Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Зубы дареного коня

В рамках федеральной программы по организации дистанционного обучения детей с ограниченными возможностями 12-летняя Маша Остаева из Москвы получила конструктор "Лего" за 17 тыс. рублей, монитор с системным блоком на общую сумму в 66,4 тыс. и много других цифровых презентов, за которые в случае поломки родители Маши должны будут выплатить почти 165 тыс. Ни мама, ни папа девочки на такое подписываться не хотят.

Посылку от департамента образования (программа предполагает субсидирование местных управлений образования из Минобрнауки) Остаевым доставили в двадцатых числах декабря. Расставив автографы везде, где просил курьер (в том числе – в договоре на безвозмездную передачу во временное бесплатное пользование, который предполагает материальную ответственность за состояние всего этого компьютерного имущества), глава семейства Алексей только потом заглянул под картон упаковки. Там нашел сканер, принтер, цифровые фотокамеру и мини-микроскоп, планшет, наушники, микрофон, колонки, веб-камеру и другие устройства для учебы на расстоянии. Все, безусловно, очень нужное, но очень уж дорогое.

Стоимость каждого подарка по накладной в среднем на 500-1000 рублей превышает розничную. Некоторые позиции совпадают с ценами в Интернете (за сетевой адаптер за 225 рублей стыдно просить 1225). Но есть и вопиющие нестыковки. Так, "конструктор по началам прикладной информатики и робототехники LEGO ПервоРобот" подрядчик столичного департамента образования купил за 17 тыс. 173 рубля 42 копейки, в то время как в фирменном магазине точно такой же робот стоит 9 тыс. 999.

Поставки производились через единственную в Москве дистанционную школу "Технологии обучения". Когда Алексей с женой Людмилой обратились туда за разъяснениями, супругов застыдили: мол, заелись. "Какая вам разница, — недоумевали другие родители, — вам же все равно это бесплатно выдали!"

"А разница есть, — объясняет Остаев. — Мы расписались за то, что получили оборудование общей стоимостью почти 165 тыс. рублей и несем за его порчу (а у нас трое малолетних детей) материальную ответственность". "К тому же, — продолжает мужчина, — как мы, в случае чего, докажем, что это не продали конструктор за 17 тысяч и не купили дочке попроще?"

Директор центра образования "Технологии обучения" Александр Ездов призвал корреспондента "Росбалта" обратить внимание не на цифры, а на то большое дело, которое педагоги школы делают для ребят с ограниченными возможностями. "Это гораздо интереснее, честно говоря, чем накладные", — признался он в ответ на просьбу ознакомиться с документами. Мы не спорим и ни в коем случае не пытаемся принизить значимость образовательной программы для ребят с инвалидностью, однако хотим понять, сколько еще детей она могла бы охватить, продавай поставщики оборудование по реальным ценам.

Вот, впрочем, как на эту проблему смотрит генеральный директор ООО "Терабит" (эта компания выиграла в конкурсе департамента образования) Владимир Ефименко: "Я заключал контракт с департаментом. И те требования, которые выставлял департамент на оборудование, выполнены, иначе бы департамент со мной не заключил контракт". "Я даму, которая предъявляет претензии, не знаю, — добавил он, имея в виду Машину маму. — Но только она одна из 400 человек, которым мы поставили оборудование по Москве, оказалась такой проницательной, таким большим специалистом в IT и углядела несоответствия контракту. А как она их определила?"

Вопрос на засыпку, потому как стоимость конкретных составляющих номенклатурных пунктов Ефименко не озвучивает: "коммерческая тайна". Не знал ее и директор школы, принимавший оборудование, но предложил вместе посчитать расходы.

В перечне техники, которую вручили Остаевым, есть графа "специализированный комплекс ученика с ограниченными возможностями здоровья + ПО" и стоит она 86 тыс. 177 рублей 92 копейки. Что это? Мини-системный блок со знаменитым яблоком на корпусе – от 24 до 35 тыс. за штуку (по словам Ездова, Маше купили тот, что за 35). Это монитор no-name стоимостью 4,5 тыс. рублей. Это DVD-привод за 3,5 тыс., клавиатура с тем же яблоком (она прочнее и долговечнее) за 2,5 тыс. и мышь за 300 рублей. Итого: 45 тыс. 800 рублей. Остальные 40 тыс., как объяснил нам глава центра дистанционного обучения, ушли на специализированный софт: начиная с Windows-7 (детей в школе учат работать сразу в трех ОС, включая Linux) и заканчивая программами для создания мультфильмов, для занятий по географии, математике, физике и т.д. Плюс трехлетняя гарантия, предусматривающая замену оборудования на время ремонта аналогичным и бесперебойную "горячую линию", доставка и настройка. Если сложить все перечисленное, получим искомые 86 с копейками. "Но", однако, в том, что при этих расчетах мы использовали розничные цены, а речь идет, напомним, о государственной программе. Как так?

"Программы во многом очень специальные, и они не продаются просто в магазине: их может использовать только учитель, — прокомментировал Александр Ездов. — То же касается и конструктора. Он предполагает довольно серьезную методическую подготовку учителя. И вот поскольку на этом рынке совершенно другие продажи, то и стоимость разработки иная. Вернее, она-то, конечно, та же, но делится на меньшее число покупателей".

Выбор в пользу "железа" модной марки Apple директор ЦО оправдал следующим образом: "Эти компьютеры гораздо надежнее. Есть группы ребят, у которых они работают по пять лет. Причем не то что интенсивно, а сутками. И клавиатура, которая стоит сравнительно дорого — 2,5 тыс., живет значительно дольше, чем могли бы в наших условиях протянуть китайские (некоторые наши ученики работают на клавиатуре пальцами ног). Важно понимать: если в обычной школе ломается компьютер – всех просто пересаживают за парты и тетрадки, здесь же – это не просто сорванный урок, а пропущенный день. И позволить себе такого мы не можем".

"Прошли все этапы тендера, выиграла фирма, и фирма свои обязательства выполнила, — подчеркнула в свою очередь заместитель руководителя департамента образования Москвы Наталия Шерри. — Более того, и учителя, и руководитель центра лично выезжают на квартиры – обучают родителей, смотрят, все ли работает. И у нас не было ни одного обращения, ни одной жалобы".

По замечанию Шерри, "дистанционное обучение детей-инвалидов – это один из самых важных проектов, которые являются составной частью национального проекта "Образование". Мы ребенку не просто даем возможность получить образование. Мы ему даем путевку в будущее, обучая его тем технологиям, которые впоследствии смогут обеспечить его работой".

"Нам необходимо, чтобы ребенок был включен в процесс постоянно, а, следовательно, допустить, чтобы где-то какое-то оборудование вышло из строя, невозможно, — заключила замглавы профильного департамента. — Совершенно очевидно, что все конкурсные процедуры проходят в том порядке, в котором они должны проходить, и здесь никаких нарушений просто по определению быть не может. При составлении ТЗ мы полностью опираемся на рекомендации и приказ Министерства образования и науки РФ, которые дают методику расчета комплектов для трех ступеней образования и разных категорий детей: мы ни налево, ни направо пойти не можем".

Но несмотря на требование головного ведомства о том, что "конструктор по началам прикладной информатики и робототехники должен включать не менее 400 элементов", Маше привезли набор из 158 деталей. По письменному заявлению Людмилы Остаевой Следственный комитет РФ в настоящее время проводит проверку.

И все-таки ее дочь уже приступила к занятиям. В качестве факультативов она выбрала два урока в неделю — информатику и компьютерную графику. Вместе с Машей сегодня удаленно учатся 700 маленьких москвичей (кто-то – по общеобразовательной программе, кто-то – по программе дополнительного образования). Родителей некоторых из них позиция семьи Остаевых нешуточно возмущает.

"Мой ребенок в этой школе и благодаря этим педагогам выучил за пять лет два языка – английский и французский, — рассказала Анжела Зеленская, мама 10-классницы Саши. — Прогресс по сравнению со школой надомного обучения – поразительный. Я не представляю, кому может здесь не нравиться. Это самая современная техника, которую нам периодически меняют. Это программы, которых многие даже не видели, но которыми мой ребенок свободно пользуется при подготовке проектов. И меня не интересует их стоимость: я знаю, что мы себе этого позволить не сможем".

В 2011 году к проекту дистанционного образования подключились 357 столичных школьников с ограниченными возможностями. Еще 200, по прогнозу Наталии Шерри, планируется обеспечить необходимой техникой в году наступившем.

Маша Остаева имеет инвалидность по слуху, носит слуховой аппарат и учится в обычной школе — девочка претендовала на один из самых скромных комплектов.

Дарья Миронова

Источник: rosbalt.ru