Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Человек на глиняной косточке

Челябинец изобрел уникальный имплантат для костей, не вызывающий отторжение организма

Недавно я присутствовала в качестве зрителя при краш-тесте инновационных проектов. Попросту говоря, человек, у которого есть интересная задумка, но нет денег на ее исполнение, должен был защитить свой проект перед жюри. Эксперты обозначали его слабые и сильные стороны, особо перспективные могли рассчитывать на получение грантов и финансовой помощи в будущем. Николая Слугачева на краш-тесте резко раскритиковали — не продуман бизнес-план. Но какая идея! Поставить на ноги всех, получивших увечья, вернуть радость движения людям, страдающим остеохондрозом, радикулитом… Стало понятно, что передо мной герой моей будущей статьи.

Технарю по образованию, Николаю Николаевичу жизнь подкинула непростую медицинскую задачку: после болезни у его маленького сына одна ножка перестала расти, разница составляла десять сантиметров. Отец не смирился с несчастьем, объездил всю страну в поисках специалистов, которые бы могли исправить дефект. Был и в легендарной клинике Илизарова, но там очередь оказалась расписана на несколько лет вперед, а мальчишке расти… Нашел врача в Челябинске, тот на свой страх и риск прооперировал ребенка. Забежим вперед — сейчассын Николая Слугачева, уже окончивший институт, годен в армию без ограничений. А тогда возникла идея создать свой частный ортопедический центр, где работали бы местные врачи по системе Илизарова, что и было успешно сделано.

— Я обратил внимание на проблему: металлические спицы, которые используются медиками, нередко вызывают отторжение организма, вокруг металла возникают воспалительные процессы, — рассказывает Николай Николаевич. — Штыри приходится вынимать, а это еще одна операция. Встал вопрос: как избавиться от металлотоксикоза (медики называют это явление металлозом. — Авт.)? И тут пригодилось мое техническое образование. В одной из лабораторий ВВС решалась проблема материала для лопаток газотурбинных двигателей самолетов. Турбина в самолете испытывает огромные перегрузки, которые не выдерживают даже специальные жаропрочные стали. И инженеры заменили металл корундом. Благодаря военным связям узнал об этой идее и решил попробовать использовать корунд в ортопедии.

Все гениальное просто

Что такое корунд? Это оксид алюминия (Al2O3). Бывает множество его разновидностей, но тот, что требуется для воплощения задумки Николая Слугачева, — самый обычный глинозем. Понятно, что просто слепить из глины под ногами кость и вживить ее человеку не получится. Самое сложное здесь — технология производства медицинского корунда. Его надо очистить от примесей и спечь при температуре 1600 ОС, чтобы не появилось признаков металла. Спекается он в два этапа: вначале делается некая болванка, потом из нее выпиливается косточка под конкретного пациента (современная объемная томография позволяет это делать). Тут уже типично инженерная задача. По прочности такой материал будет уступать только алмазу, но не в этом его главное преимущество. Он не вызывает отторжения, имплантат из биокорунда можно вживить в организм пациента и благополучно забыть о нем. В штыре просверливаются специальные дырочки, куда врастает костная ткань.

— Мы обманываем организм, — поясняет мой собеседник, — тело человека не воспринимает имплантат как нечто чужеродное. В нашем центре в середине 90-х мы опробовали свое изобретение на безнадежных больных. Понятно, что хирурги рисковали: материал не сертифицирован, неизвестно, как себя поведет. Никакого криминала не было, пациенты также были в курсе возможного риска, но когда стоит вопрос — отрезать ногу или испытать новый метод лечения, то многие готовы были вырвать последний шанс. Были больные с минно-взрывными травмами, когда кость не срасталась и аппарат Илизарова не помогал. Была 16-летняя девочка, которой на производственной практике в мясорубке оторвало все пальцы на правой руке. Всего было прооперировано 18 человек, некоторые потерялись из виду, но с большинством мы поддерживаем связь. Уже прошло почти двадцать лет, а признаков металлотоксикоза нет. Та девочка вышла замуж, и жених надевал ей обручальное кольцо на правую руку.

Николай Слугачев и его друг и соратник Олег Чукин хотят не просто выпускать имплантаты. Их мечты шире — создать собственный медицинский центр по типу клиники Илизарова в Кургане, куда бы съезжались люди со всего света. При этом на Южном Урале получился бы полный цикл: здесь же добыли корунд, здесь же его необходимым образом очистили, здесь же вживили имплантат конкретному пациенту. По приблизительным подсчетам, на всю идею «под ключ» потребуется десять миллионов долларов.

Сделать из корунда Николай Слугачев готов любую кость — от черепа до пяток. Сколько людей становятся инвалидами при автокатастрофах, при производственных травмах, увлекаясь экстремальными видами спорта... Одна из самых распространенных ортопедических проблем — остеопороз у женщин после менопаузы, когда кости становятся хрупкими, и тогда нередко случаются переломы шейки бедра. Еще молодая дама ходит с палочкой, а если штырь воспаляется, то это может и приковать к постели.

Корундовые имплантаты, кстати, оборудованы муфтами, что позволяет увеличивать их длину без повторной операции. Это актуально, если необходимо хирургическое вмешательство ребенку. Малыш будет расти, а за счет простого поворота муфты будет удлиняться и искусственная косточка.

Другое немалое преимущество биокорунда — дешевизна. Его себестоимость в десять раз меньше, чем металлического аналога. При этом добывать его можно здесь же, в Челябинской области, у нас есть хорошие месторождения. Любой же хирургический металл представляет собой очень сложный сплав хрома, никеля, кадмия и других элементов, что и делает его достаточно дорогим.

По секрету всему свету

И тут встает вечный вопрос, который звучит в каждой статье про российского изобретателя: где взять деньги? А средства нужны немалые даже на патент.

— Мы могли бы сделать патент хоть сейчас, но нас вовремя остановили, — продолжает Николай Николаевич, — потому что патент России нигде не котируется. Сегодня мы зарегистрируем свое изобретение, а завтра его запатентуют китайцы или японцы и сразу же пустят в оборот. Чтобы полностью защитить свою интеллектуальную собственность, нужно одновременно объявить патент в шести зонах — Европе, обеих Америках, Азии. Сделать патент у нас — это рассказать по секрету всему свету. Но на оформление бумаг нам потребуется порядка 200 000 долларов. Чтобы участвовать в конкурсах на получение грантов, нам нужно свой продукт хотя бы сертифицировать. А это полтора миллиона рублей на лабораторные испытания. Кредит в банке брать бесполезно, нам не с чего будет его выплачивать.

В настоящее время ближе всего к изобретению Слугачева американцы и японцы, но в их сфере интересов пока металлокерамика для стоматологии. Есть и отечественные наработки, недавно об этом писала «Российская газета». Однако в том случае ученые пытаются создать новую костную ткань на базе стволовых клеток, а это очень дорого. В общем, может оказаться и так, что уже через пять-шесть лет патентовать будет бессмысленно.

К тому же Николай Слугачев и его друг и соратник Олег Чукин хотят не просто выпускать такие имплантаты. Их мечты шире — создать собственный медицинский центр по типу клиники Илизарова в Кургане, куда бы съезжались люди со всего света. При этом на Южном Урале получился бы полный цикл: здесь же добыли корунд, здесь же его необходимым образом очистили, здесь же вживили имплантат конкретному пациенту. По приблизительным подсчетам, на всю идею «под ключ» потребуется десять миллионов долларов. Хотя бы пятая часть этих средств позволит оформить необходимые бумаги и запустить производство, правда не серийное. Только шведская установка для выпекания корунда стоит 800 000 долларов, а ее нужно делать под индивидуальный заказ. Аналогов в мире и близко не существует. В свое время изобретатель приобрел нагреватель от такой печи, но это позволило сделать только несколько небольших опытных образцов в лабораторных условиях.

Не сказать, чтобы предложений вообще нет. Предлагали инвестиционную помощь москвичи, но при условии, что им будут принадлежать 75 процентов и одна акция. Заинтересовались идеей и на Западе, но там предлагают просто выкупить патент и сделать все самим. А этим умудренным жизненным опытом мужчинам хочется прославить малую родину…

Олег Чукин, профессиональный военный, прошедший и Эфиопию, и Афганистан, познакомился с Николаем Слугачевым в конце 90-х годов, и уже десять лет вместе они пытаются продвинуть идею корундовых имплантатов.

— При Союзе как было: ротный офицер сам везет маме бойца груз-200, — рассказывает Олег Владиславович. — И это было очень тяжело психологически. А сколько хороших пацанов улетало из того же Афгана без рук, без ног. Думаешь: ну как же эти мальчишки сопливые дальше жить будут? Ведь им протезы-то давали такие, что на них и полчаса продержаться невозможно, да и за теми очередь приходилось выстоять. Инвалидные коляски выбить нельзя было. А тут такой вариант — полностью восстановить человека!

— Мы не сдаемся, продолжаем искать открытые двери. Будем рады любой инвесторской помощи на взаимовыгодных условиях, — резюмирует Николай Слугачев. — Но государственные структуры строго ограничены бюджетом, а в областной казне на сертификацию изделий медицинского назначения предусмотрено только 300 000 рублей, и то не более 100 000 в одни руки. А нам на официальное лабораторное заключение требуется порядка полутора миллионов рублей… Мы хотим, чтобы в Челябинске появился свой уникальный ортопедический центр, который стал бы брендом области. Ведь людей, нуждающихся в подобной помощи, миллионы.

Ольга Сукинова

Источник: vecherka.su

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ