Архив:

Киевское метро - не для инвалидов

Руководство киевского метрополитена неоднократно заявляло о том, что подземный вид транспорта в столице стал доступен людям с ограниченными физическими возможностями. В правдивости этих слов решили убедиться воочию корреспонденты Kievpress, проделав с инвалидом-колясочником путь из Святошинского в Голосеевский район столицы. За четыре часа путешествия с преградами мы были обруганы сотрудниками метрополитена, остановлены милицией и даже испачкались кровью юного добровольца.

Идея поставленного эксперимента состояла в том, чтобы человек с ограниченными возможностями добрался из пункта А в пункт Б, используя созданные специально для инвалидов системы и приспособления, о которых так много говорят сегодня транспортные службы. Пунктом А был назначен домашний адрес инвалида-колясочника, пунктом Б – новые станции метрополитена «Демеевская», «Васильковская» и «Выставочный центр», где, по уверениям транспортной службы, все приспособлено для самостоятельного передвижения на коляске. Совершить путешествие под объективами фото и видеокамер в киевской подземке мы пригласили нашу старую знакомую и просто милую девушку Юлю, которая живет на улице Котельникова в Святошинском районе, поэтому именно отсюда и началось наше путешествие.

С самого начала на пути девушки возникли первые преграды. То, что обычный человек не замечает, для колясочника становится серьезной проблмой: всевозможные выбоины на дорогах, ступеньки, бордюры. Зимой же к этому списку добавляется еще и нерасчищенный асфальт. Число преград от дома до автобусной остановки Юля знает точно – их 11. И, как девушка ни старалась, далеко не все она смогла преодолеть самостоятельно.

Наконец, добравшись до остановки, Юля стала ждать троллейбус с низким уровнем пола. Одна за одной маршрутки на проспекте Победы сменяли друг друга, а троллейбус все не появлялся. Отчаявшись, девушка даже предприняла попытку залезть в один из «Богданов», однако она оказалось неудачной.

Через 15 минут спасительный рогатый транспорт появился на горизонте, и мы облегченно вздохнули. Поездка длинною в три остановки не вызывала никакого дискомфорта, а значит – и эмоций. Самое интересное началось тогда, когда мы доехали до входа в метрополитен.

На станции «Святошин» метро находится совсем неглубоко – всего три пролета по 13 ступенек каждый. Здоровая молодая девушка 28 лет пробежит его секунд за пять. Юля на коляске сама не проедет его никогда. Но, мир не без добрых людей, и тут же находится доброволец, вызвавшийся помочь, тем более, что здесь имеется съезд, над которым красуется символ колясочников – значит все приспособлено, значит можно, придерживая инвалидное кресло, легко спустить девушку вниз. Однако, на деле все оказалось далеко не так просто: вес коляски плюс вес девушки (из деликатности, не станем вдаваться в математические подробности, но каждый сможет прикинуть его в уме) нужно удерживать, сохраняя при этом баланс колес, которые норовят то и дело съехать с отведенного им пространства. Но самое ужасное – это даже не тяжесть ноши, а страх того, что коляска может сбиться с пути и кубарем слететь вниз. На третьем пролете доброволец не выдержал и попросил о помощи. Забыв об условиях эксперимента, корреспоноденты дотащили Юлю вниз, на своих плечах проверив заявление метрополитена о заботе о людях с ограниченными возможностями.

Отдышавшись, съемочная группа, двинулась к турникетам, однако тут уже на барьерность наткнулась не Юля, а мы: несмотря на отправленный заранее запрос руководству Киевского метрополитена, несмотря на личный звонок начальнику пресс-службы, в метро категорически отказались пропустить камеры. Для этого даже был вызван наряд транспортной милиции, сотрудники которой без особой церемонности попросили оператора покинуть помещение до получения письменного разрешения начальника. В этом месте запланированный маршрут немного изменился и мы отправились на станцию «Политехнический институт», где и находится офис администрации киевского метрополитена.

Однако, там сообщили, что никого из руководства на месте нет, зато есть установленный порядок, а, если мы хотим попасть на прием к начальнику, то можем записаться на 13 февраля. Зачем нужен такой контроль за видеосъемкой в администрации нам тоже объяснили – метрополитен является объектом страгической важности. Поэтому тясячи киевлян могут проходить в него ежедневно, но снимать при этом то, что в нем происходит без разрешения с подписью – категорически запрещено.

Решив не ждать до 13 февраля в холле администрации, мы отпустили оператора и продолжили путешествие уже без него. На станции «Политехнический институт» трое работников метро довольно ловко спустили Юлю по эскалатору, отсчитав 10 ступеней после последнего пассажира и 10 ступеней за коляской. Внизу девушку посадили в вагон, спросив до какой станции она едет, и на «Крещатике», где нам нужно было делать пересадку, точно напротив дверей нужного вагона, Юлю уже встречала работник этой станции.

Проблема заключалась в том, что здесь она была одна, а впереди предстояло преодолеть ступенчатый переход на «Майдан Независимости». Обратившись к нескольким молодым людям, проводник услышала безоговорочный отказ (кстати, сама девушка к таким отказам относится спокойно, оправдывая их возможно сложной ситуацией со здоровьем - ну, мало ли, может, грыжа у человека). В конце концов энтузиасты, готовые взять на себя тяжесть колясочной ноши, нашлись – мужчина лет 35-ти и паренек лет 16-ти. Они, пробираясь сквозь толпу, мужественно пронесли Юлю вверх по ступенькам, и помогли спуститься на эскалаторе вниз.

Когда процессия спустилась, мы заметили на Юлином лице признаки беспокойства. Как оказалось, парень во время спуска поранил себе руку (скорее всего, рука попала между спицами колес, ведь молодой человек впервые видел подобную коляску, а волонтеров обучивают технике обращения с ней месяцами). Так на мраморный пол киевского метрополитена упало несколько капель аллой, благородной и безневинно пролитой крови...

Взяв с героя обещание немедленно отправиться в медпункт для перевязки, мы последовали за Юлей на метро «Демеевская», где колясочнику для того, чтобы добраться до выхода, нужно пройти два этапа: лифт и подъемник. Лифт для инвалидов на этой станции работает безукоризненно. Здесь их даже два – обычный и голосовой для слепых, со специальными теснениями на кнопках, который пошагово инструктирует пассажира о необходимых действиях. С подъемником же разобраться было гораздо сложнее.

Процедура предусматривает, что инвалид простым нажатием на кнопку вызывает сотрудника метрополитена, который появляется в течение нескольких минут и, словно паромщик переправляет его на другой конец спуска из трех десятков ступеней, которые для беспомощного колясочника являются непроходимой преградой. Однако, большая красная кнопка почему-то на нажатие не реагировала. Юля озадаченно озиралась по сторонам, и на выручку пришла женщина, торгующая в переходе мандаринами:

- А здесь кнопка не работает, нужно вверху нажать, тогда кто-нибудь придет.

Заявление нелегальной предпринимательницы прозвучало как минимум странно: зачем инвалиду понадобится нажимать на кнопку, если он уже поднимется наверх? Однако, на счастье, в метрополитене люди встречаются разные, поэтому, если один совет не помогает, всегда можно получить другой, а, если одна кнопочка не работает – попробовать нажать другую. Наконец, Юля нашла переговорное устройство и с надеждой вздохнула, услышав, что ей отвечают. Когда же девушка разобрала слова, надежда переросла в недоумение – голос настойчиво требовал прекратить баловство, и оставить кнопку в покое. После третьей попытки контакт наконец был налажен, и в переходе с извинениями появилась сотрудник метрополитена, довольно быстро поднявшая Юлю наверх, а затем спустившая ее вниз – ведь наше путешествие по киевской подземке еще продолжалось.

На «Васильковской» Юлю уже приветливо встретили две милые женщины в красных шапочках и, переспросив, на какой выход ей нужно попасть, подняли девушку на лифте, так же приветливо улыбнувшись на прощание. Таким коротким и любезным могло бы быть это знакомство, если бы не наше любопытство: а что, если выйти нужно на другую сторону станции метро?

Объехав поверху, мы очутились возле подъемника. Конечно, этот способ переправы для человека с ограниченными возможностями не так прост, как говорящий на чистом украинском лифт, но Юля уже знала, где искать заветную кнопочку, поэтому уверенно вызвала себе сопровождение. Знакомые девушке две приветливые женщины должны были теперь спустить ее вниз, однако в процессе произошла заминка – сотрудницы, похоже, не знали, как хитроумное устройство работает. Советовать пытались и проходящие мимо пассажиры, но подъемник намертво заглох. Через 15 минут, когда все кнопки были уже нажаты поочередно и перепробованы все возможные их комбинации, сотрудницы вызвали себе подмогу. Наблюдавшая за сложившейся ситуацией продавщица мандаринов (мы ничего не перепутали, это уже другая станция метро, и другая продавщица мандаринов, просто они есть практически на всех станция киевского метрополитена), проникшись жалостью к судьбе девушки на коляске, вдруг гневно выкрикнула: «Несите тогда ее на руках!». Милые женщины в красных шапочках просили подождать еще чуть-чуть, уверяли, что придет мастер и все починет. Но к продавщице мандаринов уже присоединилась продавщица цветов с легким запахом принятого бальзама на душу (надо же как-то греться, мороз на дворе!), и дело стало попахивать жареным.

Чтобы избежать начавшего уже зарождаться конфликта, мы приняли решение прекратить наше путешествие и отправить Юлю домой на машине. Увы, но этот способ передвижения для инвалида-колясочника по прежнему остается самым надежным.

Дарина Чугаевская

Источник: kievpress.net

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ