Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

"Нас оставляют без куска хлеба..."

Студенты Международного медицинского колледжа (единственного в Украине вуза, в котором обучают слепых и глухих студентов) для того, чтобы вернуть колледжу отобранную лицензию, проводят акции протеста и пытаются добиться справедливости в Окружном административном суде

С сентября 2011 года по февраль 2012 года Государственная инспекция учебных заведений проводила плановые проверки трехсот украинских школ, профтехучилищ и высших учебных заведений. Инспекторы оценивали соблюдение лицензионных условий, уровень подготовки студентов, организацию вступительной кампании, наличие жалоб на учебное заведение. По результатам проверок Государственная аккредитационная комиссия лишила лицензий одиннадцать украинских вузов, в числе которых оказался Киевский международный медицинский колледж — единственное учебное заведение в нашей стране, где совершенно глухих и слепых студентов обучают медицинскому делу.

Администрация колледжа подала на инспекцию (члены которой даже не удосужились зайти и поговорить со студентами) в суд. А тем временем на входных дверях учебного заведения появилась новенькая табличка с надписью: «Международный колледж медицины». В этот вуз с практически идентичным названием теперь якобы должны быть переведены учащиеся Международного медицинского колледжа. Однако оказалось, что новоиспеченное учебное заведение, взявшее со студентов немалые суммы за обучение, существует… только на бумаге.

«Фальшивые работы выставлялись как доказательство того, что уровень подготовки у наших ребят нулевой»

— Нашему колледжу уже двадцать лет, — рассказывает учредитель Международного медицинского колледжа Виктор Чернышов:

— Я привез инновационную программу реабилитации и обучения инвалидов из Израиля. Там же мы нашли инвесторов, которые согласились спонсировать открытие учебного заведения. Но в Киеве встал вопрос с помещением, и нам согласился помочь бывший главврач городской больницы Ь 1 Михаил Салюта. Правда, при одном условии — в благодарность за аренду мы должны были включить его в состав учредителей, а его родственников фиктивно устроить сюда на работу. Конечно, никто из них в колледже не появлялся, они лишь получали зарплату. Сам Салюта занимался взяточничеством и другими противозаконными действиями — продавал в Грузию медицинские дипломы людям, которые даже не пересекали границу Украины (редакция располагает письмом Дмитрия Табачника, адресованным председателю комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения Татьяне Бахтеевой, где подтверждены факты продажи дипломов иностранным студентам Институтом экологии и медицины, возглавляемым Михаилом Салютой. — Авт.).

Когда наш фиктивный соучредитель погорел и лишился должности главврача больницы, он решил во что бы то ни стало подмять под себя наш колледж. Но я и директор учебного заведения Геннадий Гребенюк отказались передать ему бразды правления. Тогда Салюта объявил нам войну. Сначала вызвал в вуз прокуратуру и милицию, сотрудники которых полдня ксерили все коммерческие документы и личные дела студентов, потом расклеил на всех заборах объявления, что ввиду отсутствия аккредитации и нормальных условий наш вуз утратил право готовить дипломированных специалистов. Желающие стать зубными техниками и массажистами должны были переходить в Международный колледж медицины, созданный Салютой только на бумаге.

Объявление вызвало у студентов Медицинского колледжа нешуточный переполох. Тридцать человек тут же попытались перевестись в Международный колледж медицины. С доверчивых ребят взяли плату за несколько месяцев вперед — по сто долларов за месяц, но ни одного занятия так и не было проведено. Неудивительно: ведь ни лицензии, ни здания, ни штата преподавателей у так называемого учебного заведения не было. Обманутые студенты обратились за помощью в родной колледж, из которого они так поспешно забрали документы. Тогда Геннадий Гребенюк и Виктор Чернышов подали в Министерство образования и Верховную Раду жалобы с просьбой проверить деятельность Михаила Салюты и его учебного заведения. Могли ли учредители подумать, что в ответ на это обращение проверять станут… их собственный колледж?

— Членов инспекции мы не видели, — объясняет Виктор Чернышов. — В приказе, выданном нам, значилось, что приехали специалисты из Тернополя, Херсона, Черкасс, Шепетовки и Харькова. Но вместо того чтобы проверять наши классы, спрашивать студентов, общаться с нами, они… сидели в кабинете у Салюты в соседнем здании городской больницы Ь 1. И даже не скрывали этого — одна из проверяющих потребовала принести ей наши документы именно туда. Позже выяснилось, что инспекторы каким-то образом заставили глухих и слепых студентов писать контрольные работы, причем никто из преподавателей или других людей, которые могли помочь инвалидам записать тестовые ответы, допущен не был. Одной группе велели отвечать только на несколько первых вопросов, второй — решать только четные задания. Поскольку в конечном итоге эти контрольные работы оказались заполненными на сто процентов, нетрудно догадаться, что в пустых клеточках кто-то специально проставил неправильные ответы. Потом фальшивые работы выставлялись как доказательство того, что уровень подготовки у наших ребят нулевой.

«Не выдержав беззакония, наш директор скончался от сердечного приступа»

— А ведь у нашего колледжа огромное количество наград и дипломов, — продолжает Виктор Чернышов. — Два месяца назад Президент Украины прислал нам грамоту с благодарностью. О так называемых неквалифицированных преподавателях смешно говорить — это заслуженные педагоги с более чем тридцатилетним стажем и огромным опытом работы с людьми с ограниченными возможностями. Тем не менее Государственная аккредитационная комиссия «выявила» у нас массу недостатков, которые невозможно исправить, и 24 ноября прошлого года постановила аннулировать нашу лицензию. Причем времени и возможности учесть указанные комиссией погрешности в документации или докупить необходимую аппаратуру нам не дали. Колледж просто захотели закрыть. За день до заседания комиссии наш директор и учредитель Геннадий Гребенюк, не выдержав такого беззакония, скончался от сердечного приступа.

— У нас со здоровьем тоже беда, — вступает в разговор нынешний директор Международного медицинского колледжа Тамара Плюта. — Я на нервной почве заболела раком молочной железы и уже прошла две процедуры химиотерапии. Те золотистые волосы, что вы видите у меня на голове, — парик. О Викторе Ивановиче Чернышове нечего и говорить — по милости Михаила Салюты он стал инвалидом II группы и едва не лишился жизни.

— Случилось это год назад, — рассказывает Виктор Чернышов. — Салюта ворвался в мой кабинет и учинил погром. Взломал все замки, попытался вскрыть сейф и забрать документы. Скрутил меня, а когда я попытался вырваться, он так треснул меня по спине, что у меня произошло обширнейшее внутреннее кровотечение. В реанимации врачи говорили, что вряд ли меня спасут, но я каким-то чудом выжил. Правда, практически полностью ослеп. Теперь все делаю на ощупь, а по улице передвигаюсь с тростью, как и мои студенты. Примечательно, что Институт экологии и медицины три недели назад тоже был лишен лицензии. По всем телеканалам показали сюжет о том, как разъяренный ректор учреждения Михаил Салюта взял студентов и их родителей в заложники, заперев их в кабинетах.

— Это бандитизм чистой воды, — прокомментировал ситуацию министр образования и науки Украины Дмитрий Табачник на своей конференции 15 февраля. — Поведение Михаила Салюты ужасно. Мы проверяли его институт много раз и еще в 2008 году обнаружили там факты взяточничества и злоупотребления властью. То же самое было в последующие годы. Наконец, мы поставили точку в этом вопросе и отобрали у вуза лицензию (почему этого не было сделано раньше, министр не объяснил. — Авт.).

Сам Михаил Салюта (попросивший называть его «кризисным» ректором Института экологии и медицины) инцидент с захватом заложников объяснил по-своему:

— У покойного Геннадия Гребенюка был протеже — Игорь Коверзнев. С этого студента (сейчас он на шестом курсе) за его активную общественную деятельность мы брали меньшую плату за обучение, чем с остальных. Когда Гребенюка не стало, Игорю перестали делать поблажки. Он обозлился, ворвался в кабинет нашего инженера по модемной связи Ольги Анатольевны и сказал, что, пока не приеду я, он будет там сидеть. Инженер закрыла его там и ушла по своим делам, а пресса все переврала по-своему. То же самое касается Виктора Чернышова. Я вообще никогда к нему не ходил, тем более не бил. А инвалидом он стал, потому что у него болезнь, наверное, гепатит. Мы его спасали в нашей больнице.

— А что вы скажете о документах, подтверждающих продажу вами дипломов института за границу? — интересуюсь я у Салюты.

— Чушь, как и все остальное, — отрезал Михаил Ефимович. — Мы сотрудничали с Грузией, договоры подписывал Чернышов (у «ФАКТОВ» есть ксерокопия приказа от 01.12. 2008 года о приеме на обучение в Институт экологии и медицины шестидесяти пяти грузинских студентов, подписанное Михаилом Салютой. — Авт.). Теперь мне приходится как-то выкручиваться. А грузины свои дипломы уже вернули обратно.

— Скажите, почему вы настаиваете на переводе студентов Международного медицинского колледжа в Международный колледж медицины?

— Когда Министерство образования предложило закрыть некоторые вузы, я как учредитель должен был найти выход из этой ситуации. Поскольку одним из требований проверяющей комиссии было изменение устава учебного заведения, у нас было два варианта — либо вместе с остальными учредителями приходить к единому мнению и менять устав, либо регистрировать новый колледж. Гребенюк на тот момент уже умер, а Чернышов категорически не шел на сотрудничество со мной. Нужно было решать вопрос со студентами. Так появился Международный колледж медицины.

— И как в этом колледже медицины обстоят дела с помещением, со штатом преподавателей, с учебной программой?

— Да не знаю я, как обстоят. Нет тут ничего и не было, — сославшись на занятость, Михаил Ефимович попрощался.

На днях председатель Государственной инспекции учебных заведений Михаил Гончаренко провел пресс-конференцию, на которой заявил, что Международный медицинский колледж собираются закрывать на законных основаниях. Там выявлены грубые нарушения, например, превышение на 30 человек лицензионного объема набора студентов, плохое информационное обеспечение учебного процесса, недостаточное количество компьютеров, лабораторий и специализированных кабинетов и так далее. Михаил Гончаренко также заверил, что студентов медицинского колледжа готовы принять на учебу Киевский городской медицинский колледж, Черкасский медицинский колледж, Харьковский базовый медицинский колледж, Херсонский базовый медицинский колледж, Львовский государственный медицинский колледж и Геническое медицинское училище.

— Это ложь, — заявил юрист и преподаватель права Международного медицинского колледжа Олег Веремеенко. — Мы отправили официальные запросы во все перечисленные учебные заведения. Отовсюду нам дали одинаковые ответы: к сожалению, дескать, нет мест для ваших студентов и условий для обучения медицинской профессии слепых и глухих.

— Мы можем остаться на улице не в переносном, а в самом прямом смысле, — сетует первокурсник Международного медицинского колледжа, незрячий Анатолий Варфоломеев. — Ведь если нас закроют, то отберут и общежитие.

— А заодно похоронят наши надежды на нормальное будущее, — соглашается с товарищем еще один слепой студент, однофамилец директора Ярослав Плюта. — Массажем мы могли бы заработать себе на жизнь, ведь давным-давно известно, что у нас, незрячих, очень обостренное осязание и сверхчувствительные руки. А так нас оставляют без куска хлеба — ведь получить медицинскую профессию в Украине таким, как мы, больше негде. Я потерял зрение в двухлетнем возрасте из-за врачебной ошибки. Врачи пропустили начало раковой опухоли, а когда спохватились, сказали маме: ваш сын не выживет. Рожайте второго ребенка. Но я выжил и хочу работать.

— Раньше я видел одним глазом и вел очень активный образ жизни, — говорит Анатолий. — После школы пошел учиться на политолога, но когда зрение упало окончательно и я ослеп, понял, что политолог, которому постоянно необходима посторонняя помощь, никому не нужен. Массажист — совсем другое дело. Лично для меня колледж стал еще и очень мощным толчком к самостоятельности. До этого я не мог заставить себя взять в руки трость для слепых. Стеснялся, комплексовал — как же идти по своему району, где все меня знают, с палочкой? А после поступления в колледж понял: я должен быть мобильным, самостоятельным, уметь ходить, не щупая тротуар ногой. Мне так важно, что теперь могу сам пойти в магазин, купить продукты, приготовить любимой девушке завтрак.

— Мы живем как одна большая семья, — вступает в разговор 20-летняя незрячая студентка Оля Ковальчук. — Помогаем друг другу, готовим вместе еду на плитках, ходим в магазин, гулять в парк, учимся. Колледж — самое важное, что есть в нашей сегодняшней жизни.

— Члены комиссии спрашивали, как же мы учим слепых и глухих, — горько усмехается Тамара Плюта. — А я задавала встречный вопрос: если вы не знаете нашей методики, как можете оценивать ее эффективность и проверять нас? На самом деле все просто. Лекции незрячие студенты записывают на диктофон. Кому нужно — расшифровывают запись по Брайлю. Экзамены слепые студенты сдают устно, а глухие письменно. Но самое главное у нас — это практика. Массажу, например, учат на живом человеке. Преподаватель делает все необходимые манипуляции, держа свою руку поверх руки студента, и лишь потом учащиеся пробуют что-то сделать сами. Дети очень одаренные, я даже прошу некоторых учителей иногда занижать им оценки, потому что нельзя выдавать столько красных дипломов! Одной из причин аннулирования лицензии комиссия назвала превышение лицензионного объема студентов. Да, у нас на тридцать человек больше, чем позволено. Но пусть посадят на мое место человека, который может сказать «нет» слепому или глухому абитуриенту, который горит желанием учиться. Хорошо хоть у нас есть лицензия на базовое образование и реабилитационную деятельность инвалидов, выданная Киевской горадминистрацией. Поскольку ее никто не отобрал, мы продолжаем начитку лекций и практические занятия. Как же можно за три месяца до конца учебного года выдворить

студентов и прекратить занятия? Это просто бесчеловечно.

— Причина рейдерской атаки на наш колледж, по-моему, очевидна, — подытожил юрист Олег Веремеенко. — Полторы тысячи квадратных метров в Харьковском районе, учитывая грядущее Евро-2012 — лакомый кусочек. А судьба инвалидов никого не интересует. Мы подали иск в Окружной административный суд, где требуем провести повторную инспекцию и перепроверить все так называемые недостатки, выявленные необъективной комиссией. Если не удастся добиться справедливости здесь, обратимся в Европейский суд по правам человека.

Студенты тоже не намерены давать себя в обиду. На днях слепые и глухие ребята и их учителя вышли на митинг под Кабинет министров с требованием вернуть Международному медицинскому колледжу лицензию. Удастся ли им отстоять свои права, станет известно уже на днях.

Дария Горская

Источник: fakty.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ