Архив:

Ужин "вслепую"

В Петербурге открылся необычный ресторан. Трапеза проходит в кромешной темноте. Гости не видят ни блюд, ни интерьера, ни друг друга. Им помогают только незрячие официанты. Петербуржцы приходят в ресторан «Дан ле Нуар?» поиграть в угадывание блюд, весело отметить день рождения или просто сокровенно поговорить в непривычной обстановке. Корреспондент «МК» в Питере» поучаствовал в этом вкусовом и чувственном эксперименте.

У невидимого блюда – неизвестный вкус

Ресторан «Дан ле Нуар?» (в переводе с французского означает «В темноте?») открылся на Васильевском острове. Столики бронируются по телефону заранее. Ужин здесь начинается с 18 часов. Загадка предлагается уже на входе «В темноту». В предлагаемом меню не указаны блюда. Можно выбрать только цвет - Красное меню (мясное), Синее (морепродукты), Зеленое (вегетарианское) или Белое (меню-сюрприз). Перед входом в зал оставляешь в сейфе все, что может стать источником света, – телефоны, фотоаппараты, часы.

Вместе со мной в ресторан пришла группа финских туристов. У входа финнов встретил официант Михаил Мальцев - он выстроил их «паровозиком», и, держась друг за друга, гости отправились в путешествие в темноту. Меня провожала официантка Нелли. Я положила руку ей на плечо, и она повела меня к столику. Все официанты здесь – незрячие, темнота не проходит для них никогда. Но в ресторане мы словно меняемся с ними ролями: они становятся поводырями клиентов.

- Не бойтесь, здесь безопасно, а стены – мягкие, - успокаивает меня Нелли, уверенной походкой подводя к стулу и усаживая за стол.

Безуспешно пытаюсь разглядеть хоть что-нибудь. Кажется, вот сейчас глаза привыкнут к темноте и начнут различаться силуэты. Но - нет. Не видно даже собственных рук. Вокруг – полнейшая неизвестность. Во тьме слышны только легкая музыка и голоса других посетителей за соседними столиками. Пробуждается любопытство.

- А вот и ваша закуска! – откуда-то слева слышится голос Нелли. Судя по звуку, каким-то чудесным образом она ставит тарелку прямо передо мной. Потом берет меня за руку и помогает найти столовые приборы.

Пытаюсь поддеть на вилку что-то, что лежит у меня в тарелке. Через минуту я уже не в силах соблюдать этикет – брожу по тарелке руками. Ем что-то вкусное, но никак не могу угадать что. Ананас? Осьминог? Холодец?!

- У нас некоторые даже серьезные бизнесмены едят руками, - подбадривает Нелли. В этот момент за соседним столиком раздается чоканье. Финны начинают петь.

- Интересно, что я ем? Не могу понять, – пытаюсь расколоть Нелли.

- Когда не видишь блюдо, открывается его подлинный вкус. Это вы точно уже ели в жизни, просто не узнаете. В темноте обостряются все остальные чувства, кроме зрения, в том числе вкусовые. Но многие не могут даже картошку угадать, путают ягненка с печенью, белое вино с красным…

Тарелки такие большие, что приходится долго их изучать – вдруг еще что-то интересное найдется!

Творческий подход к еде

Спрашиваю, как Нелли стала официантом.

- Я жила полноценной жизнью до 28 лет, потом потеряла зрение, много времени ушло на лечение, реабилитацию. Когда открывался ресторан, персонал набирали через Всероссийское обществе слепых. Поначалу не хотелось идти – я думала, что работа официантки – унизительна. Но мне звонили, объясняли, как это здорово! Потом были знакомство, тесты, тренинги. Первое время трудно было ориентироваться внутри незнакомого помещения, когда на занятиях дали тележку, стол и сказали – обслуживай.

- Теперь вы здесь – проводник всех зрячих.

- А на улице все наоборот. Бывает, мне нужно перейти дорогу, и я знаю, что зеленый свет светофора горит 12 секунд, а дорога длинная – не перейду сама, опасно. Тогда прошу кого-то помочь мне. Почти никто не откликается, - отвечает Нелли.

Таких ресторанов во всем мире – не больше десяти. Все началось в Париже, где открылся первый «Dans le Noir?». Успех необычного «застолья вслепую» способствовал появлению «В темноте?» в Барселоне, Нью-Йорке, Лондоне и других городах мира. В России первый ресторан возник в Москве, однако что-то не заладилось – теперь единственное в нашей стране подобное заведение действует только в Петербурге.

Всего работают 8 официантов, все они - незрячие. Отбирала их специальная комиссия из Франции и России. Претендентов было около 40 человек. Чтобы устроиться официантом, Михаил Мальцев даже прервал свой отдых в Геленджике.

- Когда мне позвонила знакомая и рассказала об этом ресторане, я тут же сорвался с отдыха, - рассказывает Михаил «МК» в Питере». - Я очень люблю общение и подвижную работу! А здесь она еще и немного творческая – ведь к разным людям разный подход нужен. Да и заработок необходим, ведь после развала СССР безденежье не оставило мне выхода – я пошел на улицу, играл на баяне.

54-летний официант Жалауди по специальности – преподаватель истории. До своей новой работы в ресторане, он трудился в школах, в реабилитационном центре для незрячих.

- Сегодня незрячим с работой очень тяжело. Инвалид по зрению на предприятии в Петербурге, если будет работать в поте лица, в среднем получит 3-4 тысячи рублей в месяц. Я сразу согласился на работу в ресторане, хотел попробовать себя. Самое легкое оказалось и самым трудным – это общение с людьми. Ведь оно бывает и приятным, и сложным. А ведь я, как официант, должен удовлетворять запросы наших гостей.

Темнота открывает глаза

По словам официантов, петербуржцы приходят в этот ресторан по разным причинам. Многие - за новыми вкусовыми ощущениями, ради увлекательной игры в «угадай блюда». Другие – за подлинным общением. Ведь в кромешной темноте рушатся все стереотипы – здесь неважно, как сервирован стол, красива ли обстановка, как ты одет, как выглядишь и достаточно ли учтивое у тебя выражение лица. Важно только то, что человек скажет – его голос, интонация, энергетика. А ведь в других ресторанах столько отвлекающих деталей!

Здесь справили дни рождения уже более десяти именинников. Гости хоть и не видят друг друга, но таинственная темнота их веселит и объединяет – они поют, разговаривают и смеются.

Облюбовали «Дан ле Нуар?» и влюбленные.

- Один парень сразу нам сообщил, что этот вечер для него особенный. Он хотел сделать предложение руки и сердца своей девушке. Мы посадили пару за отельный столик, играла романтичная музыка… - рассказывает «МК» в Питере» официант Нелли. – Она сказала ему «Да!»

- Хотите проверить, любит ли вас молодой человек, – приходите к нам! – шутит Жалауди.

- Ведь в темном зале мимикой, жестам, взглядами не обмануть друг друга. Подлинные чувства здесь не скроешь, ведь в темноте происходит настоящее душевное общение. У меня была пара – муж и жена – так он ее держал весь ужин за руку, чтобы она ничего не боялась и чувствовала его рядом.

Если у взрослых реакция на темноту непредсказуема, то дети, по словам официантов, чувствуют себя непосредственно.

-Как-то приходила семья с девочкой трех лет, - рассказывает Жалауди. - Настолько живой ребенок! Спрашивала, когда появится ночная фея и принесет ей золотые туфельки, говорила, что она хочет быть здесь царицей! Я не успевал отвечать на ее вопросы! Дети быстрее адаптируются, чем взрослые. В них нет никаких комплексов или страхов!

Есть и постоянные клиенты. Один итальянец, живущий в Москве, регулярно приезжает в петербургский ресторан, чтобы сознательно окунуться в этот мир.

- Когда он появился впервые, то попросил, чтобы его посадили за отдельный столик, - говорит Жалауди. - Он долго сидел, почти не разговаривал. А потом рассказал, что его воспитали незрячие родители. Он хотел почувствовать, как им жилось. И здесь он понял, как трудно им было растить его.

У многих «В темноте» открываются глаза. А в финале ужина гостей ждет самое интересное. На выходе им предлагают меню, где в картинках подробно показано, какие блюда они вкушали. Удивление не сходит с лиц даже самых утонченныхгурманов.

Эвелина Барсегян

Источник: spb.mk.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ