Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

"Теперь Стасику ничто не мешает. О его диагнозе мы даже не вспоминаем"

Благодаря читателям «ФАКТОВ» удалось прооперировать героя нашей публикации семилетнего Стасика Праведного, которого пенсионерка из Черкасс усыновила с диагнозом ДЦП и умственная отсталость. Несмотря на неутешительные прогнозы врачей, мальчик уже ходит, разговаривает и читает стихи

О том, как 64-летняя Нина Брижко из Черкасс, у которой двое своих детей, внук и даже правнук, усыновила больного мальчика, «ФАКТЫ» подробно рассказывали в июне прошлого года. В четыре годика мальчик только ползал или лежал, свернувшись в позе эмбриона, не знал ни одного слова. Диагноз, поставленный врачами, звучал как приговор: детский церебральный паралич, умственная отсталость и косоглазие. «Вы сошли с ума! Одумайтесь! — отговаривали Нину Архиповну воспитатели детского приюта, когда пенсионерка сказала, что хочет усыновить ребенка. — Этот мальчик не будет ни ходить, ни говорить. Да и жить ему осталось недолго». Но женщина была непреклонна.

«Я видела, с каким трудом ему дается каждое упражнение, но понимала: если начну его жалеть, ничего не получится»

Впервые Нина Архиповна увидела Стасика два года назад, когда вместе с прихожанами церкви пришла в один из черкасских приютов. Вместе со здоровыми ребятами в комнате находился худенький мальчишка, который мог передвигаться только с помощью… рук. Опираясь на выставленные вперед ручки, он тащил за собой ноги.

— Взгляд затуманенный, лицо отрешенное… — вспоминала Нина Архиповна. — По словам воспитателей, он был совсем безнадежный. В интернате, где практически не было инвалидов, на него не обращали внимания. Стасик целыми днями лежал в кровати или ползал по ковру. Из-за того, что у него была запрокинута назад головка, он постоянно смотрел куда-то вверх. Стасик был такой худой, что я сначала подумала: в детдоме его совсем не кормят. Но когда воспитательница принесла полдник — стакан кефира и внушительных размеров булку, он все умял за минуту. Стасик не умел говорить и не понимал слов, но знал: если видишь перед собой что-нибудь съедобное, надо тут же схватить и съесть, иначе отберут.

Увиденное настолько потрясло Нину Архиповну, что на следующий день она опять пришла в детдом. Попросила у сотрудников коляску и повезла Стасика на прогулку. Пенсионерка разговаривала с ним и видела, как ребенок оживал. Женщина стала приходить к мальчику каждый день. Весь следующий год она регулярно навещала ребенка, покупала ему на свою небольшую пенсию одежду и плюшевые игрушки. А вскоре решила его усыновить.

— Знали бы вы, какая это длинная бюрократическая процедура! — рассказывала Нина Архиповна. — Но я уже не могла бросить Стасика. Особенно после того, как мне сказали, что его ждет дом инвалидов, где он будет существовать как растение…

Как только Нина Архиповна усыновила Стасика, она сразу же начала возить его по врачам. Женщина была уверена, что мальчик будет ходить.

— Придя с ребенком в поликлинику, я увидела огромную очередь, — продолжает моя собеседница. — Врач, которому не хватало на всех времени, каждому ребенку уделял от силы пять минут. Тогда я попросила у медиков книжки, где были подробно расписаны упражнения для деток с ДЦП. Не имея денег на специалиста, мы со Стасиком сами начали осваивать гимнастику. Я заучивала упражнения и, демонстрируя ему, просила повторить. Сначала даже расставить в стороны ручки для Стасика было проблемой. Спал он, как младенец в утробе матери. Первые несколько месяцев я каждые пять минут просыпалась, чтобы распрямить его тельце. Когда заставляла его делать упражнения, Стасик капризничал, плакал. При виде того, с каким трудом ему дается каждое движение, у меня сердце кровью обливалось. Но я понимала: если начну его жалеть, ничего не получится. Вскоре он научился сидеть на стуле.

Нина Архиповна сама смастерила тренажеры — специальный стульчик для улучшения осанки, закрепила на лестнице ремешки, с помощью которых Стасик каждый день по шесть часов стоял в ровном положении.

— Денег на тренажеры не было, и я нашла такой выход, — смеется Нина Архиповна. — Есть у нас и специальная жесткая кровать. На ортопедический матрас мы бы в жизни не накопили денег, поэтому я подложила под матрас фанеру, которую нашла на улице. Дешево и сердито. Мы занимались со Стасиком каждый день, и постепенно начали появляться первые результаты. Сначала он стал лучше двигаться, а через год сделал первые шаги. К тому же оказалось, что он не парализован! Параллельно мы развивались интеллектуально. Я целыми днями читала Стасику книжки, купила азбуку в виде кубиков. Результат шокировал всех. Уже через месяц он произносил связные предложения. Хотя, по словам медиков, вообще не должен был говорить. А вскоре он сам читал мне сказки. Какая там умственная отсталость!

Прошло и косоглазие. Стоило мальчику распрямиться, как исчезли многие его болезни. В шесть лет, когда стал вопрос о школе, все были уверены, что Нина Архиповна отдаст ребенка в интернат для инвалидов. Но пенсионерка решила, что мальчик осилит программу общеобразовательной школы. И не ошиблась — Стасик без проблем прошел собеседование, и его зачислили в первый класс обычной школы.

Когда летом корреспондент «ФАКТОВ» приезжала к Стасику, он с радостью демонстрировал собранные им конструкторы, декламировал стишки и пел песни. Правда, мальчик по-прежнему не мог полноценно передвигаться. Постоянными физическими упражнениями Нина Архиповна постаралась максимально его выпрямить, но ребенок все равно ходил на полусогнутых ногах, опираясь не на всю стопу, а только на пальчики. Как объяснил «ФАКТАМ» лечащий врач Стасика Праведного Сергей Власенко, на определенном этапе ребенку помогали массажи и гипсования, но когда кости начали активно расти, необходимо было удалять контрактуру — ограничение подвижности сустава вследствие изменения мышц.

— Ее можно убрать только с помощью операции, — объяснял невролог. — Понятно, что ДЦП мы не вылечим — заменить центральную нервную систему невозможно. Но если провести операцию, ребенок со временем сможет нормально ходить. А поскольку интеллектуальный потенциал у мальчика, как оказалось, достаточно большой, он сможет ходить в школу, поступить в институт, работать.

Операция стоила 20 тысяч гривен. Для пенсионерки эта сумма абсолютно нереальная. Но надежда на то, что деньги удастся собрать, появилась у женщины буквально на следующий день после выхода публикации в «ФАКТАХ».

«Посылки с подарками начали приходить на следующий день после выхода статьи. Стасика на несколько лет вперед обеспечили теплой одеждой!»

— Я еще не успела купить газету, как начались звонки, — вспоминает Нина Архиповна. — Меня поразило, что люди звонили из всех уголков Украины! Луганск, Донецк, Прикарпатье, Одесса… Женщины плакали, а мужчины с ходу спрашивали: «У вас есть расчетный счет? Куда можно переслать деньги?» Спрашиваю, как зовут, а они: «Это не имеет значения. Я просто хочу вам помочь». Быстро, четко, лаконично, а у самих голос чуть подрагивает. Я это слышу и слова не могу сказать: в горле стоит ком, по щекам бегут слезы. «Спасибо, — только и повторяю. — Спасибо большое…» Другие обращались за советом: «Неужели это правда? У нас тоже ребенок болен ДЦП. Уже пять лет пытаемся что-то сделать, но пока тщетно». «Так приезжайте! — звала я в гости. — Берите ребенка и приезжайте. Я вам все расскажу».

Вскоре некоторые действительно приехали. Познакомились со Стасиком, я показала им все свои наработки — и упражнения, и самодельные тренажеры. Передать не могу, насколько приятно быть полезной другим. Стасик от этих визитов получал не меньше удовольствия. Люди ящиками привозили ему красочные книги и игрушки. А что еще надо семилетнему ребенку?

— Видите робота на столе, — улыбается Стасик. — Он и бегает, и дерется, и даже разговаривает! Мне его недавно передали. А еще мне нравятся книжки. Сейчас читаю «Пятнадцатилетнего капитана».

— Посылки с подарками начали приходить на следующий день после выхода статьи, — говорит Нина Архиповна. — Стасика на несколько лет вперед обеспечили теплой одеждой. А сколько у нас теперь фломастеров и карандашей!

Но самое главное, что на счет мальчика регулярно поступали деньги. С миру по нитке: кто-то передавал 20-30 гривен, кто-то — несколько тысяч. Необходимую для операции сумму собрали очень быстро — уже через месяц у Нины Архиповны было 20 тысяч гривен. Пенсионерка связалась с евпаторийскими медиками и сообщила, что они со Стасиком готовы приехать.

— Следующие три месяца были непростыми, — вспоминает Нина Архиповна. — Операции, длительный курс реабилитации. Но меня грела мысль: теперь, когда нас поддерживает вся Украина, плохого исхода не может быть. В день операции я очень волновалась, но чувствовала, что все пройдет хорошо.

— Операция длилась долго?

— Мне показалось, что я простояла под операционной целую вечность. А когда мне на секундочку разрешили зайти в реанимацию и я увидела Стасика — бледненького, еле живого! — упала в обморок. После операции Стасу полностью загипсовали ноги. Врачи объяснили, что после удаления того самого препятствия — контрактуры — нужно выравнивать ножки. Первое время Стасик кричал, плакал, просил, чтобы ему сняли гипс.

— Под ним все болело и сильно чесалось, — объясняет мальчик. — Но бабушка просила терпеть. И я терпел.

— До поры до времени, — смеется Нина Архиповна. — Последнюю неделю мы зачеркивали в календаре дни, когда гипс наконец снимут. Стасик даже написал фломастером на гипсе: «До свидания».

Мы провели в санатории 90 дней. Вернулись домой только под Новый год. Все это время нам звонили люди, поддерживали. Тетя Зина из Киева, которая тоже прочитала о нас в «ФАКТАХ», и вовсе стала нам родным человеком. Прочитав статью, она собрала всю семью, потом привлекла к делу всех своих друзей и знакомых. Спасибо и руководству санатория. Вопреки всем правилам, мне разрешили все время жить в палате у Стасика.

— Стасику сделали несколько операций. Все они, к счастью, прошли успешно. Мальчика оперировал наш хирург Анатолий Андрианов, — рассказал «ФАКТАМ» детский невролог хирургического отделения для психоневрологических больных Евпаторийского центрального детского клинического санатория Министерства обороны Украины Сергей Власенко. — Мальчику удалили контрактуру — и это главное. То есть препятствие, которое мешало ему нормально ходить, устранено. Это позволило нам перейти к реабилитации. Теперь ребенку нужно выполнять специальные физические упражнения, чтобы укреплять мышцы. Уезжая из санатория, он уже свободно передвигался в ортопедических аппаратах (этот аппарат выглядит как ботинок с длинными шнурками, которыми перевязывают ноги. Под брюками его не видно. — Авт.). Теперь все зависит от настойчивости пациента. Чем больше будет усердия и физических упражнений, тем быстрее мальчик сможет нормально ходить без них.

— Как скоро это может произойти?

— Если подойти к делу серьезно, через несколько месяцев. Одновременно нужно выполнять комплекс профилактических упражнений — чтобы не допустить повторного возникновения контрактуры. И ежегодно проходить курс реабилитации. Думаю, у Стасика все получится.

— Мы стараемся, — улыбается Нина Архиповна. — Особенно теперь, когда нам помогает вся страна. Вот здесь у меня все записано, — пенсионерка показывает толстую тетрадь. — Еще в санатории я спрашивала у врачей, какие нам будут нужны упражнения, и все записывала. Параллельно штудировала медицинскую литературу. Кстати, после вашей публикации судьбой Стасика заинтересовались несколько врачей. Звонили из Донецкого ортопедического центра и доктор-реабилитолог из Новоукраинки, предлагали приехать на прием. Вот собираемся. Я буду благодарна за любые советы. И в свою очередь хочу делиться своими.

Вспоминая, каким я взяла Стасика из приюта, понимаю, что действительно произошло чудо. Но чтобы такие чудеса происходили, нужно работать день и ночь. Возможно, со стороны кажется, что я всегда такая жизнерадостная. Но, поверьте, было очень тяжело, особенно вначале — когда всеми силами пыталась помочь ребенку, а он лежал с перекрученными ножками и ни на что не реагировал. Были моменты отчаяния, но я брала себя в руки и продолжала занятия. Я взяла этого ребенка, чтобы подарить ему полноценную жизнь.

— Бабушка, уже время английского, — напомнил Стасик. — Где моя тетрадка? Нам пора делать домашнее задание. Поможете? — улыбнулся мне мальчик.

— Сейчас, — ответила Нина Архиповна. — За время, пока мы были в санатории, я боялась, что Стасик забросит учебу. Но, вернувшись домой, он тут же сел за учебники. В черкасском реабилитационном центре, куда мы приехали после Евпатории, Стасик целыми днями пел медсестрам песни. В одной из посылок мы нашли детские шаровары. А в Крыму в магазине Стасику подарили вышиванку. Теперь он хочет выступать в каком-нибудь творческом коллективе. Но больше всего ждет весны и прогулок во дворе. Как любой ребенок, он хочет общения. Раньше, бывало, выходим на улицу, Стасик подходит к ребенку и спрашивает: «Ты будешь со мной дружить?» «Да», — улыбается тот, но, посидев пару минут, убегает. А теперь и Стасик сможет бегать.

P.S. Те, кто хочет помочь Стасику Праведному, могут связаться с Ниной Архиповной по телефону: (093) 617-58-57.

Екатерина Копанева

Источник: fakty.ua