Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Зоя Платонова о своей работе, учениках и их будущем

Преподаватель литературы и русского языка школы «Ковчег» Зоя Платонова — о том, нужны ли экзамены и отметки «особенным» детям, о важности роли родителей в процессе обучения, отношениях необычных и обычных детей и других важных вещах

Имя: Зоя Владимировна Платонова.

Работа: учитель-дефектолог, учитель русского языка и литературы в отделении надомного обучения школы №1321 «Ковчег».

Стаж: с 2005 года.

О школе

Школа «Ковчег» всегда принимала детей, которым не находилось места в обычных школах из-за их собственной необычности. Сейчас таких детей принято называть детьми с особенностями развития. Это дети с аутизмом, нарушениями речи, последствиями ДЦП, гиперактивностью, дети, по каким-то иным причинам выпавшие из образования. При этом мы учимся по программе общеобразовательной школы: «Ковчег» и есть общеобразовательная школа со всеми особенностями базового образования.

У нас есть разные подразделения, в том числе отделение надомного обучения, в котором я работаю. Здесь учатся дети, которые по медицинским показаниям имеют право обучаться на дому. Но уроки проводятся в школе. Ученики отделения объединяются в классы и группы надомного обучения. В классе, например, их может быть от семи до двенадцати человек, а в группе — от двух до шести. Есть дети, которые не могут учиться даже в маленькой группе, с ними учителя занимаются индивидуально, но в школе. А еще есть дети, которые в школу не могут приходить по состоянию здоровья, их всего несколько человек — и вот к ним ездят учителя домой.

В «Ковчеге» почти все мои ученики — дети с инвалидностью, определенными нарушениями психики и другими особенностями при сохранном интеллекте

О специальности и работе

Я работаю в восьмом и девятом классах, преподаю русский язык и литературу. С тремя учениками занимаюсь индивидуально. По специальности я дефектолог, и это позволяет мне преподавать любой предмет в школе для детей с нарушениями интеллекта. Для работы в такой школе нужно знать специальные программы, у каждой из которых свои особенности. Нужно знание психологии, особенностей того или иного нарушения развития и как при этом взаимодействовать с ребенком. В «Ковчеге» почти все мои ученики — дети с инвалидностью, определенными нарушениями психики и другими особенностями при сохранном интеллекте.

Мы читаем в девятом классе «Евгения Онегина», читается хорошо, детям очень весело. У нас забавный учебник, в котором есть комментарий к каждой главе, краткое описание того, что происходит. К примеру, после первой строфы написано: «Монолог героя, который едет навестить умирающего родственника». Впрочем, дети поняли и без комментария, что там произошло.

Надо понимать, что образное мышление для них — это самое сложное, и им тяжело улавливать скрытые смыслы. То есть, если я спрошу учеников: «Как вы думаете, что это значит?» — вероятнее всего, будет полный провал. Поэтому сначала нужно им объяснить много раз, как «принято считать».

В восьмом классе читаем «Асю» Тургенева. Ученик мой во время перемены выглядит озабоченно, обеспокоен чем-то. Спрашиваю: «Что случилось?» Отвечает: «Очень переживаю за Асю! Все время о ней думаю. Как господин N мог так поступить?!»

Часто слышу: «Зоя Владимировна, привет!» — или еще: «Зоя Владимировна, здорово, дружище!». Я очень люблю и ценю это

Об отношениях

Одна ученица каждый день меня спрашивала: «Зоя Владимировна, а вы меня любите?» Им нужна доброжелательность со стороны взрослого, готовность прийти на помощь.

При этом важно не переусердствовать. Как-то раз я задала ученику вопрос и, не получив немедленного ответа, решила «помочь», начала задавать наводящие вопросы. В ответ он сказал: «Дай мне самому подумать, не мешай, пожалуйста». Кстати, у людей с аутистическими нарушениями часто бывает проблема с обращением на Вы. Часто слышу: «Зоя Владимировна, привет!» — или еще: «Зоя Владимировна, здорово, дружище!». Я очень люблю и ценю это.

Когда-то давно на уроке русского языка я объясняла новую тему, как мне казалось, очень хорошо. Была очень довольна собой. Спрашиваю: «Есть ли у вас вопросы?» Поднимается рука, и ученица спрашивает: «Почему в России такие маленькие пенсии?»

Об оценках

В нашей школе у многих учителей возникает проблема с оценками, особенно в отделении надомного обучения. Наш первый директор, Александра Михайловна Ленартович, говорила всегда так (это касалось выставления оценок особым детям): «Тем, что такой ребенок вообще учится в школе, совершает свой ежедневный подвиг, чтоб прийти в школу, он свою тройку уже имеет».

Вообще, ни у кого из детей нет зацикленности на отметках и переживаний по этому поводу. Я ставлю отметки тем, кто работает на уроке. Даже если в классе всего четыре ученика, кто-то может отказаться работать. Пятерка по русскому ставится, если нет ни одной ошибки или одна не очень грубая. Тройка — если половина текста с ошибками. Все, что между, — четверка. Но бывают ситуации, когда невозможно поставить отметку.

Как-то раз журналистка спросила старшеклассников из общеобразовательного класса: «Скажите, как вы относитесь к своим одноклассникам с особенностями развития?» И наши дети сказали: «Как?! Как вы их называете?»

Об особых и обычных детях

Нельзя сказать, что они дружат между собой. Но при необходимости вполне могут построить коммуникацию. Они знают, как зовут друг друга, и, когда мы вместе ездим, например, на экскурсию, неплохо общаются. Бывает, что старшеклассники взаимодействуют с ребятами помладше, — у кого какой уровень эмоциональной зрелости.

Как-то раз районное телевидение делало сюжет о школе, и журналистка спросила старшеклассников из общеобразовательного класса: «Скажите, как вы относитесь к своим одноклассникам с особенностями развития?» И наши дети сказали: «Как?! Как вы их называете?» Потому что они не используют таких слов. Если ты учишься с очень особым человеком в одном классе, сидишь за одной партой с первого класса, вопросов не возникает.

О родителях

У нас есть много родителей, которые получили специальное образование из-за того, что у них особенный ребенок. Многие из них потом пришли работать в школу. В «Ковчеге» мама, папа, бабушка или дедушка все время находится в школе. Они готовы чем-то помочь — и это важно, особенно в начальной школе. Потому что ты хоть сто раз обследуй ребенка — никто лучше мамы его не знает.

Иногда нужно проводить работу, чтобы ребенок смог отделиться от мамы. Бывает, что ребенок может совершенно спокойно учиться по общеобразовательной программе, считать свои дроби, но ему необходима рядом мама как поддержка.

Бывают родители абсолютно другие. У них установка такая: «Вы школа — вы и учите». И, конечно, есть много примеров трудных отношений с родителями, особенно детей с тяжелыми нарушениями.

Много бабушек, и они очень нам помогают. У одного ученика мама много работает, в школе бывает редко, а бабушка каждый день с нами. И остальные дети ее очень любят, называют «баба Шура».

Медицинские документы пока что позволяют сдавать экзамен в традиционной форме в стенах родной школы. Наши законы меняются каждый год, но пока они могут выбирать

О будущем

Мои ученики, скорее всего, не будут сдавать ГИА (государственная итоговая аттестация. — БГ). Медицинские документы пока что позволяют сдавать экзамен в традиционной форме (изложение или сочинение) в стенах родной школы. Наши законы меняются каждый год, но пока они могут выбирать. Родители могут обсудить это с учителем и выбрать форму сдачи экзаменов.

В каждом выпуске есть ученики отделения надомного обучения, успешно сдавшие ЕГЭ и поступившие в средние или высшие учебные заведения.

Если состояние ученика не позволяет ему сдать экзамены, родители могут отказаться от сдачи. Тогда выпускник получит сертификат об окончании школы с указанием прослушанных курсов.

Если выпускники нашего надомного отделения вместе с родителями решают, что будут учиться дальше, то они могут воспользоваться связями школы с дружественными колледжами и факультетами некоторых вузов. Наши выпускники туда поступают по социальным программам и получают среднее специальное образование. Есть даже такие колледжи, куда поступать можно с восьмого класса. Там постепенно доучивают программу старшей школы, параллельно обучая ремеслу.

Конечно, проблема будущего, самостоятельной взрослой жизни особых людей — самая острая и болезненная тема для их родителей.

Наталья Лесскис

Источник: http://www.bg.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ