Архив:

Ценность зрения

Кемеровчанин Александр Чигин работал водителем в дилерском центре «КамАЗ» – пригонял в наш регион большегрузы из Набережных Челнов. Но однажды, когда он приехал в свою очередную командировку в Казань, при переходе через железнодорожный мост поскользнулся и неудачно упал. Мужчина травмировал глаз.

Работать водителем «КамАЗа» Александр Петрович больше не смог. В Кемерове он прошел комиссию в бюро медико-социальной экспертизы, ему дали III группу инвалидности и назначили пособие – 60% от средней заработной платы, т. к. травма, которую он получил будучи в командировке, считается производственной.

Но спустя год инвалидность у бывшего водителя сняли.

– Согласно новому законодательству, если у человека один глаз не видит, а второй видит не менее 0,3 диоптрий, то инвалидность ему не положена, – прокомментировали в отделе по работе с обращениями граждан медико-социальной экспертизы Кемеровской области.

Водителем – никогда

С таким зрением при прохождении медицинского осмотра специалисты ни за что бы не выдали ему разрешение на работу водителем – не положено по закону. А для освоения другой профессии, считает Александр Петрович, возраст уже не тот.

– Мне 50 лет, специалисты медико-социальной экспертизы вынесли вердикт – работать водителем я больше не смогу. Предлагают переквалифицироваться в механики или слесари. Но, во-первых, для этого нужно время. А во-вторых, кто меня без опыта работы в таком возрасте да с таким зрением возьмет? – задается вопросом кемеровчанин Александр Чигин. – Специалисты медико-социальной экспертизы установили мне утерю профессиональной трудоспособности – 30%, и теперь я получаю 30% от среднемесячной заработной платы, которую получал, когда работал в «КамАЗе». Если водителем я зарабатывал около 20 тыс., сейчас получаю чуть больше 6 тыс. руб. Как на эти деньги прожить?

Выплаты только через суд

В такой ситуации, по словам юриста Светланы Зленко, помочь может только судебное разбирательство.

– Зачастую эксперты медико-социальной экспертизы неправильно трактуют Федеральный закон «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». Они считают, что понятие утраты профессиональной трудоспособности означает невозможность работы вообще. Однако по закону – это невозможность работать по той профессии, при которой произошло увечье. И не важно, была ли получена травма именно на производстве. Главное, что она получена в рабочее время, – комментирует ситуацию Светлана Анатольевна. – Если человек пострадал на работе и не может трудиться на прежнем рабочем месте, даже в специально созданных условиях, ему положены 100-процентная потеря профессиональной трудоспособности и ежемесячные выплаты в размере средней заработной платы, которая была у него до наступления страхового случая.

Правозащитница также отмечает, что судебные разбирательства, в ходе которых приходится доказывать, что человеку, получившему травму на производстве, положена 100-процентная компенсация, длятся годами. Однако большинство из них заканчивается выигрышем. И пострадавшие на производстве получают не только 100-процентную компенсацию, но и неполученные выплаты за прошлые годы.

Юлия Пашенцева

Источник: kuzbass.aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ