Архив:

"Я люблю свою жизнь!"

- Однажды на дискотеке ко мне подошел молодой человек. Наклонился, и тихо сказал: « Я весь вечер за тобой наблюдаю. Ты такая красивая, так стильно одета и выглядишь абсолютно счастливой…Глядя на тебя, я не боюсь когда-нибудь вдруг стать инвалидом». Наверное, это был самый лучший комплимент в моей жизни…

С Ириной мы решили встретиться за ужином в ресторане Jailbird. Поскольку она работает, то назначили его на вечер. Симпатичная такая девушка, подъехала на такси, уверенно вкатилась на коляске по пандусу, с интересом огляделась, оценила стильный «тюремный» интерьер отеля: «Очень впечатляющее место!», призналась, что вот здесь-то еще ни разу не была. А вообще обожает и по ресторанам ходить, и по дискотекам, и в гости к друзьям, отмечать праздники на берегу залива, ходить в поход с палатками и путешествовать по миру. Недавно, например, была в круизе по Карибам и на острове Майорка.

- Потрясающе! И для таких, как я – с ограниченными возможностями - все предусмотрено.

Вообще в путешествии для меня главный страх: потерять коляску в самолете ( вдруг улетит не туда?), сломать ее же ( где чинить!), ну и высокие поребрики на тротуарах - не заедешь!- рассказывает Ирина.- Впрочем, в большинстве европейских стран с этим все хорошо. Кроме, пожалуй, Болгарии. Там пришлось долго запоминать места, где можно съехать с тротуара. Если промахнешься, придется долго объезжать. Или, например, в Тунисе с этим тоже не очень. А так я всегда отдыхаю как вполне обычный турист: и достопримечательности осматриваю, и развлекаюсь, и купаюсь. Правда, только в бассейне: в море без посторонней помощи не смогу зайти.

Что касается жизни в Хельсинки, то тут, конечно, для людей с ограниченными возможностями предусмотрено почти все. Коляску выдает город, причем хорошую, потому что чинит ее тоже он. В метро, как известно, и лифты, и пандусы- инвалиды ездят по своим делам без проблем. Но вот в автобусы и трамваи уже так просто не поднимешься, слишком высоко. Впрочем, что касается последних, то в городе есть и трамваи, в которые можно въехать с уровня земли. Но ходят они без определенного расписания, поэтому нужно звонить по специальному телефону и узнавать: когда именно такой трамвай к определенной остановке подойдет. Поэтому город же оплачивает и поездки на такси. Из расчета 2 раза в день в течение недели (если человек работает или учится) и 18 раз в месяц- для личного использования. Все это, естественно, только в пределах Большого Хельсинки, то есть, включая поездки в Вантаа и Эспоо.

…В России у многих вызывает удивление такое правило: каждый год человек, даже не имеющий, например, ноги или руки, обязан проходить специальную медкомиссию. Для того, чтобы та убедилась: человек по-прежнему имеет право на пособие и прочие льготы по инвалидности. В Финляндии, оказывается, почти то же самое. Правда, Ирина пользуется итогами медкомиссии лишь для того, чтобы «продлить» услугу того же такси, ну и сдать некоторые анализы: чтобы убедиться, что положение не ухудшилось.

- Хотя, в принципе, не проблема записаться и на реабилитационные курсы в специализированных центрах. Тогда можно в течение двух-трех недель жить в этом центре, с тобой будут усиленно заниматься физиотерапией, массажем, ну и всем тем, что сможет улучшить физическое состояние. Оплачивает все КЕЛА. Работодатели, в принципе, такие вещи поддерживают, так как ценят здоровье своих работников.

Еще можно ко всяким психологам – психотерапевтам ходить, которые, может, помогут справиться с «трудностями жизни». В Финляндии довольно хорошо развита система «групп поддержки», чего бы это ни касалось: проблем со слухом, зрением, двигательной активностью, неврологических, психологических и так далее. А можно пользоваться всеми возможными лекарствами: обезболивающими, антидепрессантами…И стать для КЕЛЫ «своим» человеком- то есть больным и несчастным, которому радостно помогают. Я- не «свой». Работаю, сама себя обеспечиваю, таблетками почти не пользуюсь. Поэтому многих удивляет мой бодрый и счастливый вид.

Иногда и чиновники, и врачи чуть ли не прямо говорят: «Слушай, чего ты все рвешься, чего-то добиваешься? Ты же уже инвалид! Успокойся, сиди дома, тебя всем обеспечат!»

А я не хочу! Я живу, как все «нормальные» люди: работаю, встречаюсь с друзьями, знакомлюсь, влюбляюсь, хожу на свидания, расстаюсь…Естественно, у меня есть мечта- выздороветь. Но я люблю свою жизнь, и не променяла бы ее ни на чью другую!

Ирина заболела туберкулезом спинного позвоночника еще у себя на родине- на Гатчине в России, когда ей было одиннадцать лет. Причину врачи так и не установили. То ли это были последствия прививки от туберкулеза, которую делают всем подряд новорожденным еще в родильном доме, то ли бактерии попали, то ли еще что-то. И, если бы родители с ингермаландскими корнями не переехали в Финляндию, может быть, ее жизнь сложилась бы совсем по-другому. А в Хельсинки она сначала пошла в обычную финскую школу. Но потом учителя решили, что ей лучше заниматься в специализированной, и Ирина перешла в Ruskis- школу для детей с ограниченными возможностями. Кстати, может быть, и поэтому она так хорошо выучила финский язык. Детей там меньше, чем в обычных учебных заведениях, и очень часто уроки получались практически индивидуальными. Кроме того, в Ruskis лучше знали: как общаться с КЕЛА, как правильно заполнять анкеты, на какие государственные услуги такой ребенок имеет право…

- Конечно, я безумно благодарна Финляндии за такие возможности,- говорит Ирина.- Эта страна не только выучила меня, но и дала силы верить в себя, в то, что я могу достигнуть всего того, чего хочу.

После 9 класса она пошла в лицей, потом поступила в Haaga-Helia на программу IT технологии. И уже на последнем курсе нашла работу.

- Сначала на меня смотрели с настороженностью, - вспоминает она.- Но, в конце концов, я доказала, что умею хорошо делать свое дело. Понятно, что я могу потребовать себе и укороченный рабочий день, и дополнительные отпуска, и только в офисе сидеть, а не разъезжать на встречи с клиентами…Но зачем, если я со всем справляюсь? Сейчас, кстати, собираюсь пойти учиться дальше- на магистра.

По ее наблюдениям, не столь занятые люди очень часто начинают себя жалеть, а потому испытывать всякие проблемы, в том числе и с алкоголем. Например, во время «личных» поездок в такси оператор поездки имеет право подсаживать еще кого-нибудь по близкому маршруту. И очень часто попутчиками Ирины оказываются подвыпившие товарищи. Преимущественно, мужчины (наверное, потому что они всегда предпочитают более легкий путь). Многие в такой ситуации становятся истово верующими. Может быть, потому, что считают: раз «бог послал» такую болезнь, то с этим нужно смириться, замаливать грехи, чтобы не было хуже. Другие- сидят на антидепрессантах. ( Впрочем, среди знакомых Ирины довольно мало «товарищей по несчастью»)

-В Финляндии, как известно, есть три самых популярных лекарства: «Бурана» (обезболивающее), антибиотики и антидепрессанты. Сначала советуют первое. Не помогает- выписывают второе. Опять не помогает? Тогда уж точно поможет третье,- шутит Ирина.- Впрочем, я не пользуюсь ничем. На работе- как и остальным сотрудникам- оплачивают лишь визиты ко врачам по причине «острой болезни», типа гриппа, простуды, ангины. Поэтому за всем остальным хожу в обычную районную поликлинику. Правда, там врач «ведет» меня давно, знает, что мое состояние не изменилось, и ежегодная медкомиссия занимает не слишком много времени.

В целом, по мнению Ирины, ей здесь жить легко. Во-первых, тут не страшно оказаться на коляске даже в большой толпе. Стоит только погудеть, и люди расступаются, чтобы пропустить. Всегда помогают, например, открыть дверь или достать какую-то вещь с полки в магазине. В самолете заносят по трапу. И никогда не услышишь: « И чего сюда пришла! Больная- так сиди дома». Но даже не это самое главное. Не зря в Финляндии (да и во всем цивилизованном мире тоже!) не принято слово «инвалид». Какое-то оно все-таки безнадежное. Другое дело: « человек с ограниченными возможностями». Причем функцию «расширения» этих возможностей берет на себя государство. А уж все остальное зависит только от самого человека.

Источник: novosti-helsinki.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ