Архив:

Только после травмы я узала цену жизни и дружбы

Во время школьной экскурсии на 14-летнюю Настю Шкоду рухнул плохо закрепленный кирпичный столб и сломал ей позвоночник. Прикованная к инвалидной коляске девушка не унывает, пишет картины и мечтает стать известным дизайнером, чтобы помогать больным детям

В сентябре 2005 года девятиклассница Настя Шкода из Знаменки Кировоградской области заявила маме: "После школы у меня много свободного времени. Я хочу развиваться, учиться новому. Столько всего интересного!" Девочка поступила в музыкальную школу, записалась на дополнительные занятия по французскому языку, начала осваивать латиноамериканские танцы и посещать уроки рисования в художественной студии. Родные опасались, что подросток не выдержит такой нагрузки. Но Настя только отмахивалась: "А когда я потом буду этим заниматься?"

Накануне трагедии Настя возбужденно обсуждала с тетей, какое горе постигло двух учителей музыкальной школы - погибли их дети. "Почему с ними это случилось? - не унималась девочка. - За что им такая беда? Они ведь хорошие люди!" И вдруг спросила: "А в нашей семье беды не будет, правда?" Тетя мысленно перекрестилась: "Что ты, деточка! Конечно, нет..."

"Нейрохирург очень сожалел, что операцию не сделали в день травмы. Тогда Настя точно смогла бы ходить"

На следующий день Настя вместе с классом поехала на экскурсию на фестиваль "Сентябрьские самоцветы". Фестиваль ежегодно проходит в Кировоградской области на хуторе Надежда, где находится фамильная усадьба корифея украинского театра Ивана Карпенко-Карого. Дети уже устраивались в автобусе, чтобы ехать обратно в Знаменку, когда учительница спохватилась: "Мы забыли сфотографироваться всем классом!"

Подростки высыпали из автобуса и побежали к соединенным цепями красивым двухметровым столбам из красного кирпича. Возле столбов образовалась целая очередь желающих сделать фото на память. Люди садились на цепи, раскачиваясь, словно на качелях, и щелкали камерами. Настя с одноклассницами тоже запрыгнула на цепь.

- Нас было пятеро, - рассказывает Настя Шкода. - Я села с краю, возле последнего столба. Сверху на нас прыгнул еще один мальчик. Цепь начала прогибаться. Мы рассмеялись. И вдруг что-то сильно ударило сбоку. Я не успела сообразить, что это столб рухнул. Увидела, уже когда он лежал у меня на ногах. Прибежали взрослые, учителя. Вытащили меня из-под столба. Боли я не чувствовала: наверное, был шок. Из раны на ноге лилась кровь, учителя наложили жгут. Говорили, что я сломала ногу. Меня уложили на планшет, погрузили в милицейский микроавтобус. По дороге нас встретила "скорая помощь". Помню, врач взял меня на руки, чтобы перенести в "скорую". Я обняла его за шею и от сумасшедшей боли потеряла сознание...

Настю доставили в Кировоградскую областную детскую больницу. Врачи сделали десяток рентгеновских снимков и обнаружили перелом четырех ребер. Однако не сумели диагностировать перелом позвоночника. Когда девочка рыдала, умоляя унять боль в спине, ей отвечали: "Что ты нюни распустила? Уже взрослая. Это просто шок".

- Мы с сестрой пересаживали цветы на клумбе, когда во двор влетела Настина учительница, - вступает в беседу Янина Вячеславовна, тетя Насти. - Сказала, что Настя неудачно упала. Мы с Оксаной, Настиной мамой, сразу поехали в Кировоград, в больницу. Но к Насте нас не пустили. "Завтра выпишем, - спокойно сообщил лечащий врач. - У нее только ребра сломаны". Утром мы снова приехали в отделение. И тут врач нам говорит: "У вашей девочки перелом позвоночника". Мы с сестрой обе сползли по стенке... Оказалось, утром в отделение приехал нейрохирург из областной больницы. Едва взглянув на снимки, определил перелом позвоночника, закатил скандал и приказал немедленно транспортировать Настю в областную больницу.

Помню, мы с Настей ехали в машине скорой помощи в Кировоградскую областную больницу. Настя плакала: "Я вас расстроила, да? Теперь не сдам экзамены за девятый класс". И я осознала, что начался новый отсчет времени. До меня, наконец, дошло, что значит сломать позвоночник.

В Кировоградской областной больнице Насте сделали специальное исследование, чтобы определить степень тяжести травмы. Снимки показали компрессионный перелом позвонка в поясничном отделе. Однако, несмотря на серьезные повреждения, спинной мозг остался цел. Это давало надежду на благополучный исход операции. Настю начали немедленно к ней готовить. Но у девочки возникли проблемы с легкими. Чтобы Настя не задохнулась, ей поставили специальные трубки. Оказалось, что сломанные ребра пробили легкие, а врачи в детской больнице этого вовремя не заметили. Операцию отложили на две недели.

- Нейрохирург Андрей Владимирович Борунов сетовал, что мы теряем время, - вздыхает Янина Вячеславовна. - Но в той ситуации ничего изменить было нельзя. Доктор очень сожалел, что операцию не сделали в день травмы. Тогда Настя точно смогла бы ходить.

Трагический случай на хуторе Надежда получил огласку на местном телевидении и в прессе. В эфире Кировоградской областной телерадиокомпании постоянно шла бегущая строка с просьбой оказать посильную помощь семье Насти Шкоды. Люди приезжали в больницу, приносили деньги. Настю буквально завалили шоколадками и мягкими игрушками. Уткнувшись лицом в игрушечных мишек и зайчиков, чтобы не видела мама, Настя тайком глотала слезы. Потом взяла себя в руки и попросила привезти ей из дому бисер. За две недели девочка сплела из бисера чехлы для мобильных телефонов для всего медперсонала нейрохирургического отделения.

Первая операция прошла успешно, однако врачи были сдержанны в комментариях. Последовала вторая, уже в Киеве. Но она тоже не дала того результата, на который так рассчитывали родные Насти.

- Полгода я неподвижно лежала в одной позе и могла видеть только потолки палат, - вспоминает Настя. - Однажды, когда я вновь оказалась в Кировоградской областной больнице, узнала свою палату по... трещинам на потолке!

Настю направили в реабилитационный центр, где ее попытались пересадить в инвалидную коляску. Девочка запротестовала: для нее это значило бы признать себя инвалидом. Наступило первое сентября - Настя поняла, что в школу она в этом году не пойдет. И в следующем тоже... Началась тяжелая депрессия. Мама, которая неотлучно находилась рядом, не знала, чем помочь дочке. Посоветовавшись с сестрой, решила отвезти Настю в санаторий. Девочка обожала море, и это могло помочь ей выбраться из депрессии. Тем более что врачи настоятельно рекомендовали лечение в Саках.

"Перед смертью мама пришла в себя и спросила: "Настенька, неужели это ты врачей позвала?"

- В санаторий Настя поехала с мамой, - продолжает Янина Вячеславовна. - Грусть как рукой сняло. Звонили мне каждый день, восторгались, как там хорошо. И вдруг звонит Настя: "Приезжай, пожалуйста. С мамой очень плохо..."

Женщина не выдержала навалившегося горя: случился инсульт.

- Мы были вместе в палате, и вдруг мама упала на пол, ее били конвульсии,- рассказывает Настя Шкода. - Я звала ее, кричала, но мама меня не слышала. Я лежала на кровати, а коляска стояла посреди комнаты. Сама еще не умела в нее садиться. Не помню, как доползла до коляски, как села в нее, как выехала в коридор звать на помощь... Потом, когда маму забрали врачи, я осознала, что сижу в коляске.

Четыре дня медики боролись за жизнь Настиной мамы. Все это время девочка была рядом, только выезжала на балкон поплакать. Один из врачей, пытаясь спасти Настину маму, повторял: "Борись, Оксана. Как дочь без тебя будет?" Потом Настя написала в своем дневнике: "Там, в палате, боролись жизнь и смерть. А на балконе - детство со взрослой жизнью".

- Потом мама пришла в себя, подозвала меня и спросила: "Настенька, неужели это ты врачей позвала?" - говорит Настя. - Затем тяжело вздохнула и снова впала в беспамятство.

Янина Вячеславовна забрала тело сестры и увезла хоронить ее в Знаменку. Настю оставили в санатории. Благо, в этот тяжелый момент рядом с девочкой находился врач санатория Виктор Евлогиев. Он опекал Настю, водил в театр, часами беседовал. С тех пор Настя Шкода считает его своим другом, а нейрохирурга Андрея Борунова - крестным отцом.

Родного отца Настя не помнит. После смерти сестры вся забота об осиротевшей племяннице легла на плечи Янины Вячеславовны. Настя ласково зовет тетю Ясочкой. У Янины Вячеславовны своих детей нет: всю любовь женщина отдает племяннице. Семья Насти Шкоды - потомки одной из ветвей рода Тараса Шевченко (по сестре Екатерине), осевшие в железнодорожном городке Знаменка.

- В детстве Настя говорила, что у нее две мамы: Оксана и я, - вытирает набежавшую слезу Янина Вячеславовна. - Так и получилось.

Рисовать Настя начала, когда ее готовили к первой операции в Кировограде. Оказавшись дома, девочка попросила тетю купить ей краски и много бумаги. Сначала копировала технику своих любимых художников Шагала и Моне, а затем начала изобретать собственную. Стала создавать картины из крошечных кусочков пластилина. Сюжеты - всегда трагические. Бабочка, пытающая поднять привязанный к крыльям огромный якорь. Девушка в инвалидной коляске, которая на берегу моря просит у Господа встать на ноги. Женская фигурка, заточенная в колбу.

Ребята из кировоградской общественной организации "Флора" помогли Насте организовать первую персональную выставку. Работы Насти Шкоды не оставили посетителей равнодушными. Губернатор Кировоградской области Василий Моцный тоже был на этой выставке и взял опеку над юным дарованием. Помог достать путевку в санаторий, подарил профессиональный мольберт и краски. Не остаются в стороне и местные власти. Мэр Знаменки Виктор Крюков уже три года заботится о девушке, помогает решать вопрос с санаторно-курортным лечением.

Путевки в санаторий - для Насти лучший подарок. Во время последней поездки в Крым девушка открыла в себе талант фотохудожницы. В санатории Настю проведывал давний друг семьи Шкоды фотограф Владимир Дурнов. Он дал Насте свою камеру, обучил азам фотографии. Настя снимала таких, как сама: людей в инвалидных колясках. Некоторые кадры получились настолько яркими, что родилась идея открытия выставки фотографий. Выставка прошла с успехом. Кировоградский бизнесмен Станислав Березкин был тронут работами Насти до глубины души и пообещал взять юную художницу дизайнером в одно из своих предприятий.

Те, кому доводилось общаться с Настей Шкодой, восхищаются ее оптимизмом и мужеством. Сама Настя говорит, что ее внутренний мир изменило знакомство с такими же инвалидами-спинальниками. В санаториях Настя жадно вслушивалась в рассказы новых знакомых, впитывая их жизненные уроки.

- Я познакомилась с воином-интернационалистом, которому в Афганистане прострелили позвоночник, - говорит Настя. - Вадим рассказывал, как в госпитале едва не наложил на себя руки. Казалось, жизнь кончена: такой он точно никому не нужен. Чтобы не сойти с ума, заучивал наизусть словарь английского языка. Карабкался, верил, боролся. И победил. Видели бы вы, какая у него теперь чудесная семья! Двое детишек, жена очень его любит. Вадим говорил: "Настя, у тебя все будет хорошо. Я вижу сильных людей, а ты такая. Никогда не сдавайся". Эти слова дали мне толчок. Я поверила и вернулась домой уже с другим настроением.

- Я видела в санаториях и другие примеры, - вздыхает Янина Вячеславовна. - Некоторые ребята просто спиваются, ожидая смерти. Я сама, бывает, тоже начинаю хандрить. Тогда Настя меня воспитывает: "Ясочка, ты зачем нос повесила?" Раньше я мучила себя вопросом: "За что нам это?" Теперь ставлю вопрос по-другому: для чего?

- А я таких вопросов вообще не задаю, - нетерпеливо перебивает тетю Настя. - Однажды сказала себе: это уже случилось. И точка. На моем месте мог быть другой ребенок. Что бы это изменило?

Расследованием несчастного случая на хуторе Надежда занималась прокуратура Кировоградской области. Выяснилось, что злосчастный столб был вкопан в песок и, не имея твердой опоры, рухнул под тяжестью детских тел. Однако виновников трагедии не нашли. Янина Вячеславовна решила не искать правды. Ни ей, ни Насте легче не стало бы.

- Моя жизнь не закончилась - начался совершенно другой этап, - говорит Настя. - Я даже благодарна судьбе за это испытание. Только после травмы узнала цену жизни и дружбы. Те, кого считала друзьями и близкими людьми, просто отвернулись. Кое-кто, встречая меня в инвалидной коляске на улице, делал вид, что не узнает...

Но мир оказался достаточно добр ко мне. Появились новые друзья. Сейчас я ценю каждый миг жизни. Просыпаюсь и засыпаю с улыбкой. Я живу, дышу. Это главное! Когда стану известным дизайнером и у меня появится много денег, я обязательно буду делать пожертвования для детских больниц. Там столько деток, нуждающихся в материальной помощи, что больно смотреть.

Недавно Настя Шкода получила аттестат зрелости. Теперь девушка пытается узнать, в каких вузах могут обучаться инвалиды-колясочники. Ведь в жизни инвалидов проблемы на каждом шагу. Хотелось бы, чтобы это было по ее специальности - художник или дизайнер. Тех, кто может помочь девушке советом, Настя просит написать ей на электронную почту: shkodaL1@mail.ru

Ирина Копровская

Источник: facts.kiev.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ