Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Толерантность и ее границы в обществе

В редакцию пришло письмо. В нем описывается стандартный отдых в стандартном немецком кафе. Начинается письмо традиционно. "…Воскресный вечер. Кафе. Среди посетителей много молодежи, семейные пары с детьми. Люди отдыхают, общаются... И все бы ничего, но в центре зала возникает группа из шести, как сейчас принято говорить, людей с ограниченными возможностями и их сопровождающих. Они занимают лучшие места. Все они в шлемах, дабы не повредить себе голову. Они вопят, корчат рожи, так, что создается ощущение, что вы пришли не в кафе, а в психиатрическую лечебницу.

Со мной моя пятилетняя дочь, которая просто в ужасе, мне приходится ей потом весь вечер объяснять, что это за веселая компания... Мы направляемся к выходу, и тут дверь туалета распахивается и в зал с посетителями вваливается одна из вышеупомянутой группы, старушка лет 65 абсолютно голая ниже пояса и начинает что-то мычать, ее сопровождающий, находящийся почему-то на другом конце зала, несется к ней и впихивает ее обратно в кабинку..."

Лично мой вечер испорчен, и думаю, не только мой... Это не первое мое столкновение с такими людьми».

Несомненно, такое в России невозможно, поскольку любой охранник, без которого не обходится ни одно общественное заведение в нашей стране, вряд ли впустил бы подобных инвалидов.

Другое дело Германия. Сами немцы утверждают, что воспитывают таким образом терпимость к людям с ограниченными возможностями с детства, инвалиды, по их мнению, являются полноправными членами общества... Вопрос, с точки зрения автора письма, очень щепетильный, особенно в Германии, но не становятся ли эти самые инвалиды центром общества, подчиняя себе интересы здоровых людей.

Дело в том, что в Германии происходит смена парадигмы: инвалидов больше не устраивает «золотая клетка» спецмастерских и спецучреждений. Тренд очевиден – они выходят из тени и становятся нашими одноклассниками, однокурсниками и коллегами.

Явление это, впрочем, не чисто немецкое, а скорее европейское. Однако для Германии существуют свои исторические корни, которые и обусловливают значительно большую терпимость, чем в других странах. Речь идет об исторической памяти. Дело в том, что в период Третьего рейха в рамках программы уничтожения лиц, считавшихся «биологически угрожающими здоровью страны», которая получила свое название по адресу главного бюро в Берлине на Тиргартенштрассе, 4, с 1940 по 1941 год было уничтожено свыше 70 тыс. человек с психическими расстройствами, умственно отсталых больных, инвалидов, а также детей с неврологическими и соматическими заболеваниями. После официального закрытия программы уничтожение пациентов тем не менее продолжалось, и к 1945 году число убитых превысило 200 тыс. человек; кроме того, с 1942 по 1945 год около миллиона пациентов были замучены голодом в немецких психиатрических больницах.

Предпосылками этой программы была широкая распространенность в Германии популярной тогда в ряде стран евгеники, идей расовой чистоты и представлений о дегенеративных психических болезнях, передающихся из поколения в поколение. Такими учеными-идеологами, как Альфред Хохе, Карл Биндинг, высказывалось утверждение, что люди с психическими расстройствами являются носителями неизлечимых заболеваний, ослабляющих «господствующую расу», и в целях экономии государственных средств они должны быть ликвидированы.

Массовые убийства осуществлялись на территории Германии, позднее – на территории Польши, СССР и других оккупированных стран посредством введения отравляющих веществ, ядов, отравления газом, расстрелов. Именно в рамках программы Т-4 впервые (еще до применения в концентрационных лагерях) нацистами были использованы газовые камеры; первая газовая камера была испробована в Хадамаре (земля Гессен) в конце 1939 года.

С самого начала расовая принадлежность была одним из критериев отбора жертв. Систематическое убийство в психиатрических клиниках еврейских пациентов явилось первым решающим шагом к геноциду европейских евреев. С лета 1940 года пациентов-евреев ссылали в определенные заведения-сборники и затем уничтожали в газовых камерах программы Т-4 исключительно на основании их происхождения. Поэтому тенденция к гуманизации общественной жизни, которая включает в себя и толерантность к людям с ограниченными возможностями, в том числе и умственными, получила именно в Германии широкое распространение. А большинство инвалидов путь ограничений уже не удовлетворяет – слишком уж эта специальная среда напоминает «золотую клетку», которую общество построило, чтобы инвалиды существовали по отдельности и не тревожили его своими проблемами. То же касается и образования – если раньше специальные школы казались победой гуманизма, то теперь в них все чаще видят клин, разделяющий людей на два лагеря. Да, инвалиды «выходят из сумрака» специализированных учреждений и начинают учиться и работать рядом с теми, кого общество признает здоровыми и нормальными. Это – глобальный тренд. Это предусматривает и Конвенция ООН по правам инвалидов, которую Германия подписала в марте 2009 года. Другой вопрос, насколько толерантным будет общество к этим изменениям. Многим в Германии не нравится то, что люди с ограниченными возможностями получили неограниченный доступ во всевозможные общественные заведения, но они боятся высказывать или открыто показывать свое недовольство. Ведь за это на них можно тут же подать в суд. И владелец кафе, например, не пустивший инвалида в свое заведение, рискует стать ответчиком в суде. Таким образом, выбор, по сути дела, только один и только у посетителей: не посещать или покидать заведения при появлении инвалидов. Одним словом, либо терпи, либо уходи. Но это уже проблема каждого из немцев, в том числе и владельцев кафе и других общественных заведений.

Лена Васильева

Источник: ng.ru