Архив:

Школа терпения

В ней особенные взрослые учат особых детей

Если раньше в стране Советов проблемы людей с ограниченными возможностями пытались замалчивать на государственном уровне, то сегодня общество медленно поворачивается к ним лицом. Псков в этом смысле выступает пионером движения. Почти двадцать лет назад в Корытово появился специальный центр, который сейчас разросся до целого комплекса, где проблемы социализации и лечения детей-инвалидов решаются комплексно.

Также эту задачу решает «Школа № 4 VI вида - государственное бюджетное образовательное учреждение (ГБОУ)», которой руководит человек, преданный своей профессии, - Галина Прокофьевна Василевская.

Следует ли продолжение?

- Галина Прокофьевна, сколько же сейчас на вашем попечении ребят?

- Посещает учреждение 81 ребёнок, но одновременно на дистанционном обучении нашего ГБОУ (ужас, как не люблю эту аббревиатуру) ещё 124 человека. Причём ребятки самых различных возрастов: от 1 до 11 классов. Все они в той или иной мере страдают врождёнными заболеваниями: от детского церебрального паралича, соматических заболеваний вплоть до онкологии. По медицинским показаниям они не могут посещать обычную школу, поэтому учатся дистанционно. И для этого у нас есть всё необходимое. Новые стандарты образования таковы, что у ребёнка в распоряжении не только компьютер с клавиатурой, но даже электронный микроскоп, специальные наборы, которые позволят ему дома под наблюдением педагога и с помощью родителей делать химические и физические опыты. Он получает полноценное образование и может продолжить обучение.

- Реально ли это на самом деле?

- У меня нет по этому поводу сомнений. Поймите, что нет необучаемых детей. Даже несмотря на их болезни. Но нам, взрослым, важно овладеть соответствующей методикой и помочь ребёнку поверить в свои силы. У меня на памяти пример одного юноши, у которого серьёзные проблемы со здоровьем. Однако он успешно закончил у нас 10 классов и поступил - куда бы вы думали? - в строительный колледж (он вошёл в состав Псковского государственного университета) на очень трудный факультет «дорожное строительство». Не так давно он заходил к нам в гости и показал свою зачётку: в ней сплошные пятёрки. Вообще, из недавних выпускников (таких у нас было семеро) шестеро продолжают учиться. Только одна девочка (она спинальница) пока по настоянию родителей осталась дома, но думаю, что и они придут к мысли, что нужно продолжать учиться. Про Нелю Евгеньеву ваша газета ведь писала? После операции она вернулась к учёбе, заканчивает 11 класс и готовится поступить в псковский университет. Ещё один пример жизнестойкости и целеустремлённости.

- Но есть диагнозы ещё страшнее…

- Сейчас помимо четырёх возрастных дошкольных групп у нас появилась специальная, которую мы называем «особый ребёнок». Там занимается всего пятеро детей, и на каждого приходится по одному специалисту. Признаюсь, это адский труд, но знаете, когда мне говорят о целесообразности такой методы и такого подхода к проблеме, я всегда как контраргумент вспоминаю: показатель гуманности общества проявляется в его отношении к самым слабым - детям, больным и старикам.

Очередь на милосердие

- Чему же вы учите своих подопечных?

- Даже тому, как можно приготовить салат или что-нибудь ещё вкусненькое! Кроме того, у нас приняты четыре образовательные программы, которые рассчитаны на детей с проблемами двигательного аппарата, задержкой развития, недостаточно развитым интеллектом и, наконец, восьмого вида, которых (как я уже говорила) мы называем «особыми детьми».

- Галина Прокофьевна, а учат ли чему-то ваши подопечные своих учителей?

- Конечно! И прежде всего - такту и терпению. Некоторые вещи, которые не замечают здоровые и адаптированные к жизни люди, у нас порой воспринимаются очень остро. Например, упрёк первоклашке, когда он пишет «как курица лапой», обычен, но в наших условиях это способно обидеть ребёнка до глубины души.

- За последние годы общество действительно повернулось лицом к проблемам инвалидов?

- Знаете, мне вспоминается одна из недавних поездок на специальный семинар в Швецию, в город Линчопинг, где я с удивлением узнала, что есть очередь из пар, которые хотят взять к себе на время летнего отпуска детей-инвалидов. Такая честь может быть доверена не каждой семье, и там есть даже специальная муниципальная комиссия, которая проверяет их на готовность к серьёзному поступку. Я специально интересовалась, что ими двигает. Некоторые пары бездетные, а есть и те, кто в качестве объяснения приводил такой довод: они хотят помочь родителям больных детей, чтобы те смогли хоть раз в году отдохнуть, куда-то съездить. Таких примеров в нашей жизни я пока не встречала.

- А почему?

- Трудно назвать какую-то одну причину. Может быть, мы ещё живём не так богато…

- Но есть ведь люди, чей достаток в сотни, тысячи раз больше, чем доход средней семьи?

- У них, скорей всего, в этой жизни другие интересы. Но в целом, повторюсь, наше общество меняется. Например, сейчас активно продвигается в социальное сознание понятие т.н. «инклюзивного образования». Это когда ученик приходит в школу, чтобы заниматься не по правилам школы, а по своим собственным. Сейчас мы своих детей воспитываем в условиях некоторым образом стерильных. Однако последние методики психологов говорят о том, что процесс социализации значительно ускорится, если все дети (в том числе и больные) будут заниматься вместе. Для здоровых ребят это тоже будет своеобразной школой эмоционального (нравственного) воспитания.

Эхо шоковой терапии

- Но сейчас наши школы к этому попросту не готовы.

- Трудно спорить. У нас есть очень талантливая и способная девочка (спинальница), которая формально учится в школе №24, но понятно, что она её не посещает. Ей ведь просто туда не зайти, не говоря уже о том, чтобы попробовать заехать в класс, преодолев лестничные пролёты. Решить эту проблему сейчас невозможно, исходя даже из финансовых соображений. Но когда государство не прячет голову в песок, не бежит от проблемы, а старается в силу возможности и компетенции её решать - это уже хорошо.

- В следующем году у вас на дистанционном обучении будет уже почти 150 человек. Почему их количество растёт?

- Возможно, сейчас мы столкнулись с последствиями того общественного перелома, который испытала страна двадцать лет назад. Нам говорят, всё прошло более-менее безболезненно, но шоковая терапия тем не менее настигла общество. Та же потеря работы - это колоссальный стресс. И всё это отражается в той или иной степени на здоровье нации, отдельного человека, репродуктивной функции женщины. Но первые, кто страдает от этого, - конечно же дети. Вот о чём нужно думать!

Сергей Некрасов

Источник: sz.aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ