Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Люди с шестью "не"

Три докера-механизатора, члены Российского профсоюза докеров, отсудили у своего работодателя по 30 тысяч рублей в качестве компенсации морального ущерба за причиненный здоровью вред. Эта сумма не решила проблем, но показала, что маленький человек может противостоять огромному предприятию.

Связываться не хотим

В 2010 году при прохождении периодического медицинского осмотра трое докеров ЗАО «Четвертая стивидорная компания» попали в список работников с подозрением на профессиональные заболевания.

«Им была установлена инвалидность третьей группы, - рассказывает специалист, представлявший интересы уволенных, юрист общественной организации «Петербургская Эгида» Инна Потеряхина. - Людям поставили 40% утраты профессиональной трудоспособности. То есть в свои 48-50 лет эти докеры уже не могли найти работу».

«Теперь я устроиться по трудовой книжке не могу, - подтвердил бывший докер Виктор Врублевский. - Как только узнают, по какой статье я уволен, что у меня с состоянием здоровья, говорят: Не, парень, мы с тобой связываться не хотим».

Не представляется возможным

При увольнении работодатель выплатил докерам все, что было положено по коллективному договору, в том числе компенсацию по статье увольнения. В акте было четко указано, что стало причиной профессионального заболевания: общая вибрация, показатели микроклимата, физическая нагрузка. Была сделана и запись о том, кто допустил нарушение правил. В данном случае она гласит: «В связи с длительным периодом работы установить конкретные должности ответственных лиц не представляется возможным».

Работу уже не найти

Очень скоро выяснилось, что с такими документами официальную работу уже не найти (у кого-то болит спина, у кого-то сердце), это заставило уволенных пересмотреть отношения с бывшим работодателем.

«В нашу организацию докеры с просьбой взыскать компенсацию за моральный ущерб обратились впервые, - рассказала Инна Потеряхина. - До сих пор с таким же вопросом приходили летчики, которых увольняли с работы».

«Дело в принципе, - объяснил Врублевский. - Я угробил 25 лет на работу в порту, а потом меня выкинули на улицу».

Судиться не трудно

Все трудности процесса бесплатно взяли на себя юристы из «Петербургской эгиды».

«Судиться было нетрудно, - признался Врублевский. - Я считаю, что работодателя нужно наказывать. Раньше в КЗОТЕ была запись, если человек получал профессиональное заболевание, и в штатном расписании не находилось должности, подходящей по состоянию здоровье, то в штате открывалось новое рабочее место. В нынешнем трудовом кодексе такого нет – человека, как отработанный материал, выкидывают на улицу. Нет, я могу найти работу, но официально меня никто не оформит. Никто не хочет связываться с больничными листами, оплачивать санаторий, который мне полагается по программе реабилитации».

Частичная нетрудоспособность

Самым удачным в этой истории оказалось то, что частичную нетрудоспособность участников конфликта выявила государственная комиссия. Санитарно-гигиенические характеристики условий труда составил главный специалист территориального отдела управления Федеральной службы по надзору и защите прав потребителя и благополучию человека на транспорте по Санкт-Петербургу. Самостоятельно призвать такую комиссию работник не может, какими бы тяжелыми ни были условия труда. «В ней слишком много врачей и специалистов», - объясняет Инна Потеряхина. Зато можно обратиться в Государственную инспекцию труда и в прокуратуру. «По факту это иногда работает, – признается Инна Потеряхина. – Работодатели все разные. Одному достаточно одного обращение в прокуратуру, после этого он выполняет все предписания. Другие работодатели отвечают: «Жалуйтесь куда хотите, я как поступал, так и буду».

Небольшие люди

«Работодатель должен быть нормальный, - соглашается Врублевский. – Кормить работника, а не выжимать из него все соки и выбрасывать на улицу. А на государственном уровне сейчас делается все, чтобы человек не мог оформить профессиональное заболевание. Государство отказывается от социалки.

30 тысяч - это, конечно, мало. Но мы и люди слишком маленькие, чтобы получать большие суммы. Это для Морского порта Петербурга 30 тысяч рублей - копейки…»

Александр Яцуренко

Источник: professia.info