Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Как это - поднять на ноги сына-инвалида...

1 января ко мне в комнату вошел младший сын и сказал: «Ма, если я в этом году не найду работу, я... повешусь». С этой болью и слезами на глазах я — мать инвалида — встретила новый год. Сейчас Григорию 30 лет. Диагноз — детский церебральный паралич. Были поражены руки, ноги, зрение, слух и речь. Пишу «были», потому что сейчас это красивый, умный парень, со своими взглядами и амбициями, а главное — с университетским образованием! В 2011 году вышла книга его стихов (пишет их с девяти лет). Да, еще остались хромота, небольшая дизартрия, не полностью восстановлены слух и зрение. Но красивые очки только украшают его

Чего стоило нам с мужем поднять сына на ноги, чтобы он не стал колясочником, знают наши друзья, родные и коллеги. Поймете и вы, если дочитаете мою исповедь.

Я жила как все. В 28 лет разошлась с первым мужем, через год вышла второй раз замуж за порядочного и трудолюбивого человека. От первого брака остался сын, которого он принял и считал родным, но хотел и своего ребенка. В 30 у меня родился еще сын. Роды были тяжелыми. Результат тяжелейшей асфиксии — поражение центральной нервной системы...

А у меня в 30 лет закончилась моя жизнь и жизнь моей семьи.

В 1981 год еще был СССР. Еще не было взяток и тормозков, но не было в нашем городе и хороших врачей. А наши медики до семи месяцев кормили меня завтраками, обещая, что все пройдет. Я так и не смогла добиться направления на консультацию в Киев (врачи в Донецке считали, что это подрывает их авторитет). Поэтому, когда Грише исполнилось семь месяцев, сама начала стучаться во все двери. Да, было очень тяжело, но то время я вспоминаю с уважением и теплом. Постоянное лечение дома и... больницы, больницы, больницы. Трижды были в Москве. Чтобы ездить и лечить, мы с мужем работали. Хватались за все, где можно заработать. И откладывали: на массажистов, на уколы, тренажеры, санатории...

В год я вышла на работу (чтобы не потерять место). Ведь тогда еще не давали три года декрета, а пособие на содержание ребенка-инвалида — 12,50 рублей.

На работе руководитель шел мне навстречу, почти каждый год мы ездили в Евпаторию на лечение. Я научилась делать массажи, уколы, перечитала кучу медицинской литературы, и уже сама могла видеть, какое лечение помогает моему ребенку лучше.

Какую же радость мы с мужем испытали, когда сын пошел самостоятельно! Это было в день рождения мужа, Грише было почти четыре года. В шесть он знал русский и английский алфавит, в развитии не уступал сверстникам. Вы спросите: с кем же оставался он, когда мы были на работе? В детский сад ведь таких не брали. Жили по расписанию: понедельник и вторник — муж; среда, четверг и пятница — моя мама (царство ей небесное); выходные — мои.

Разница между сыновьями — 10 лет. Все внимание я, конечно же, уделяла младшему, и поэтому не увидела, не почувствовала приближающуюся беду. Старший сын стал наркоманом. И вот на моих руках уже двое больных детей. Сердце разрывалось на части! Ведь виновата сама, не уделяла достаточно внимания. Корю себя по сегодняшний день. Лечила старшего, ушел от наркоты, отслужил армию, окончил техникум, пошел в шахту, отработал 10 лет... Но встретил любовь-наркоманку, и все вернулось вновь. Полтора года совместной жизни, как на вулкане. В итоге — у меня на руках брошенный невесткой внук, а сын — в тюрьме... Внуку уже 15-й идет, а я как курица-наседка дрожу над этими дорогими мне человечками, хотя уже чувствую, что силы на исходе.

***

Теперь вы можете немного представить жизнь семьи с ребенком-инвалидом. Но сейчас таким семьям еще тяжелее! Чтобы лечить ребенка, надо иметь огромные доходы, экономить на всем и во всем себе отказывать. Кроме того, взяточничество врачей, непрофессионализм и равнодушие окружающих — увы, это наша действительность.

С рождением ребенка-инвалида у матери заканчивается нормальная жизнь, а начинается борьба за выживание. Сколько я видела брошенных женщин, у которых дети-инвалиды! Я низко кланяюсь своему мужу: он был рядом во всех тяготах. Мы не спились, не обозлились, выдержали косые взгляды неграмотных людей. Не бросили своих детей и внуков... Мы сделали все, чтобы поднять сына на ноги, а государству он оказался не нужен!

Наша семья живет в районном центре, в 60 км от областного. Здесь Грише не нашлось работы. Три года инвалид 2 группы ездил на работу в Донецк. Четыре часа на дорогу, и в дождь, и в снег. Однако в фирме платили уборщице больше, чем ему — экономисту! Чтобы не платить штрафов и налогов, предприятия обманывают и государство, и инвалидов.

Наши дети не стоят с протянутой рукой и не воруют у государства, а просят работы — чтобы жить, чтобы можно было создать семью, познать вкус материнства и отцовства. В прошлом году Григорий разослал более 500 резюме на предприятия, еще сотню фирм лично обошел своими больными ногами. Без результата! Я тоже написала: и Президенту, и областному руководству. Вон они, отписки. В папке лежат. Все сверху спускается на местный уровень. А что может наш Фонд занятости? Ничего. Об инвалидах вспоминают раз в год, 3 декабря. И то не всегда.

Почему нашим детям нет места на этой земле? Много вы знаете инвалидов, закончивших ВУЗы? Это сейчас мы, родители, у них есть. А потом, кому они будут нужны? Неужели их судьба — жить в четырех стенах? Знаете, о чем мечтает наш сын? Чтобы сняли с него эту группу, но дали работу. Только бы не клеить конверты, и не быть «мертвой душой» на одном из предприятий нашей несчастной страны. Но где вы, честные руководители?

Украина! Ты убиваешь семьи, в которых есть дети-инвалиды. Ты отбираешь у них надежду. Не закрывайте двери в жизнь перед ними! Они тоже люди...

Красноармейск, Донецкой области.

(телефон автора письма — в редакции.)

До уваги страхувальників та застрахованих у Фонді соціального страхування від нещасних випадків на виробництві та професійних захворювань України фізичних осіб!

Управління виконавчої дирекції Фонду ССНВ у м. Києві інформує, що 1 січня 2012 року набрав чинності новий Порядок проведення розслідування та ведення обліку нещасних випадків, професійних захворювань і аварій на виробництві, затверджений постановою Кабінету Міністрів України від 30 листопада 2011 р. №1232, з цієї ж дати втратив чинність Порядок розслідування, затверджений постановою Кабінету Міністрів України від 25 серпня 2004р. №1112.

З повною друкованою версією нового Порядку проведення розслідування можна ознайомитися з ряду періодичних видань, в тому числі й приведеному в додатку "На допомогу спеціалісту з охорони праці" до науково-виробничого журналу "Охорона праці" №1/2012, а також придбати для практичного використання у вигляді брошур, що розтиражовані видавництвом «Основа».

Управління ВДФССНВ у м. Києві

fsnv.kiev.ua


Ольга Гришкан

Источник: golos.com.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ