Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Тамара Черемнова: "Я всех давно простила"

Еже­днев­но пре­одо­ле­вая ско­вав­шую её с дет­ст­ва по ру­кам и но­гам бо­лезнь – тя­же­лей­шую фор­му це­ре­б­раль­но­го па­ра­ли­ча – Та­ма­ра Че­рем­но­ва ста­ла пи­са­тель­ни­цей. Как че­ло­ве­ку, ко­то­рый да­же не в со­сто­я­нии дер­жать в ру­ках лож­ку, уда­лось не толь­ко на­пи­сать, опуб­ли­ко­вать мно­же­ст­во дет­ских ска­зок и про­сла­вить­ся как си­бир­ская ска­зоч­ни­ца? При­мер Та­ма­ры Че­рем­но­вой го­во­рит о том, что ни­че­го не­воз­мож­но­го нет – бы­ла бы во­ля и де­ла­ние – пре­одо­ле­вать, жить, тво­рить.

Не­дав­но вы­шла её ав­то­био­гра­фия, кни­га-от­кро­ве­ние, кни­га-пре­одо­ле­ние, кни­га-вдох­но­ве­ние на борь­бу «Тра­ва, про­бив­шая ас­фальт». Ког­да Та­ма­ре ис­пол­ни­лось шесть лет, ро­ди­те­ли по­ня­ли, что она – не обыч­ная здо­ро­вая де­воч­ка, и сда­ли её в дет­ский дом. С тех пор она сме­ни­ла мно­го мест жи­тель­ст­ва – точ­нее, до­мов для ин­ва­ли­дов раз­но­го ти­па. Се­го­дня она жи­вёт в До­ме ин­ва­ли­дов № 2 го­ро­да Но­во­куз­нец­ка, где и со­зда­ёт свои про­из­ве­де­ния – ис­поль­зуя не­хи­т­рое при­спо­соб­ле­ние для пе­ча­ти на кла­ви­а­ту­ре – ру­ки по-преж­не­му не слу­ша­ют­ся…

– Ска­жи­те, вы, яв­ля­ясь дет­ским пи­са­те­лем, чи­та­е­те кни­ги для де­тей?

– По­сле вы­хо­да ав­то­био­гра­фии мне уже труд­но на­зы­вать се­бя толь­ко «дет­ским пи­са­те­лем» – эта кни­га по­тре­бо­ва­ла от ме­ня та­ких не­имо­вер­ных фи­зи­че­с­ких и мо­раль­ных сил, что я в пол­ной ме­ре по­чув­ст­во­ва­ла, что та­кое труд пи­са­те­ля. Да, я до сих пор чи­таю дет­ские кни­ги, хо­тя мне уже 56 лет. Ни для ко­го не се­к­рет, что ав­то­ры в свои дет­ские про­из­ве­де­ния ино­гда встав­ля­ют и взрос­лое зло­бо­днев­ное. На­при­мер, Кор­ней Чу­ков­ский в сво­ём «Та­ра­ка­ни­ще» яр­ко по­ка­зал Ста­ли­на. Возь­ми­те лю­бую дет­скую кни­гу и по­смо­т­ри­те её как бы с из­нан­ки – и вам та­кое мо­жет от­крыть­ся!

– На мой взгляд, се­го­дня ог­ром­ное ко­ли­че­ст­во пло­хой дет­ской ли­те­ра­ту­ры. Ка­кие кни­ги вы бы по­со­ве­то­ва­ли?

– Я бы не ска­за­ла, что пря­мо вся дет­ская ли­те­ра­ту­ра сей­час пло­хая. Да, пло­хо­го боль­ше, но есть и хо­ро­шее. Мне, на­при­мер, нра­вит­ся но­вый дет­ский ге­рой Лун­тик и его дру­зья («Лун­тик»). Нра­вит­ся пе­ре­ина­чен­ная на но­вый лад сказ­ка «Ма­ша и мед­ведь». По­боль­ше бы та­ко­го – что­бы бы­ло по­нят­но и ув­ле­ка­тель­но всем де­тям. Ну и, ко­неч­но, мне нра­вят­ся бес­смерт­ные про­из­ве­де­ния Эду­ар­да Ус­пен­ско­го и Гри­го­рия Ос­те­ра, та­кие ос­т­ро­ум­ные и вме­с­те с тем по­учи­тель­ные, и нра­вят­ся мульт­филь­мы по про­из­ве­де­ни­ям этих ав­то­ров. Толь­ко вот жаль, что с при­хо­дом за­пад­ной куль­ту­ры мы по­че­му-то вот это «своё» за­пря­та­ли в тём­ные уг­лы (за­ру­беж­ные злые муль­ти­ки и ко­мик­сы от­тес­ни­ли на­ши до­б­рые мульт­филь­мы и сказ­ки), а са­ми в это же вре­мя го­ло­сим по хо­ро­шей дет­ской ли­те­ра­ту­ре. Кста­ти, мои сказ­ки то­же ни­как не мо­гут уви­деть свет. И мо­ло­дое по­ко­ле­ние ма­ло за­ду­мы­ва­ет­ся о до­б­ро­те и спра­вед­ли­во­с­ти – а это очень пла­чев­но, и по­том аук­нет­ся нам всем.

– Вы на­вер­ня­ка за­ду­мы­ва­лись над тем, как бы сло­жи­лась ва­ша жизнь, ес­ли бы не бо­лезнь. Ста­ли бы вы пи­са­те­лем?

– Ох, не знаю, что бы из ме­ня вы­шло, ес­ли бы я бы­ла здо­ро­ва… Мо­жет, вы­бра­ла бы ка­кую-ни­будь по­движ­ную энер­гич­ную про­фес­сию, не ос­тав­ля­ю­щую вре­ме­ни для на­пи­са­ния ска­зок.

– Вы про­сти­ли сво­их ро­ди­те­лей?

– Я всех дав­но про­сти­ла. Осо­бен­но я это осо­зна­ла, ког­да на­ча­ла пи­сать ав­то­био­гра­фию, та­кую тя­жесть нель­зя в се­бе дер­жать, мож­но, в кон­це кон­цов, на­до­рвать­ся.

– Вы об­ща­е­тесь с ма­те­рью?

– Да, она из­ред­ка на­ве­ща­ет ме­ня.

– Не страш­но ли бы­ло из­да­вать свою от­кро­вен­ней­шую ав­то­био­гра­фию в круп­ном из­да­тель­ст­ве – буд­то пред­стать на­гой пе­ред ты­ся­ча­ми чи­та­те­лей?

– А что в мо­ей кни­ге та­ко­го уж по­стыд­но­го? И ни­че­го ос­кор­би­тель­но­го, сек­су­аль­но­го, из­вра­щен­че­с­ко­го, чрез­мер­но на­ту­ра­ли­с­ти­че­с­ко­го и пр. там нет. Про­сти­те, но я не счи­таю по­стыд­ным, ес­ли че­ло­век че­ст­но рас­ска­зал о труд­но­с­тях ин­ва­ли­да, об уни­жен­ном со­сто­я­нии, о ко­то­ром на­ше об­ще­ст­во не же­ла­ет знать.

– В кни­ге вы пи­са­ли о том, что в со­вет­ское вре­мя вам слу­чай­но в ру­ки по­пал за­пад­ный жур­нал, из ко­то­ро­го вы уз­на­ли, что за гра­ни­цей ин­ва­ли­дам жи­вёт­ся го­раз­до луч­ше, чем в Со­вет­ском Со­ю­зе. Мож­но ли срав­нить со­вре­мен­ные ус­ло­вия жиз­ни для лю­дей с ог­ра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­с­тя­ми в Рос­сии с те­ми, что бы­ли в Со­вет­ском Со­ю­зе, и с те­ми, что сей­час на За­па­де?

– Ну, это был не жур­нал, а все­го лишь кло­чок га­зе­ты. Да, сей­час по­нем­но­гу об­ще­ст­во на­чи­на­ет по­во­ра­чи­вать­ся к нам. На­ча­ли при­зна­вать, что ин­ва­ли­ды есть в на­шем об­ще­ст­ве. Хо­те­лось бы, что­бы всё это де­ла­лось по­бы­с­т­рее, и что­бы нас, ин­ва­ли­дов, хо­тя бы спра­ши­ва­ли о на­ших нуж­дах, преж­де чем вво­дить ка­кие-ли­бо за­ко­ны об ин­ва­ли­дах. Так бы за­ко­ны вы­хо­ди­ли го­раз­до прак­тич­нее, и они бы­ли бы нуж­нее нам.

– В кни­ге крас­ной ни­тью про­хо­ди­ла мысль, что не­вер­но по­став­лен­ный ди­а­гноз об ум­ст­вен­ной от­ста­ло­с­ти силь­но пор­тил вам не толь­ко ме­ди­цин­скую кар­ту, но и всю жизнь. И ис­пра­вить его бы­ло чуть ли не глав­ной це­лью в жиз­ни. Те­перь ди­а­гноз вы­черк­нут из ва­шей ис­то­рии бо­лез­ни. Это сто­и­ло той же­с­то­чай­шей борь­бы с фор­маль­ным от­но­ше­ни­ем, че­рез ко­то­рое вы про­шли?

– А это раз­ве фор­маль­ность? Ког­да те­бе при пер­вой воз­мож­но­с­ти ты­чут в ли­цо тем, что ты оли­го­френ по до­ку­мен­там, и не­важ­но, ка­кой ты на са­мом де­ле? Ког­да врач без за­зре­ния со­ве­с­ти по­те­ша­ет­ся над то­бой? Да и над оли­го­фре­на­ми нель­зя по­те­шать­ся, нуж­но по­мо­гать им адап­ти­ро­вать­ся. И та­кое от­но­ше­ние раз­ве мож­но счи­тать пу­с­той фор­маль­но­с­тью?

– Рас­ска­жи­те о сво­их твор­че­с­ких пла­нах.

– Са­мые бли­жай­шие пла­ны – это за­кон­чить но­вую дет­скую кни­гу и из­дать её. За­кон­чить но­вый рас­сказ, ко­то­рый пи­шу спе­ци­аль­но для ли­те­ра­тур­но­го кон­кур­са «Рус­ский стиль». По­бы­вать в Моск­ве на встре­че со сво­и­ми чи­та­те­ля­ми – для ме­ня, как для пи­са­те­ля, это осо­бен­но важ­но. Ну вот, по­жа­луй, и всё.

Любовь Гордеева

Источник: litrossia.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ