Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Когда ангел умирает

Так получилось, что я стала одной из тех, кто видел Анну Кристенсен в России в последний раз перед ее уходом из жизни. 12 февраля 2006 года она, смертельно больная, приехала в Карелию из Швеции в последний, 74-й раз — навсегда попрощаться с теми, кому помогала больше полутора десятков лет и кого любила как родных. Анна знала, что жить оставалось совсем чуть-чуть. Но ее ждали «внуки» — сотни детей из Ладвинского дома-интерната для умственно отсталых детей.

Я была в группе журналистов, переводчиков и коллег, которые сопровождали ее в этой поездке.

А умерла Анна Кристенсен 21 марта 2006 года. Историю Анны знают многие в Карелии. Подробности нетрудно найти в Интернете. Напомню лишь в общих чертах.

В начале 90-х обычная шведка, которая всю жизнь работала в социальной сфере, выйдя на пенсию, узнала от студентов-волонтеров о бедственном положении российских сирот. Она приехала в Россию, объездила множество заведений Карелии. Но Владыка Мануил, с которым у нее состоялась встреча, посоветовал ей обратить внимание именно на ладвинский Богом забытый интернат.

Тут я процитирую свой собственный текст, написанный после визита в Ладву:

«В Ладве Анна Кристенсен испытала шок и навсегда потеряла сон и покой. Беспомощные дети, безропотно лежащие на грязных матрацах, — они уже даже не плакали; в помещениях царил невыносимый запах – Анна несколько раз выбегала на улицу, чтобы отдышаться. Вся последующая жизнь Кристенсен стала служением несчастным детям из Ладвинского дома-интерната…»

Описывать подробно в сотый раз, что именно сделала Анна для брошенных несчастных детей, я не берусь. Одно скажу: ее беспрецедентными усилиями чуть ли не вся Скандинавия бросилась на помощь ладвинским инвалидам. То, что не сделали для своих сирот государство и соотечественники, смогла сделать одна пожилая шведка.

Всем скандинавским миром организовали в разваливающемся российском интернате ремонт, оборудовали необходимыми для инвалидов приспособлениями, мебелью, снабдили вещами, лекарствами. Все это контролировалось Кристенсен самым жестким образом. Она с европейским педантизмом требовала отчет о каждой копейке, собранной в помощь детям. Это продолжалось с 1994 года до самой смерти Анны.

В этот день я увидела беспомощного, старого и больного, но в то же время невероятно мужественного человека, который горевал только об одном: что не может больше помогать.

Она привезла своего заместителя - Рольфа Карлсона, «самого лучшего человека в Умео», как представила его Анна. Но отчего-то было понятно, что заменить ее будет невозможно.

Беседуя в этот день с сотрудниками интерната, я осознала, каким невероятным счастьем для его обитателей стала Анна. До ее появления бессловесные, никому не нужные инвалиды зимой замерзали в неотапливаемом помещении насмерть. И это мало кого интересовало.

Новости, которые просачиваются об интернате в СМИ после смерти Анны, изменили интонацию с оптимистичной («Шведы помогут российским детям!» и проч.) на криминальную.

В 2009 году: «Прокуратуре Прионежского района стало известно, что Ладвинский интернат для умственно отсталых детей не по закону расходует средства воспитанников. Директор детского дома Вадим Ильинский получил представление с требованием устранить нарушение закона…»

В 2010 году: «Прокуратурой Прионежского района поддержано государственное обвинение в суде по уголовному делу в отношении бывшего директора государственного стационарного учреждения социального обслуживания «Ладвинский дом-интернат для умственно отсталых детей» Анатолия Дмитриева, которому было предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий (ч.1 ст.286 Уголовного кодекса Российской Федерации)».

И так далее…

…Когда мы 2006 году возвращались из Ладвы в Петрозаводск, Анна сказала, что врач хотел запретить ей эту поездку. Но не смог. Ведь его, врача, мама вязала носки для ладвинских сирот.

На память о том прощальном дне – 12 февраля 2006 года - когда плакали все, кто знал и любил Анну Кристенсен, включая молодых переводчиц, студенток петрозаводского иняза, у меня остались только фотографии.

P.S. У Анны на роду, видно, было написано – быть ангелом-хранителем на земле. Такое предположение сделала одна молодая петрозаводчанка, для которой Анна навсегда стала другом. Эта женщина попала в автокатастрофу, в которой потеряла мужа, сына и отца. За ней, искалеченной, и ее годовалой дочерью, которая была в коме, ухаживала Анна Кристенсен, чья машина случайно проезжала мимо места аварии.

Снежана Слепкова

Источник: rk.karelia.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ