончания — на Паралимпиаде. Думаю, это возможно. В прошлом сезоне высокие результаты у меня пошли в марте, и до сентября я стабильно показывал время в районе 45,3—45,4 секунды. Если мы повторим прошлогоднюю модель подготовки, все должно получиться.

— Слышал, вы не только активно тренируетесь, но еще и начали телевизионную карьеру.

— Один из итальянских каналов пригласил меня выступить в шоу «Танцы со звездами». Вы, наверное, знаете принцип этой программы: в ней профессиональные танцоры выступают в паре с известными актерами, спортсменами, ведущими… Если честно, я очень нервничал перед первой съемкой, ведь раньше танцевать мне не приходилось. Да и времени для тренировок было немного, мы провели лишь пару репетиций. К счастью, мне повезло с инструктором. Он был очень терпелив и все время повторял одну вещь: танцы — это не просто движения под музыку, это полет души. В конце концов я решил расслабиться и отпустить свою душу на волю. (Улыбается.)

— Приглашение на телевидение доказывает, что вы стали настоящей знаменитостью. На улицах стали чаще узнавать?

— И да и нет. (Смеется.) Знаете, когда я в джинсах прихожу на встречу или вечеринку, люди часто не узнают меня. «Так-так, Оскар немного задерживается», — замечают они, поглядывая на часы. Приходится поднимать руку: мол, я здесь, и тем самым вгонять хозяев мероприятия в краску. Но если после тренировки я захожу куда-нибудь в спортивной куртке и видны протезы на ногах, меня узнают моментально. Дети обычно подходят и начинают рассматривать мои искусственные ноги. Родители в такие минуты теряются и тщетно пытаются их увести. Но я отношусь к таким вещам с юмором: рассказываю, что нижние конечности мне откусила акула, или еще что-нибудь в этом роде. Можете представить их глаза! А если серьезно… Конечно, теперь меня признают уже не только фанаты легкой атлетики. Вообще многие спортсмены по мере развития карьеры становятся все более и более заметными. Я в этом смысле не исключение. Однако спорт по-прежнему остается главным направлением в моей жизни. Все остальное — так, приложение к легкой атлетике. К тому же я никогда не мечтал о мировой славе и, откровенно говоря, до сих пор немного побаиваюсь ее. Думаю, должно пройти еще года два, прежде чем я окончательно привыкну.

Владимир Рауш

Источник: itogi.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ