Архив:

Без права на самостоятельность

Дети из "желтого дома" хотят жить в семье, а не в психдиспансере

К теме детских психинтернатов СМИ обращаются нечасто. Ну, есть они вроде - и есть. Ну, живут в них психически больные дети - и пусть себе живут. Да и попасть в подобные заведения журналистам сложнее, чем на атомную подводную лодку. Бесконечные письма в соответствующие ведомства, масса согласований с чиновниками...

"Казенные дети"

С давних пор больницы для душевнобольных называли "желтыми домами". Их стены часто окрашивали в желтый цвет: считалось, что он успокаивающе действует на психику пациента. Сегодня стены в психинтернатах и больницах все больше грязно-зеленого или грязно-голубого цвета - независимо от того, кто в них: взрослые или дети. Для маленьких душевнобольных открыты типовые заведения. В них типовые условия и правила проживания, один на всех распорядок дня и одно для всех определение - "казенные дети".

Он умер сентябрьским утром один на больничной койке

Сергей Драгомилов умер под утро 14 сентября 2011 года. Умер привязанным к казенной больничной койке в реанимации. Два последних года из своих 18 Сергей жил в семье патронатного воспитателя Дмитрия Никулина. А до этого в Бельскоустьевском доме-интернате для умственно отсталых детей. Это в Псковской области.

Дмитрий Никулин работал в этом доме-интернате сначала ночным санитаром, потом ночным воспитателем. Теперь он здесь вахтер, а заодно и тот работник интерната, который не испугался стать патронатным папой. К слову, Дмитрий женат, у него вот-вот должен родиться собственный ребенок.

В 2009-м председатель правления Псковской региональной общественной благотворительной организации (ПРОБО) "Росток" Алексей Михайлюк выкупил в деревне Федково, это в 12 километрах от Бельского Устья, дом.

Этот дом на пять квартир предназначен для проживания в нем патронатных семей и взрослых воспитанников интерната в сопровождении социальных педагогов из ПРОБО "Росток". Здесь и поселился Дмитрий Никулин со своими приемными детьми...

Цыганенок Петя, ему сейчас 16, и он сам себя называет "батей". Женя, которому сейчас 18, любит, чтобы его называли Жоржем. Девочка Ира, которой 12, и она кажется самой молчаливой из всей этой пацанской компании. И Сергей, которому теперь всегда будет только 18.

"Росток" оплачивает коммунальные услуги, его психологи и волонтеры оказывают детям, если это необходимо, помощь. На содержание каждого ребенка Дмитрий как патронатный воспитатель получает от государства около семи тысяч рублей. Плюс дом-интернат снабжает семью продуктами и одеждой.

Патронатная семья - это такая форма воспитания, когда ответственность за ребенка делится напополам с учреждением, откуда он взят.

Дети, которые уже два года живут с Дмитрием в Федково, по-прежнему обучаются в доме-интернате в Бельском Устье. Сергей Драгомилов тоже учился в нем - в 7 "А".

Его классный руководитель Мария Князева считает, жизнь в патронатной семье для Сергея пошла на пользу. У парня исчезли немотивированная агрессивность и депрессия.

Сергей спал два урока подряд на глазах учителей

В тот день, когда Сергей попал в больницу, его видели в интернате с бутылкой, в которой была какая-то жидкость.

"Мы проводили собственное служебное расследование, и учителя и дети говорили, что Сергей пил из этой бутылки на перемене, - рассказывает директор Бельскоустьевского дома-интерната для умственно отсталых детей Елена Ващенко. - Что могло быть в ней: алкоголь, некачественный напиток или что-то еще - на этот вопрос может ответить только экспертиза".

Михаил Ершов воспитывался в Бельскоустьевском интернате 12 лет. Сейчас он живет в доме в Федково. Он говорит, что когда попал в интернат, взрослые ребята его научили "химичить с таблетками". "Химичить" - это значит не пить их сразу в медпункте, а копить.

"Есть способы, когда медсестру можно обмануть. Можно запрятать таблетку в рукаве одежды, можно просто ее до конца не проглатывать", - рассказывает Михаил. - Эти лекарства копят и затем выпивают сразу несколько штук за один раз. Иногда в жидкости разводят. Ну, потом либо спят подолгу, либо просто балдеют".

А иногда после таких экспериментов попадают в медпункт. Поэтому о том, что в бутылке могли быть разведенные водой психотропные вещества, в интернате тоже заговорили сразу.

Да к тому же Сергей откровенно спал на глазах учителей два урока подряд.

"Ну, на моем уроке он еще не спал, просто был квелым, - говорит классный руководитель Сергея Драгомилова, учитель-дефектолог Мария Князева. - Вы знаете, настроение наших детей зависит даже от перемены погоды. Они могут внезапно проявлять признаки депрессии. Может, поэтому никто из учителей и не обратил внимания на то, что Сергей спит".

После занятий Сергей и другие ребята из Федково вместе с учителями ехали в одном автобусе. В нем парню стало совсем плохо. Он начал терять сознание. И вот только тогда взрослые вызвали скорую помощь.

Чем все это закончилось - известно. Сергей умер в реанимации в Порховской районной больнице.

Он умер от эпилепсии

Сразу после смерти Сергея прокурор Порховского района Псковской области Андрей Антонов не был готов ответить корреспонденту РИА Новости на вопрос, так в чем же причина смерти18-летнего юноши?

Прокуратура проводила предварительное следствие, назначала экспертизы, продлевала их сроки. Потом требовались дополнительные химические исследования. А спецкомиссия облздрава выясняла, правильно ли действовали врачи райбольницы. И вот комментарий.

"Сергей Драгомилов, как показала экспертиза и другие исследования, умер от эпилепсии, - сообщил по телефону корреспонденту РИА Новости прокурор Порховского района Андрей Антонов. - Что касается действий врачей, то, судя по заключению работы комиссии облздрава, в их действиях ошибок не было.

"В этом интернате живут больные дети, и смерти там, к сожалению, случаются"

Инна Бернацкая - заместитель начальника Управления социальной защиты населения Псковской области. Она вместе с другими представителями социальных служб после смерти Сергея выезжала из Пскова в Бельское Устье.

"В этом интернате живут больные дети, и смерти там, к сожалению, случаются. Это не редкость", - сказала Инна Бернацкая.

Сергея Драгомилова захоронили на кладбище в Бельском Устье рядом с Игорем Ильиным. Игорю было 14, он погиб в 2003-м. Дети играли в интернате в "подкидыша".

"Это при мне было. "Подкидыш", - это когда тебя кладут на одеяло и подкидывают, - рассказывает бывший воспитанник дома-интерната Михаил Ершов. - Ну, вот его кидали и кто-то один конец одеяла в руках не удержал, и Игорь слету ударился головой о бетонный пол".

В 2010-м утонул в пруду во время прогулки одиннадцатилетний Иван Кожемякин. Лишь после гибели мальчика пруд, который находится на территории интерната для детей с психическими расстройствами, огородили сеткой.

"Я считаю - это однозначно преступная халатность, и те воспитатели в чью смену это случилось, наказаны, - говорит директор Бельскоустьевского дома-интерната для умственно отсталых детей Елена Ващенко. - Я когда пришла сюда работать восемь месяцев назад, то первым делом разбила дежурство воспитателей по сменам. Они у меня теперь работают по шесть часов, а не по одиннадцать, как раньше. За нашими детьми нужен глаз да глаз, и важно, чтобы он не замыливался".

А еще новый директор выбила ставку для вахтера, которого ранее в интернате не было.

Здесь проживают 82 ребенка с различными степенями умственной отсталости. Педагогическая служба - это 31 человек. У них одна из самых высоких по району зарплата - в среднем 12 тысяч рублей.

"Большой нашей проблемой остается отсутствие своего врача-психиатра. У нас есть в штате врач-фельдшер, врач-невролог, по совместительству педиатр, стоматолог, а психиатра нет", - сказала Елена Ващенко.

Душевно больным детям в семье лучше

Курирует детский дом-интернат в Бельском Устье врач-психиатр высшей категории Александр Москалев. Он заведующий 6-ым мужским отделением психиатрической больницы №1 Псковской области. Больница находится в поселке Богданово. Сюда часто привозят детей из Бельского Устья. Несколько раз находился здесь на лечении и Сергей Драгомилов.

"Я его наблюдал. Это был пациент, который в нашу больницу поступал в связи с тем, что ему в интернате не хватало индивидуального подхода. Как только Сергей стал жить в патронатной семье, он перестал бывать и у нас. Наступила, говоря медицинским языком, компенсация состояния", - сказал Александр Москалев.

Доктор уверен, что душевнобольным детям в семье лучше, патронатной ли, приемной, или в своей родной. Да вот только приемных родителей на всех не хватает. А в своих семьях такие дети зачастую не нужны. Как правило, это неблагополучные семьи.

"В семье - как показывает практика, им однозначно лучше. Хотя, по сути, им там тяжелее. Они сами обслуживают себя, убирают за собой, они понимают, что на них возложены определенные обязанности. Но семья - это защита и в ней они получают вот тот самый индивидуальный подход, о котором все говорят, но далеко не все могут предоставить", - считает Александр Москалев.

Он добавил, когда ребенок живет и знает, что из детского дома-интерната его ждет дорога во взрослый интернат, то у него нет стимула к совершенствованию.

"Там плохо. Просто жесть"

Когда Михаилу Ершову исполнилось 18, ему из Бельскоустьевского детского дома-интерната выписали направление во взрослый психоневрологический интернат, что находится в деревне Поречье.

"Там плохо. Просто жесть. Противные запахи. Народ там или с санитарами в карты играет, если делать нечего, или водку пьет. Нас старики гоняли за бутылкой, когда пенсии получали. А потом эти же санитары их к кровати и привязывали, когда они буянить начинали", - вспоминает Михаил.

Михаил говорит, если бы он не работал на деревенских, то сошел бы с ума за эти два года жизни в интернате.

Он складывал печи, вскапывал огороды и косил траву. И вот однажды в психинтернате появились волонтеры и психологи из Псковской благотворительной организации "Росток". Они предложили Михаилу попробовать жить самостоятельно. Тогда как раз в Федково был выкуплен дом для таких молодых людей и патронатных семей. Он живет в этом доме уже год, и возвращаться в интернат не хочет.

"Мама сказала, что ей не хватило денег на два билета"

В соседях у Михаила Владимир Кудрявцев. До семи лет он жил в деревне Айдарово Псковской области с мамой и папой. А потом они разошлись, и мама решила уехать к своим родителям в Новосибирск.

В Москве на Комсомольской площади, где-то у трех вокзалов она попросила Володю посмотреть за вещами и ушла. Больше он не видел ее.

"Я бродяжничал, потом меня забрали в Центр временной изоляции малолетних правонарушителей и отправили обратно в Псковскую область в город Опочка. Там я рос в обычном интернате для детей сирот до 15 лет, - рассказывает Владимир. - Но я всегда был трудным ребенком, часто хулиганил, и меня, я так думаю, чтобы другим неповадно было, перевели в Бельскоустьевский дом-интернат".

А потом на Володю обратили внимание специалисты из организации "Росток". Они помогли ему снять инвалидность по умственной отсталости.

Когда Володе было 14, педагоги по его просьбе разыскали мать, и он позвонил ей.

"Мама сказала, что ей не хватило денег на два билета, поэтому она и оставила меня тогда на вокзале", - говорит Владимир.

Недавно он купил себе машину "Жигули" пятой модели. Владимир выезжает на ней на заработки в Санкт-Петербург, а волонтеры из "Ростка" по-прежнему оказывают ему помощь. Впрочем, не только ему.

Душевнобольных детей в России усыновляют крайне редко

Уже более десяти лет в зоне внимания Псковской региональной общественной благотворительной организации "Росток" - "интернатовские дети".

"Сегодня уже более 50 детей и совершеннолетних выпускников психинтернатов проживают самостоятельно или в патронатных семьях, в социальных гостиницах в сопровождении наших педагогов и волонтеров", - говорит председатель правления ПРОБО "Росток" Алексей Михайлюк.

Алексей еще и возглавляет попечительский Совет в Бельскоустьевском интернате. Поэтому большая часть детей, включенных в программу социальной адаптации и реабилитации, именно из этого интерната.

Так, в Федково сейчас находятся еще две совершеннолетние девушки Настя и Лена.

Предполагается, что лет пять социальные педагоги их будут готовить к самостоятельной жизни.

"Все что делает "Росток" нами только приветствуется, это же наша совместная программа реабилитации детей-инвалидов, - говорит директор Бельскоустьевского дома-интерната для умственно отсталых детей Елена Ващенко. - Но мы, несмотря на все эти новые формы воспитания таких детей, еще несколько десятков лет, к сожалению, не сможем совсем отказаться от интернатной системы".

Потому что усыновляют или берут в патронатные семьи душевнобольных детей в России крайне редко.


Е. Косова, А. Маркин, В. Титов

Источник: ria.ru
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ