Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Наше общество не для слабых

В нашем обществе слабым быть нельзя. Слабых социум отвергает и обрекает на гибель. Конечно, не так, как в древней Спарте, где хилых малышей сбрасывали со скалы. У нас, вроде бы, наоборот: даже с патологически малым весом новорожденных будут выхаживать. Но что ждет человека с ограниченными возможностями, не способного адаптироваться к условиям социума, не способного к труду в нашем обществе? Есть ли хоть какие-то механизмы защиты людей, выпадающих из нормальной жизни?

Расскажу такую историю, больше, правда, похожую на сказку про зайчика и лису. Помните, у зайки была избушка лубяная, а у лисицы ледяная. И когда ледяная избушка лисицы растаяла, она пришла к зайцу и поселилась у него. А затем и выжила серенького на улицу.

Точно такая же история происходит сейчас с одним моим знакомым, поэтом Николаем Островским. Николай – существо совершенно безобидное и романтически настроенное. С ранней юности он пишет стихи. Когда их читаешь, то кажется, что автор этих строк по ошибке попал из века XIX в век XXI.

Николай абсолютно не приспособлен к современной жизни и не может ничего иного как писать стихи и философствовать. Вот такой он человек! Пока жива была его мама Аида Владимировна, семья хоть как-то да существовала на ее пенсию. Да и хозяйство она умела вести и как-то выкручиваться из бедности могла. Жили мать и сын вдвоем в небольшой квартирке в старом муниципальном доме в самом центре Уфы. Комната 18 метров на двоих, кухонька и сени. Квартирка не ахти, но и на нее нашлась любительница поживиться за чужой счет. Женщина работала в паспортном столе Кировского района. Увидев бедственное положение семьи Островских, она предложила «помощь».

- Пропишите меня к себе, - сказала она. Я вам за это пять тысяч заплачу. Буду еще продуктами помогать и за квартиру платить.

Надо представить, в каком бедственном положении находились эти люди, если за такие мизерные деньги согласились добровольно прописать к себе на 18 квадратных метров совершенно постороннего человека! Пять тысяч закончились моментально. А про свои обещания помогать продуктами Саттарова совершенно забыла. За квартиру же платила иногда. Но очень нерегулярно. В 2005 года мама Николая скончалась. И он остался один. Жил на мизерную пенсию по инвалидности II группы.

Тем временем часть дома, где он жил, обвалилась, погребя под собой двух человек. Дом признали аварийным и подлежащим сносу.

И тут выяснились поразительные вещи. Прописавшаяся дама каким-то таинственном образом смогла «увеличить» на бумаге площадь квартиры, что позволило ей прописать на чужую жилплощадь, уже без согласия хозяев, еще и двух своих детей, в том числе несовершеннолетнюю дочь. При обмене паспорта, которым занималась она же, Николай случайно обнаружил себя «прописанным» в соседской квартире. Эту «ошибку» паспортистки ему удалось исправить ценой невероятных усилий. Иначе он уже сейчас оказался бы на улице. Более того, паспортистка сумела оформить документы, по которым она вдруг оказалась «племянницей» героя нашего печального повествования. И тут Николай, наконец, не выдержал и подал в суд на эту «лису патрикеевну». На суде женщина утверждала, что она все время жила по адресу согласно прописке, хотя свидетели-соседи утверждали совершенно обратное. Но суд не принял во внимание показания свидетелей и отказал Николаю в иске. Посторонняя женщина с двумя детьми так и осталась прописанной в его квартире.

Но история только начинается. Аварийный дом по улице Аксакова,36 стали расселять. Сейчас в нем кроме Николая Островского никого не осталось. По новому законодательству снос не является основанием для улучшения жилищных условий и, значит, Николай должен вселиться теперь в однокомнатную квартиру вместе с совершенно посторонней для него женщиной, к тому же с двумя детьми. Конечно, он этого категорически не желает, потому и не выселяется из аварийного дома. Он опасается, и не без оснований, что хваткая женщина быстро сживет его со свету или просто поместит в психиатрическую лечебницу, так как инвалидность у него оформлена именно по этому профилю.

Доброжелатели предлагают ему оформить документы и переселиться в пансионат. И тогда уж он действительно лишится пусть и небольших, но своих собственных квадратных метров.

Несколько судов, через которые Николай Островский прошел, принимают сторону хитрой «лисички-сестрички». Ведь обитатели «лубяной избушки» прописали ее к себе добровольно. А, значит, все по закону.

Вот такая история! Она показывает, что слабый человек в нашем обществе абсолютно никак не защищен и ни от чего не застрахован. Таких историй десятки. У меня есть знакомая женщина, которая всю жизнь проработала на одном из крупнейших предприятий Уфы. Она работала не кем-нибудь, а начальником отдела ОТК режимного предприятия. Ветеран труда, дочь героя Великой Отечественной войны, воевавшего в одной эскадрилье с легендарным Мусой Гареевым и всю жизнь дружившего с ним. Ольга Глаголева - человек очень заслуженный. Но так получилось, что выйдя на пенсию, она осталась без квартиры и, по сути, стала бомжом. Ей приходится сейчас скитаться по разным углам. Иногда ночевать в подъездах. А прошлую зиму она прожила в каком-то вагончике. Как ей помочь – я не знаю…

А между тем в развитых цивилизованных странах разработаны четкие и работающие механизмы социальной помощи таким людям, которые, что называется, выпали из гнезда.

Например, в Австралии аборигенам, которые не могут вписаться в социум, не могут работать, пожизненно оказывается финансовая помощь. Их обеспечивают жильем и всем необходимым для жизни.

Наша страна не беднее Австралии, но отношение к людям у нас совсем другое.

Светлана Гафурова

Источник: i-gazeta.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ