Архив:

Медицина не для всех

Ребёнку с ДЦП отказывают в оказании помощи

Дети с ДЦП нуждаются в особом уходе и специальной реабилитации. Кроме того, как и все остальные дети, они простужаются и испытывают различные недомогания. Однако, обращаясь к врачам за помощью, мамы часто слышат в ответ: «А что вы хотите, у вас же ДЦП!». В ноябре экстренная медицинская потребовалась шестилетнему Никите Ветлужскому.

Начиналось всё довольно безобидно – обычная простуда. Заболевание дало осложнение на уши. ЛОР-врач районной поликлиники назначила лечение препаратом флемоклав. Участковый педиатр назначение подтвердил. Через четыре дня у Никиты случился тяжелейший эпилептический приступ. Как выяснилось позже, дозировка превысила норму в два раза. Кроме того, в инструкции говорилось, что лекарство может вызвать судороги. Мальчик потерял сознание. «Скорая» приехала на вызов только с третьего раза: почему-то считается, что жители отдалённых районов Заволжья могут обойтись и без медицинской помощи. Сорок минут мама ожидала в приёмном покое, когда её сыну окажут помощь, но им выдали лишь тазик, чтобы малыша не рвало на пол. Потом маму с ребёнком направили в другую больницу, сославшись на отсутствие специалистов. Движение началось лишь после звонка заместителю председателя правительства Ульяновской области. ЛОР-врач осмотрел пациента и назначил лечение. От госпитализации родители отказались.

Ограниченные возможности, но права - равные

Татьяна Ветлужская попросила главврача поликлиники разобраться в ситуации, однако ей ответили, что в действиях врача нарушений не было. Ни руководство поликлиники, ни врач не извинились перед молодой женщиной. Татьяна обратилась в прокуратуру. «Действия врача грубо нарушают право моего сына на охрану здоровья и качественную медицинскую помощь, - говорится в заявлении. – Кроме того, на протяжении всего времени, что мой сын находится на диспансерном учете в данной поликлинике, мне отказывали в вызове врача на дом, ссылаясь на отдалённость участка, и рекомендовали вызвать «скорую помощь», хотя к ребенку-инвалиду и участковый, и врачи узких специализаций должны приходить на дом, в том числе и для забора анализов. По той же причине не осуществлялся патронаж ребёнка на дому ни участковым педиатром, ни медицинской сестрой. Динамики развития и постоянного наблюдения у ребёнка нет. 15 февраля 2011 года я обращалась к оториноларингологу: у сына была острая боль в ушах, он плакал, поднялась температура. В первой помощи мне отказали, сославшись на отсутствие медикаментов, и порекомендовали сходить в аптеку. Повторный приём был назначен на 18 февраля, однако врача на рабочем месте не оказалось. Заместитель главврача сослалась на предпразничный короткий день, но объявления об этом и изменения в расписании не было. Невролог рекомендаций по лечению ребенка не дал ни разу. Отношение врачей к работе формальное. Я неоднократно обращалась в главному врачу и к заместителю главного врача, но мер по решению данных проблем принято не было».

Татьяна твёрдо намерена добиться увольнения ЛОР-врача. Чтобы поддерживать хрупкую жизнь детей, родители тратят огромные средства, силы, время. Почему сегодня медики оказывают помощь больному ребёнку лишь после звонка «сверху»? Разве клятва Гиппократа на больных с ДЦП не распространяется?

- Мы добьёмся, чтобы наши дети, несмотря на ограниченные возможности, не были ограничены в правах, - говорит Татьяна.

Елена Огнева

Источник: ul.aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ