Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Особая мама

Картинами из песка она лечит детей

Виктория Пархоменко работает в уникальном стиле Sand Art. Этот вид творчества осваивала сама - без учителей и учебников. Надеялась и верила только в одно: сила искусства поможет спасти ее маленькую дочку

Знаки судьбы

Виктория не живописец, не училась в художественной школе, а сейчас собирает залы. Из симфонии песка, света и музыки рождаются картины, которые живут мгновение. Это и завораживает: один песчаный сюжет плавно перетекает в другой, создавая бесконечный калейдоскоп историй, очень похожий на жизнь самой Виктории, с той только разницей, что плавных переходов в жизни не было. Судьба кромсала, оставляя рваные края.

Если бы кто-нибудь много лет назад сказал Вике, что она будет выступать на сцене, что у нее будет четверо детей и один приемный ребенок - ни за что бы не поверила. Она была девушкой своенравной, в суждениях категоричной, в предопределенность не верила.

В 16 лет с Викой случилась история. Отдыхала с подружкой на берегу реки и заметила, как мимо наперегонки плывут два парня. Один заметно опережает. Когда же он вышел из воды, подружки обомлели. Вместо ноги - культя. Как выяснилось позже, инвалид с детства. Парень особо не тушевался, заигрывать начал. Вика фыркнула. Он взял жменю песка и, медленно разжимая пальцы, произнес в такт сыплющимся крупинкам: «Подожди, красавица, ты еще за меня замуж выйдешь и детей нарожаешь». Спустя семь лет Павел действительно стал ее супругом.

До этого Виктория успела выйти замуж, родить сына Захара и развестись. Во время родов произошел еще один, по ее мнению, значительный эпизод. «До сих пор стыдно и больно об этом вспоминать, - признается Вика. - Со мной родила женщина, больная ДЦП. Когда ребенка приносили кормить, рядом всегда были две медсестры. Одна держала женщину, вторая - прикладывала к груди младенца. Елена не могла сохранять нормальную позу, ее постоянно трясло от конвульсий. Через время увидела ее мужа - такого же инвалида. Тогда я, переполненная негодованием, подумала: «Ну зачем бог дает детей «таким» людям?»

Через несколько лет жизнь дала ответ. У Виктории родились близнецы - крепкий, здоровенький мальчик и девочка - с диагнозом «детский церебральный паралич». «Я сразу все поняла, - говорит Виктория, - и сразу решила: буду воспитывать, растить, ставить на ноги».

К тому времени на супруга надежды не было. Виктория действительно вышла замуж за Павла, как он и предсказал. Они встретились второй раз случайно, хотя в случайности Виктория теперь не верит. Первого сына родила, уже будучи свободной женщиной. Через три месяца вышла на работу. Занималась риэлторством. Разрывалась между клиентами и грудничком, нужны были деньги. Павел в это время как раз искал подходящий размен, на этой почве и сошлись. Поначалу все было хорошо, стабильно.

Жили тогда в Кургане. Однажды на улице увидели девчушку лет 12-ти, которая в январский мороз была одета в лёгкую куртку и тонкие колготки. Оказалось, попасть домой не может - пьяные родители двери не открывают. Если бы Виктория не вмешалась, Леночка погибла бы: у нее обнаружили астму, истощенность. Пьяниц лишили родительских прав, Лену отправили в детдом, но через месяц Вика забрала ее.

Спустя время у них с Павлом появился совместный ребенок, тоже Пашка. Неожиданно бизнес дал трещину.

В один день семья стала нищей. Друзья помогли переехать в город Пласт Челябинской области, что, по мнению Виктории, тоже не случайно. Ведь город знаменит залежами и добычей золотоносных песков. На какое-то время Пласт стал «золотой жилой» и для семьи Пархоменко.

«В этот период со мной случился перелом, - говорит Виктория. - Квартирным бизнесом больше заниматься не хотела и не могла. Сидя дома, начала рукодельничать: лепила из глины кукол и продавала. Сначала штучно, потом организовала выставку-продажу. Но душа хотела чего-то чистого, светлого».

Все и ничего

Что может быть чище кристального льда? Виктории повезло, она быстро стала популярной в небольшом городе и получила предложение - сделать к Новому году ледяную скульптуру на городской площади. За четыре часа работы при -28 0С «вытопила» двухметрового Джина.

Чтобы лед был податливым, шлифовала его раскаленными утюгами. «Уникальный опыт, - смеется Виктория, - но больше этим заниматься никогда не буду - адский труд!» Вырученных денег хватило на обустройство новой жизни. Семья решила перебраться на юг, в маленький хутор Бужор под Анапой. На хуторе пришлось не жить - выживать. Цивилизации - ноль: ни отопления, ни воды, сбережения быстро кончились - все это нарастало комом взаимных обид, упреков.

Муж стал выпивать, распускать руки. «Я оказалась забита в прямом и переносном смысле, - говорит Виктория, - чувствовала себя ужасно, похудела с 87 до 49 килограммов, а тут еще выяснилось, что беременна». Денег не было даже на то, чтобы поехать в район, стать на очередь в консультацию. Так и проходила все девять месяцев в неведении, что носит двойню.

Роды были трудные. Алиса родилась через полтора часа после Вити. Из-за кислородного голодания еле выжила. Врачи предупредили: проживёт 12, максимум 18 лет. Ходить и говорить не будет никогда.

Первый год Виктория плакала, жалела дочку, жалела себя, постоянно задаваясь вопросом: за что, почему я?

Однажды Вика прочла притчу «Особая мама». Она начинается так: в этом году 100 000 женщин станут матерями детей-инвалидов. Думали ли вы когда-нибудь, почему именно они? Среди основных качеств значились самостоятельность и независимость.

Виктория проявила их сполна. Несмотря на трудности, ушла от мужа. Нашла клинику в Москве, где помогали таким детям, как Алиса. Лечение стоило более трех миллионов рублей. Решила - надо заработать эти деньги. «Рассуждала так, - вспоминает Виктория, - в Анапу ежегодно приезжает тысячи туристов. Если каждый даст хотя бы по 100 рублей, появятся средства на лечение. Вот только за что люди готовы платить?..»

Ответ пришел неожиданно. Виктория занималась медитацией и во время сеанса увидела странные картины. На следующий день друг показал ей запись израильской художницы Иланы Яхав - мастера с мировым именем, работающей в технике Sand Art. «В этот момент все стало на свои места, - говорит Виктория, - я поняла, что надо делать».

В память о дочке

Начала учиться. Ежедневно в течение месяца по 12 часов. Первый показ устроила в мае 2009 года, на свой день рождения. Было 30 человек. Люди, не видящие ничего подобного, пришли в восторг. Виктория загорелась, но оказалось, что делать искусство и продавать его - две большие разницы. На пиар денег не было, а желание работать было огромным. Выступала бесплатно: в детских приютах, больницах, детдомах. Постепенно о художнице узнавали, стали появляться интересные приглашения, но время было упущено. Найти деньги, необходимые на лечение дочери, Виктория не успела.

«В ночь смерти дочки приснился сон, - вспоминает Виктория, - мой покойный брат взял Алису за руку и увел. Я плакала, умоляла его остановиться, но он сказал: так надо. Только сейчас поняла почему. Алиса пришла в этот мир, чтобы изменить меня.

Я стала другой. Разучилась жалеть себя, научилась больше отдавать, чем брать, научилась бескорыстной любви. И еще, теперь вижу знаки судьбы».

Алисе было всего шесть, когда она умерла. Потерю сестренки тяжело перенесли старшие дети - они очень любили малышку, заботились, как могли. Полгода Вика не могла прийти в себя от горя, не говорила на эту тему, но сейчас снова работает.

Появилась мечта - открыть реабилитационный центр, основанный на арт-терапии. «Рисование песком - это не только красивое шоу, - поясняет Вика, - я учила рисовать детей, больных ДЦП. Результаты есть. Через 10 - 15 дней снижается напряжение мышц, движения становятся более плавными. Развивается моторика, речь, раскрывается внутренний мир ребенка, уходят страхи и неуверенность. Это может стать реальной помощью медикаментозному лечению».

Песок зыбок, как и наша жизнь, каждый рисует на нем свою картину мира, для Виктории она заключается во фразе: нарисуем - будем жить.

Источник: kuban.aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ