Архив:

Чистой воды лекарства

Даже если лекарство ну оч-чень дорогое, это еще не значит, что оно помогает лучше воды из-под крана. Если метод лечения повсеместно применяется десятилетиями, это не гарантия, что он эффективнее битья в бубен. Если фармацевтические компании стоят на переднем крае науки, это не означает, что они любят рассказывать волшебные сказки.

Развод для кроликов

Типичная ситуация: живет себе пара пожилых пенсионеров, и вдруг дедушку парализовало. Врач традиционно прописывает актовегин. Десяток флакончиков для инфузии стоят, как бабушкина пенсия. Бабушка не знает слова "дилемма", но та встает перед ней в полный рост: или самой кушать, а дедушку хоронить, или же наоборот? Спрашивается: а стоит ли австрийское чудо-лекарство бабулькиного самопожертвования?

Свои смутные подозрения я высказал при встрече с одним из руководителей "СК фармация". Когда круг обязательных вопросов был исчерпан и разговор плавно перетек в неформальное русло, я попросил его растолковать, что собой представляет сия субстанция?

– Актовегин? Это депротеинизированный гемодиализат телячьей крови, – отвечал специалист по зельям и снадобьям. – Эффективность? Смешно! Ведь актовегин недалеко ушел от физраствора – что вообще может быть в нем действующим началом? Его действие неизвестно и не доказано. В Западной Европе, США, Японии актовегин не применяют и вообще лекарством не считают. Единственный заповедник, где он идет "на ура", – это республики бывшего СССР вследствие особой судьбы и ментальности их дремучего населения. Поищите актовегин в кохрановской библиотеке – увидите сами!

По гамбургскому счету

Библиотека, которую упомянул мой собеседник, является базой данных Кохрановского сотрудничества – некоммерческой международной организации, изучающей эффективность лекарств и лечебных методик. Это разрушители мифов, которыми медицина обросла, как пиратская шхуна ракушками, причем разрушители безжалостные. Чтобы зелье или камлание получили у них право называться лекарством и методом лечения, они должны пройти большие двойные слепые плацебоконтролируемые исследования. Только этому можно верить, все прочее – многолетняя традиция использования, восторги пациентов, совесть фармацевтических компаний – за аргументы не принимаются. Например, я с болью узнал, что лимончик или витамин C, которые все мы стараемся употребить при простуде, при жестком эксперименте оказались бесполезными!

Исследования в области доказательной медицины не имеют ничего общего с регистрациями и сертификациями соответствия, которые препараты проходят при пересечении национальных границ. "Разрешено к применению" – не значит, что лечит. Лекарство может иметь стопроцентное соответствие заявленному производителем сложному химическому составу, но не факт, что этот хитровыверченный состав полезнее толченого мела.

Многие всемирно известные производители лекарств любят кичиться своим честным именем и столетней историей, но как им доверять? Ведь они напрямую завязаны на прибыль! Например, президент "Никомед Россия-СНГ" Йостен Дэвидсен с очаровательной откровенностью заявил изданию "Секрет фирмы" по поводу вышеупомянутого актовегина следующее:

– В России клиническое исследование препарата законодательно не является необходимостью, поэтому его отсутствие не может быть для нас проблемой. Почему мы его не проводим? Потому что не испытываем потребности это делать. Мы видим, что препарат востребован российскими врачами, они его рекомендуют пациентам. Это важный момент, так как врачи в России достаточно консервативны и придерживаются известных и хорошо зарекомендовавших себя техник лечения. В свою очередь, потребители лояльны к актовегину.

В общем, "пипл хавает"! Зачем резать курицу, несущую золотые яйца? Это третий по продажам препарат у "Nycomed Group" еще с советских времен. Врачу кажется, что он лечит. Больному мерещится, что ему помогает. Стоит ли нарушать эту трогательную идиллию?

Муля, не нервируйте меня!

Копаясь в материалах Кохрановской библиотеки, я заметил, что под вопрос ставятся, прежде всего, неврологические средства. Каких только высокоученых словес не прочитаешь в их аннотациях: "улучшает передачу нервных импульсов в холинергических нейронах", "усиливает метаболические процессы мозга", "улучшает церебральный кровоток". И тут – как ушат ледяной воды: не доказано!

По этому поводу я позвонил однокурснику. Ныне он доктор медицинских наук, профессор, светило, и вообще в области невропатологии авторитет дальше некуда.

– А что ты хочешь? – отвечало светило. – Это у вас, кардиологов, нет проблем с объективизацией результата: давление померил, пульс посчитал. А как ты можешь измерить нейропротективное действие? В каких единицах оценивать метаболизм мозга? Вот и завалили неврологию всякой БАДоподобной ерундой.

– Давай тогда так: я буду называть лекарства, а ты скажешь, по собственному опыту, – есть от них толк или нет.

– Давай!

Несколько минут я перечислял всем известные, широко употребимые у нас медикаменты, а профессор, хмыкая, комментировал: "фигня", "пользы ноль", "отстой полный" и в том же духе. Потом снизошел:

– Ну, танакану (экстракт гинкго) я бы один маленький плюсик поставил. А церебролизину – два плюсика.

– Помогает?!

– Не то чтобы… Во всяком случае, я по нему диссертацию защищал!

Диссертации в медицине – вопрос особый. Стандартный "диссер" строится по принципу: опытной группе что-то скормили, контрольной нет, и теперь у пациентов из опытной группы показатели лучше. Но часто ли приходится видеть, чтобы диссертант заявил: мы все сделали как должно и пришли к выводу, что от лекарства толку, как от козла молока? Да никогда! Ведь тогда естественным образом возникает вопрос – ну и за что тебе, негативному такому, ученую степень присуждать? Таким образом, положительный эффект препарата не устанавливается в процессе исследования, а 100% заранее планируется еще на стадии выбора темы для диссертации. Получается, что научный факт – это одно, а сермяжная правда – совершенно другое. Во всяком случае, в кохрановской библиотеке почему-то преобладают как раз таки отрицательные результаты.

Спасение утопающих

Ей-богу, когда я работал в реанимации, таких вопросов ни у кого не возникало! Адреналин, атропин, мезатон и прочие применимые в интенсивной терапии эликсиры срабатывали с полкубика, непременно и однозначно. Стоило медсестре зазеваться, как больной под капельницей с нитроглицерином улетал в глубокий шок. А тут – ромашку устроили, понимаешь: действует – не действует?

Окончательно сбитый с толку, я решил, по примеру героических эскулапов прошлого, провести эксперимент на себе. Расчет был такой: если всобачить внутривенно, струйно двойную дозу препарата, употребляемого в неврологии для просветления мозгов, то должен ведь он как-то дать о себе знать? Даже если не по инструкции, то хоть как-то: голова там закружится, в ушах зашумит, чувство прилива-отлива и так далее. Что угодно – но пусть хотя бы намекнет, каналья, что он не совсем вода!

Таким манером я уже испытал пироцетам (аналоги известны с 1972 года), милдронат (национальная гордость латвийской фармакопеи), цераксон (вероятный наследник актовегина). Вы таки будете смеяться – ни разу не "торкнуло" вообще!!! От утренней чашечки кофе и то эффект нагляднее. Продолжаю эксперименты. А то ведь кому верить, а?

Кстати

Цитаты с врачебного форума:

"…Все в руках божьих, выздоравливает больной благодаря нашему лечению или вопреки – сказать сложно. Конечно, не подразумевается поддержка витальных функций – я про те препараты, которые, как считается, что-то там улучшают в головном мозге. Тем не менее – назначаем это все, и я тоже назначаю. А куда деваться?

Один раз не назначил, моя ошибка: родственники мне показались адекватными людьми, причем с малыми доходами. Постарался им объяснить, что нет лекарств, которые сколько-нибудь реально, подтверждено, помогают при свершившемся инсульте, нет смысла тратить деньги, надо просто делать то-то и то-то. Родственники мне не поверили, дозвонились невропатологу, тот им кучу рекомендаций дал, стали сами лечить всякими церебролизинами – актовегинами – мексидолами. Больной не умер, но глубокий инвалид. Родственники написали жалобу, что я не хотел лечить, не назначил нужное и т.д.

Было разбирательство, меня признали неправым и вкатили выговор. Ну и правильно, должен уже в родственниках разбираться, не первый год работаю. С тех пор назначаю все эти препараты, утешая себя тем, что и вреда они вроде не приносят, а родственники спокойны: считают, что все нужное делается. Вот так и живем в глубинке".

"…В перестроечное время лежал у меня дедушка – очень заслуженный и очень скандальный. А обеспечение тогда было... Ну кто помнит, тому рассказывать не надо. А дедушка требовал лечение, на намеки купить препараты грозил сразу жаловаться. Пришлось сказать, что персонально для него нашли препараты – и капали мы дедушке чистый физраствор... Эффект был очень хорошим. Ну понятно, плацебо...

Но что интересно, дедушка лежал потом еще несколько раз, когда кое-какие препараты у нас уже появились – из обсуждаемых церебропротекторов... Назначили дедушке их – говорит: неплохо, но в тот раз лучше помогало... Пришлось перейти опять на физраствор. Вот, говорит, другое дело! Сразу легчает!"

Александр Каминский

Источник: mk-kz.kz

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ