Архив:

Дом милосердия Татьяны и Валерия

В 1992 году семья Бражников — Татьяна Валентиновна и Валерий Алексеевич решили изменить положение людей, считавшихся в обществе бесполезными. Бражники поставили, как они сами пишут, две основные цели: найти защиту от интеллектуальной недостаточности путем определения ее причин и улучшить способы обращения общества с детьми и молодыми людьми, которые имеют ограниченные возможности психического здоровья.

Для этого они приспособили свой дом в Вентспилсе под центр социальной адаптации для детей и взрослых с психическим недоразвитием, а также создали социальные поселения в Ужаве и Таргале. Потому что считают — общество обязано адаптировать существующие в нем стандарты к особым нуждам людей, имеющих инвалидность, чтобы те могли жить независимой жизнью. А независимая жизнь означает право и возможность выбирать самим, как жить.

В 1995 году был основан Центр альтернативной заботы "Дом милосердия", а 7 декабря 2001 года зарегистрирована соответствующая неправительственная организация. Значит, десять лет прошло. Юбилей. Все эти годы центр существовал без государственной материальной помощи и, можно сказать, также и без поощряющей подход Бражников политики. Текущая деятельность финансировалась самоуправлением и членами правления. Члены правления — семья Бражников. "Точечную" материальную и денежную помощь оказывали частные лица и предприниматели.

В своей статье Валерий Алексеевич дал характеристику среды, в которой "Дом милосердия" пытается осуществлять свои цели. Я был у Бражников в Вентспилсе всего раз и всего несколько часов. Потом мы с Валерием Алексеевичем и некоторыми его единомышленниками пару раз встречались в Риге. Он присылает мне свои размышления и информацию.

Но если бы не моя мама, то я вряд ли мог бы сказать, что даже приблизительно представляю, что это за труд — научать независимой жизни детей и взрослых с интеллектуальной недостаточностью. А мама моя полстажа отработала в школе–интернате и ее взгляды по большому счету совпадали бы со взглядами Бражников. Во время каникул наша квартира становилась центром для тех, кому было некуда ехать. Я и мои братья не были от этого в восторге. Но такую малость, что есть люди, чей, скажем, темп жизни может разительно отличаться от моего темпа и темпа мне подобных, я усек. Усек я и то, что, попав в благоприятную среду, эти люди способны в своем темпе решать те же задачи, которые решаю я, даже лучше меня.

Но главное — я видел труд, который мать вкладывала в этих детей. Я ее даже упрекал в том, что она создает им какой–то временный человеческий оазис. Вот поменяется среда, станет все "как обычно" и — больнее ведь будет. Конечно, права была мама. Потому что не тормозила себя какими–то побочными для ее учительской миссии калькуляциями.

Это наверное то, что Бражники называют христианским началом в своей работе. Короче — я считаю, что почти двадцатилетнее старание семьи Бражников делает ее гордостью Латвии. Равно как и волонтеров, работающих с ними. Вот их имена: Инесе Иване, Илзе Ембрика, Виктор Фрейденфелдс, Ина Мороз, Ирина Аристова, Лена Настощук.

Бражники считают, что "настал момент представить "ограничение возможностей" не как проблему определенного круга "неполноценных людей", а как проблему всего общества." Момент, может быть, и настал, но общество пока, с одной стороны, само множит эту проблему, с другой — отстраняется от тех, кто в значительной мере есть плод ее собственной нечистоплотности.

Получается, что "Дом милосердия" — альтернативный и туда и сюда. Он действует как бы вопреки официальной практике властей по отношению к людям с интеллектуальной недостаточностью. И — он действует как бы в пику ширпотребовскому отношению общества. Власти заняты не столько социальным включением этого слоя в общество, сколько нарушением их прав (бездоказательное лишение правоспособности, отказ приема на работу, отсутствие оплаты труда, нарушение законодательства…).

А дискриминация со стороны общества к инвалидам, тем более к людям с психическими расстройствами, на мой взгляд, самая распространенная. Физические угрозы, насилие, принуждение к смене места жительства… А отчего же, как не от распущенности самого общества, появляются "дети воскресенья" или "дети карнавала" (дети, сотворенные по пьянке)? Таким образом, и власти и общество вдобавок ко всем существующим социальным рискам сообща внедряют, являют собой еще один риск — риск вырождения. На мой взгляд, против этого и выступает "Дом милосердия". И ничего такого уж очень сложного от политики они не требует. Лишь обратить должное, адекватное и результативное внимание на социальную адаптацию выпускников детских домов, школ–интернатов, сирот, людей с психическими расстройствами. Отказаться от практик, которые этому мешают.

Виктор Авотиньш

Источник: d-pils.lv

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ