Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

С широко закрытыми глазами

– Инвалидов у нас нет! – такой ответ от Леонида Брежнева когда-то получили организаторы Паралимпийских игр. С тех пор прошло много лет, и в нашей стране появились и инвалиды, и паралимпийцы. Назвать последних людьми с ограниченными возможностями язык не поворачивается: как раз в спорте у наших паралимпийцев, судя по результатам, возможности неограниченные. «Советский спорт» проинспектировал готовность столицы Игр-2014 к Паралимпиаде.

Зимние тесты Сочи-2012

В штабе паралимпийских тестовых соревнований – деловая суета.

– Лыжно-биатлонный комплекс не успевает выполнить все наши требования, – объясняет первый вице-президент Паралимпийского комитета России (ПКР) Павел Рожков. – Решили, что будем принимать комплекс по частям.

– А в чем проблемы?

– Например, нет дорожки от места выгрузки паралимпийцев к стадиону. Придется делать временную из досок. Поговорите с Олегом Стекольниковым – он у нас главный контролер: если он, человек крупный, проедет, то и у других проблем не будет.

Слабовидящим предлагают ползти?

Встретиться со Стекольниковым условились на соревнованиях по горным лыжам у паралимпийцев в «Роза Хутор». В ожидании «главного контролера» ваш корреспондент разговорился с Лидией Абрамовой, вице-президентом ПКР и Всероссийского общества слепых.

– Хочется сказать спасибо за организацию соревнований: нет проблем ни с волонтерами, ни с транспортным обеспечением, ни с подготовкой трассы. Все работают как единый, слаженный механизм, – начинает с позитива Абрамова.

– Ну и как сами трассы?

– Был там один ненужный бугор. Попросили его срыть, но это сделали так, что получился трамплин. Пришлось переделать, и претензий от нас больше не было.

– Так уж все одним бугорком и ограничилось? Не верю!

– Ну... По-прежнему есть большие претензии к аэропорту.

– Так-так-так…

– После проверки Минспорта транспортная прокуратура заинтересовалась результатами нашего обследования. После чего обратилась с иском в суд города Адлера. Было принято решение, что претензии справедливы: здание аэропорта недоступно не только для инвалидов по зрению, но и для колясочников.

Сейчас там опять разобрали пандус, по которому инвалиды не могли спускаться и подниматься. Установили желтую тактильную плитку: она бывает направляющая, с полосками, а бывает предупреждающая, с пупырышками или квадратиками, если у светофора. Размер должен быть 45 см. Это не наша прихоть, а просчитано на опыте: плитку такого размера человек при любой ширине шага не пропустит. В аэропорту же плитка меньше. То есть слепой ее может запросто перешагнуть.

На лифте внизу наклеили желтую полосу. Зачем – непонятно. Слабовидящий ее заметит, только если будет ползти. Но главная проблема в том, что нигде нет проекта «Доступная среда».

– Поясните!

– Еще четыре года назад вышло постановление правительства, что на любом строящемся объекте должен разрабатываться этот проект. Если бы с нами согласовывали строительство на стадии разработки, проблем не было бы. Очень жалко аэропорт: переделывают его, переделывают, а все равно не так.

– Почему у них «Доступной среды»-то нет?

– Говорят, не заказывали.

– А что изменилось бы, если б заказали?

– Была бы безбарьерная среда для слабовидящих: тактильные указатели, звуковые сигналы, схема эвакуации с рельефным выпуклым изображением с надписями по Брайлю. Если коротко: инвалид, будь то колясочник, глухой или инвалид по зрению, должен иметь возможность сам в случае опасности покинуть здание. Завязать бы глаза тем, кто строил аэропорт, тогда бы они, может, и прониклись бы нашими проблемами!

Город должен «заговорить»

– Аэропортом список ваших претензий исчерпывается?

– Очень много стекла в гостиницах. Причем немаркированного. На стекле должны быть пиктограммы желтого цвета на уровне 150 см, чтобы слабовидящие не врубались в него. Но это – временное жилье, в Олимпийской деревне, надеюсь, все будет хорошо.

Правда, на курорте «Газпрома», где расположен лыжно-биатлонный комплекс, есть опасные участки: например, выступающие срубы у коттеджей, в которые можно врезаться. К тому же дерево должно быть идельно обработано, чтобы, если слепые проведут по нему рукой, не занозили ладони.

– К вам хоть прислушиваются?

– Да, но, к сожалению, системы нет. Сейчас мы работаем с транспортной дирекцией, чтобы внедрить в Сочи программу «Говорящий город». Это что-то типа навигатора, но не для машин, а для людей: через смартфон. Эта программа работает в системе ГЛОНАСС и, в отличие от «Доступной среды», не требует больших затрат. Вообще нам очень хочется, чтобы Игры-2014 вошли в историю как самая доступная Олимпиада.

Когда инвалиду помощь не нужна?

Хочет этого и Олег Стекольников. Вот к кому надо прислушиваться: коренной сочинец, в прошлом бригадир строителей. Олег пострадал из-за чьей-то безалаберности, упав с незакрепленных лесов и сломав позвоночник. Врачи обещали, что через полгода он побежит, однако вот уже 12 лет как Олег не встает с коляски: атрофировались нервные клетки.

Стекольников не отчаивается: за это время он успел стать чемпионом России по стрельбе из лука, в октябре собирается жениться. А еще Олег прошел курс повышения квалификации: прослушал лекции по строительному контролю доступности объектов. Чтобы квалифицированно помогать при строительстве объектов в Сочи. Причем помогать на общественных началах.

– От нас до сих пор пытаются отмахиваться. Говорят: у нас есть свои специалисты, инженеры. И продолжают делать неправильно, – грустно вздыхает Стекольников. – Допустим, в биатлонном центре вторые двери, которые в тамбуре, открываются на себя. Колясочник просто не сможет их открыть. Площадка снаружи перед дверью должна быть метр восемьдесят на метр двадцать, но они делают 1,20 на 1,20. Человеку на коляске там не развернуться.

Соревнования в Сочи носят тестовый характер: проверяется готовность трасс и технических служб. Мы с Олегом решаем проверить готовность столицы Игр к приему паралимпийцев: спуститься от горнолыжного комплекса в штаб соревнований.

На снегу Стекольникову помогает волонтер, а на резиновой дорожке мой собеседник уже сам крутит колеса.

– Мы написали рекомендацию волонтерам, как обращаться с колясками. Собираемся сделать фильм. Обучаем этике поведения: пока инвалид сам не попросит, помогать они не должны, – рассказывает Олег. – Мы прекрасно понимаем, когда мы можем сами куда-то добраться, а когда нет. Бывают случаи, когда люди хотят помочь, толкают сзади, а передние колесики у коляски маленькие, они попадают в ямку и инвалид может упасть. Вообще мы стараемся быть во всем самостоятельными. Давно уже добиваемся, чтобы на посадку в самолет идти, как все, а не через медпункт. Если я не больной, зачем мне идти через медпункт?

Разговор вновь касается темы недоделанного аэропорта.

– Пандусы там перестраивают уже в третий раз, – качает головой Стекольников. – Тактильную плитку положили на пандусы. Зачем? Наверное, чтобы красиво было. Визуальную ленту для слабовидящих, которая предупреждает об опасности, надо класть на первую и последнюю ступеньку. Они положили на все подряд. На дверь туалета для колясочников наклеили обозначения для слепых, которые могут пользоваться обычными туалетами. Зачем им нужно знать, что для людей с поражением опорно-двигательного аппарата есть туалет?

– Кстати, вот смотрите, – указывает мой собеседник на туалетные кабинки на склоне. – Вчера попросили сделать пандус, и его уже смастерили. Правда, на будущее: пандус нужно делать хотя бы к двум кабинкам.

Удобства для инвалидов удобны для всех!

Напрашиваюсь в спецмашину, которая забирает Олега. Это микроавтобус, переоборудованный для нужд колясочников: двойной ряд сидений убран, на их месте устроены места для инвалидов. На входе – специальный подъемник: вся процедура заезда в машину и закрепления коляски занимает меньше пяти минут.

– А по «канатке» мы могли бы спуститься? – интересуюсь у Стекольникова.

– В кабинки заезжаем свободно. Даже на электрической коляске, которая пошире обычной. Разработан алгоритм: скорость кабинки замедляется, и мы заезжаем даже без посторонней помощи. А вот на кресельных подъемниках уже нужна помощь волонтера. Мы с ними работаем в этом направлении. Здесь придумать что-то, чтобы колясочник мог сам забраться на кресло, невозможно.

Процесс выезда из спецмашины занимает еще меньше времени, чем погрузка. Дальше Олег едет самостоятельно: для инвалидов в отеле, где расположен штаб соревнований, – отдельный вход, точнее въезд.

Нашу проверку горный кластер Игр проходит. Продолжаем разговор в тепле гостиницы.

– Мы недавно провели эксперимент, – говорит Стекольников. – Наблюдали за зданием, где сделан пандус. Так вот: большинство людей шло именно по пандусу. Здоровых людей. Это же так удобно! Здесь в гостинице прекрасно оборудованы номера. Здоровый человек из Паралимпийского комитета мне рассказывал, как классно жить в номерах для инвалидов: в душе есть поручни, если поскользнешься, есть за что взяться, двери широкие, удобные. Почему бы не делать так везде?

– Почему?

– В Сочи была проблема с частой сменой руководства города. К тому же бывало, что у инвалидов с властями складывались напряженные отношения. Но с тех пор как появилось понимание, и отношения изменились. Спасибо мэру Анатолию Пахомову, его замам Рыкову и Карандину. Постоянно обращаются за советом. Ведь почему мы настаиваем на том, что при любом строительстве нужна наша консультация: мы видим больше, чем указано в инструкциях, даем рекомендации, исходя из нашего опыта.

Вообще я мечтаю, что в 2014‑м смогу свободно выйти из дома и отправиться, куда мне нужно, без сопровождения. Думаю, так и будет.

Прямая речь


Марк Тодд: Все идет по плану

Эксперт Международного паралимпийского комитета Марк Тодд оценил подготовку к Олимпийским играм в Сочи.

– По состоянию на сегодняшний день я доволен тем, как идут работы по превращению территории Игр-2014 в безбарьерную среду. Серьезных претензий у меня нет. Все идет по ранее утвержденному плану. Очень много сделано, но еще много предстоит сделать, а что-то переделать. И я рад тому, как с Паралимпийским комитетом взаимодействуют различные службы, ответственные за подготовку к Играм, – заявил Тодд.

Сочинская паралимпиада в цифрах и фактах:

  • Паралимпиада пройдет с 7 по 16 марта 2014 года.
  • Около 1350 спортсменов-инвалидов примут участие в Играх-2014.
  • В «Зону гостеприимства» в Сочи входит 1700 зданий, которые должны соответствовать требованиям проекта «Доступная среда».
  • 64 комплекта наград будут разыграны в пяти паралимпийских видах спорта.
  • В Паралимпиаде будут участвовать спортсмены из более чем 40 стран.
  • Соревноваться в горном кластере паралимпийцы будут на олимпийских трассах: горнолыжники в скоростном спуске – на мужской дистанции (старт будет расположен ниже), а трасса для лыжников и биатлонистов будет проложена так, чтобы избежать крутых подъемов.
  • У Паралимпиады в Сочи будут свои талисманы: Лучик и Снежинка

Олег Чикирис

Источник:

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ