Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Гуманность в Законе

  -Был бы я таким – удавился бы! - такие, а то и более смачные эпитеты в свой адрес, наверняка, не раз доводилось слышать любому инвалиду, имеющему явные физические изъяны. Странные, порой откровенно средневековые, стереотипы об инвалидах в сознании людей меняются еще медленнее, чем наше нерасторопное законодательство.  Но вот еще парадокс. Оказывается еще в конце XX века в цитадели равных прав и возможностей был закон, откровенно дискриминирующий инвалидов.

 В Соединенных Штатах Америки в 1867 году был принят закон, прозванный Законом об уродстве или Ugly Laws, Согласно этому закону, людям с ампутированными конечностями, обезображивающими шрамами, а также горбатым, парализованным - в общем, всем инвалидам с врождёнными или приобретёнными увечьями - появляться на улице и общественных местах было запрещено!

А если они нарушали запрет, их могли подвергнуть аресту и денежному штрафу. То есть, эта категория граждан была приравнена в правах к афроамериканцам.  Напомню, что расовая сегрегация, или разделение, в обществе США сохранялось до семидесятых годов. А фактически дольше.  

  Участие армии США в боевых действиях Первой мировой войны было мало значительным. Потери, соответственно, так же не были колоссальными. А потому это эпохальное событие никак не приблизило инвалидов к равноправию с остальными гражданами.  После второй Мировой число покалеченных ветеранов исчислялось десятками тысяч. Но, во-первых, даже в этом случае, это было лишь несколько процентов от общего числа людей, имеющих инвалидность. А во-вторых, едва ли не половину их составили именно представители чернокожего населения США. То есть они стали людьми «второго сорта», причем уже в квадрате. И как люди не белой расы, и как покалеченные. А значит, кто их станет слушать, считаться с ними?   

  В книге Игоря Фесуненко «Пеле, Гарринча, футбол» автор приводит воспоминания гения кожаного мяча. У Пеле тогда был с мэром Нью-Йорка тех лет Нельсоном Рокфеллером разговор задушевный. Пеле был готов играть за Нью-Йорский клуб «Космос». Но, только при условии, что Пеле будет ходить в те заведения, в какие он захочет, Его дети будут учиться в той школе, которая понравится Пеле, а не в школе, как тогда говорили , «для черных». И если его, Пеле, в Америке как-либо обзовут, то он просто уедет и не вернет Рокфеллеру ни цента неустойки. Так футбол внес лепту в распространение расовой толерантности в отдельно взятом городе.  

  Изменилось отношение американцев к инвалидам после поражения в неправедной войне во Вьетнаме. Причем, проиграв на полях сражений, Америка одержала победу в битве за гуманизацию общества. Именно чернокожие бойцы, вернувшись из джунглей Вьетнама, заставили Конгресс отменить дискриминационные законы в США.

 Что до борьбы инвалидов за равные права, то тут важнейшую роль сыграл некий Ричард Пиментел, ветеран вьетнамской войны из Чикаго. И был у Ричарда друг, Арт Хонейман. Он страдал от детского церебрального паралича.  Летом 1971-го года случилась с ними такая история. Как оказалось – судьбоносная!

    Ричард был очень привязан к Арту. Приятели часто обедали в заведениях общепита. Сотрудники ресторанчиков и кафе хорошо знали их и всегда обращались с ними вполне корректно, наравне с другими посетителями. Однако, в тот день, официантка одного из кафешек, вдруг, отказалась принять заказ от столика, где сидел инвалид. Официантка поступила на службу недавно, приятелей видела впервые, и появление Арта в инвалидной коляске, с его невнятной речью и свистящим дыханием вызвало её искренне возмущение. Она спросила его, как ему вообще пришло в голову родиться на свет!? Затем, она попеняла Ричарду на то, что тот посмел выйти в город с таким спутником. После этого она просто позвонила в полицию. Прибывшие на место стражи порядка потребовали от друзей покинуть заведение, сославшись на «закон об уродстве» (Ugly Laws).  Городская стража расточала реплики по типу таких, «что им редко приходилось видеть такое отталкивающее и уродливое создание, как Хонейман». Поскольку Ричард и Арт отказались подчиниться, полицейские увезли инвалида в участок и несколько дней продержали его под арестом.
    Пиментел - сам после Вьетнама инвалид по слуху. Он был так возмущён случившимся, что пообещал себе до конца жизни бороться за права людей с ограниченными возможностями. В частности, благодаря и его стараниям позорный"закон об уродстве"  в 1974 году был исключён из американского законодательства.  

    Подобного иезуитского законотворчества наша страна не знала ни в какие времена. Я ни когда не сталкивался с тем, чтобы инвалида куда-то там не пропустили из-за несоответствие «фейс коду». После Войны в СССР было постановление, после выхода которого оказались высланными из больших городов множество покалеченных ветеранов. Я далек от мысли оправдывать хоть какое-то насилие над людьми, тем более над ветеранами! И все же замечу, что фронтовики, как правило, пострадали от того варварского постановления не за то, что безногий инвалид раскатывал на тележке по улицам. В основном, высылали тех, кто, пользуясь любовью и жалостью окружающих, собирал подаяния, чаще всего чарками полными. А затем, бедолаги вели себя не соблюдая облика гражданина Страны Советов и ветерана! Те инвалиды, кто не спился в несчастье, и в то время работали, как могли. Даже детей рожали и растили.

    В заключение от сравнения истории законодательства об инвалидах США и России складывается не в нашу пользу. Теперь, 40 лет спустя, в США трудно представить, чтобы инвалид имел желание работать, но не мог трудоустроится. Рон со сценическим имением «Тарзан» - инвалид с ампутацией по пояс! И тем не менее он известный ди джей!  Не может быт такого, чтоб американский инвалид – опорник имеет право водить автомобиль, но не имеет возможности его приобрести из того или иного источника. Причем, той модификации авто и с теми органами управления, что ему удобны и прописаны в его «штатовской» ИПРке.  

    Мы же и поныне принимаем такие нормы градостроения, (а они имеют силу закона), которые позволяют ставить турникеты-вертушки, не обеспечивая возможности попасть в помещение в обход ее. Инвалид - колясочник Владимир N. рассказал, с каким тру

Баршай Сергей

дом он   проникал в инвалидной коляске в регистрационную палату, что на улице Дубровинского. На их пути турникет – вертушка. И, снова, вс

е по закону!

   Сергей Баршай от http://zazerkalia.ucoz.ru/  

  По мотивам публикаций портала Dislife.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ