Архив:

"Теперь мои ножки почти одинаковые и я даже не хромаю. Вчера танцевала на новогодней елке"

О трагедии, произошедшей с Танюшей еще два года назад, «ФАКТЫ» рассказывали в июле 2011 года. Надежды на то, что ребенок будет жить, не то что ходить, действительно практически не было. После того как девочку во дворе дома буквально раздавил трактор, она получила травмы, несовместимые с жизнью. У Танечки был полностью раздроблен таз, порвались кишечник и половые органы. Таня не погибла лишь благодаря своевременно оказанной районными медиками помощи. Правда, вскоре ей пришлось ампутировать левую ножку.

«После операции, отойдя от наркоза, Танюша спросила у медсестры: «А я что, уже на небе?»

Трагедия произошла в селе Воронки Ровенской области. Младшие детки Феодосии и Николая Мялык (супруги воспитывают восемь детей) играли во дворе частного дома с соседской ребятней. Феодосия готовила на кухне обед, Николай убирал в хлеву. Дети смеялись, как вдруг Феодосия услышала пронзительный детский крик. За ним последовала тишина. А потом дети наперебой закричали: «Таня! Таня! Помогите!»

— Накануне наш 19-летний сын Андрей прикатил во двор трактор, который собирался купить, чтобы помогать отцу по хозяйству, — рассказывала Феодосия. — Разве мог он тогда подумать, что младшему братишке придет в голову на нем покататься? В какой-то момент наш Миша (ему тогда было 11 лет) незаметно отошел в сторону, затем, вскарабкавшись на трактор, нажал в нем какую-то кнопку. И трактор… поехал прямо на детей. Девочки, игравшие возле дома, разбежались кто куда. Одна Танюшка не успела. Трактор в мгновение ока вдавил ее в бетонную стену дома.

Когда я выбежала во двор, Танечку уже вытягивала из-под трактора старшая дочка Маша. Увидев нижнюю часть тела Танюши, я не смогла сдержать крик. У дочки практически полностью оторвалась ножка. Она держалась на сухожилиях. Тоненькое платьице было залито кровью. А под ним — поломанные кости, кровь и вылезшие наружу внутренние органы. Взяв дочку на руки, я поняла, что кости таза полностью раздроблены — они захрустели у меня на ладони. Дочка была в сознании. Она даже не плакала, лишь испуганно оглядывалась по сторонам и спрашивала: «Мама, что случилось? У меня внизу все так печет!» И на глазах начала бледнеть.

Прибежавшие на помощь соседи осторожно поместили искалеченную девочку в машину и повезли в райцентр. К счастью, по дороге им встретилась «скорая», на которой Таню доставили во Владимирецкую районную больницу. Врачи прооперировали ребенка на свой страх и риск.

— Операция длилась больше шести часов, — рассказывала Феодосия. — Муж ничего не говорил, только смотрел на окно операционной и тихо плакал. А я молилась. Дочка пришла в себя лишь на третьи сутки. Проснувшись после наркоза, Таня спросила у медсестры: «А я что, уже на небе?» Увидев белые стены и медсестер в белых халатах, она решила, что уже в раю…

И хотя угроза жизни миновала, Танечке с каждым днем становилось хуже. Оторванную ножку сохранили, но с нее вскоре… слезло все мясо. Остались только кость и лоскутки кожи. У девочки поднялась температура до 39 градусов, ее мучили адские боли. Еще одна операция, проведенная ровенскими врачами, не помогла — началась тромбоэмболия бедренной артерии (закупорка кровеносного сосуда оторвавшимся тромбом, что чаще всего приводит к омертвению конечностей). Понимая, что дальше оставлять ее в райцентре нельзя, районные медики на реанимобиле отвезли малышку в известную киевскую больницу «Охматдет».

— Первые несколько дней в «Охматдете» мы проходили обследование за обследованием, — вспоминала Феодосия. — За день к Тане заглядывало до полусотни врачей. А потом начались операции. Было по две-три операции в неделю, одна тяжелее другой. В истории болезни написано: «Прооперирована 29 августа, 31 августа, 7 сентября…» Но состояние Тани не улучшалось. Когда температура поднялась до 40 градусов, врач позвал нас с мужем: «У нее пошла гангрена. Придется ампутировать левую ногу». Муж потерял сознание. После того как это случилось, Таня несколько недель плакала не переставая. «Я не поеду в село! — кричала сквозь слезы. — Не хочу жить. Сейчас вы пойдете в столовую, а я выползу на улицу и брошусь под машину!»

«Мама, я здесь пятая Таня без ножки»

— Мы понимали, что единственный выход — это протез, — говорит отец Тани Николай. — Но его могли поставить только в Харькове минимум за сорок тысяч гривен. Откуда у нас, простых сельских людей, такие деньги? И вот, когда мы уже совсем потеряли надежду, нам позвонил генеральный директор больницы «Охматдет» Юрий Гладуш и сказал, что нашел для Тани спонсора. Представляете, ради нашей Танюшки он поднял все свои связи и нашел человека, который полностью оплатил дочке операцию в Харькове! Жаль, что мы так и не узнали, кто этот человек, он попросил не называть своего имени. Когда Таня впервые приехала в Харьков, она поразилась, сколько в больнице деток с такими же проблемами, как у нее. Все они ждали протезов. «Мама, я здесь уже пятая Таня без ножки», — сообщила мне дочка по телефону.

После того как Тане поставили протез, ей сделали еще несколько операций. Оказалось, что кости таза неправильно срослись. Операция у известного донецкого профессора Лобанова стала двадцать четвертой за год. Врачи поражались мужеству девятилетней девочки — все операции она переносила стойко, даже не плакала. А после того как ей поставили протез, и вовсе воспрянула духом. Сначала училась ходить, опираясь на костыль. Но когда корреспондент «ФАКТОВ» приехала к ней в июле, костыли уже стояли в углу комнаты. Таня ходила без них, лишь слегка прихрамывая. Показав мне рисунок, который она нарисовала в больнице, Танюша — белокурая девочка с длинной косой — объяснила:

— Видите, дом, сад, а по дороге идет девочка. Когда у меня не было ножки, я представляла, что когда-нибудь случится чудо и я смогу вот так гулять по саду. Теперь могу! Когда я на перевязке увидела, что у меня нет ножки, сильно расстроилась. Но привыкла. Привыкнуть можно ко всему.

Когда в «ФАКТАХ» вышла статья о Тане, тронутые ее историей читатели буквально обрывали редакционные телефоны. «Я целый день плачу, не переставая, — воскликнула позвонившая нам Виктория Михайловна из Одессы. — Хочу позвонить Танечке, подбодрить ее, а слова стоят комом в горле. Чем ей можно помочь? Деньгами? Или, может, игрушки привезти? У меня и одежда старая есть — вдруг на нее подойдет?»

«Раньше я думал, что у меня в жизни много проблем, — написал нам Виктор из Кривого Рога. — То с работой не складывается, то сердце барахлит. Недавно даже пришлось сделать небольшую операцию. Но читая, что пережил этот ребенок, я теперь понимаю, какая все это ерунда! Оказывается, пережив столько операций, боли и мучений, можно продолжать улыбаться и радоваться жизни! Мы все должны брать пример с этой девочки».

— Сколько людей нам звонило, сколько было теплых слов! — со слезами на глазах вспоминала Феодосия, когда спустя несколько месяцев мы с ней, Танюшей и Николаем встретились на одной из телепередач. После публикации в нашей газете Таню показали все центральные телеканалы. Ее до сих пор приглашают на телеэфиры. — Сразу позвонил мужчина из Херсона: «Танюша, ты настоящий герой! Вот увидишь, у тебя все получится!» А вскоре прислал нам несколько чемоданов меховых игрушек. Таких красивых у нас никогда еще не было. Оказалось, что этот мужчина — директор игрушечного магазина. Вот радости было! У Тани аж глаза заблестели. «Мама, — восторженно воскликнула она. — Неужели это все мне?!»

Чуть ли не каждую неделю звонит тетя Люся из Италии. Оказывается, «ФАКТЫ» читают и там. Она сразу попросила Танюшу к телефону. «Знаешь, Танечка, пока я о тебе не прочитала, мне было так плохо. Я давно тяжело работаю, вечно все идет не так, как хотелось бы. Но ты меня вернула к жизни. С этого дня я тоже начну радоваться, обещаю!» Они с дочкой говорили около часа. А потом слышу: Таня поет ей украинскую песню. С тех пор она все время звонит и они та-а-ак поют! «Спасибо вам за такую дочку, — недавно сказала мне Люся. — Я как будто заново родилась».

— Таня радовалась этим звонкам?

— Очень, — смущенно улыбнулась девочка. — Я пела тете Люсе и «Про бабусю», и «Про калину». Тетя очень хорошо поет, с ней весело. И тетя Катя из Киева очень хорошая. А недавно нам еще дядя Саша из Киева помог — передал нам конвертик. Я его видела, там так и написано: «Для Тани Мялык».

Тогда же Таня сообщила мне еще одну хорошую новость — в сентябре она пошла в школу. До этого целый год учителя приходили к девочке на дом. Теперь она наравне со всеми посещает занятия, участвует в спектаклях и утренниках.

— Уже после первого сентября мы с мужем поняли, что не ошиблись, отправив Таню на занятия, — говорит Феодосия. — Все-таки в школе сверстники, общение. После линейки Таня пришла домой такая счастливая — последний раз мы ее такой видели до трагедии. «Мам, все так здорово, — с восторгом делилась впечатлениями дочка. — Я рассказала стишок, потом был первый урок. Оказывается, это счастье выходить к доске и отвечать!» И такая довольная, чуть не прыгает. Наверное, если бы не хромота, пустилась бы в пляс.

«До сих пор не могу поверить. Нашу девочку спасает вся Украина!»

Собирая с миру по нитке, родители Танечки даже не догадывались, что судьбой девочки заинтересовался Президент Украины Виктор Янукович. А в конце октября отцу Тани позвонил из «Охматдета» Юрий Гладуш.

— Позвонил и огорошил, — вспоминает Николай Мялык. — «Собирайтесь, — говорит. — Сегодня ночью вы летите на Кубу». «Куда? — не поверил я своим ушам. — Какую еще Кубу? С кем?» «С Президентом, — невозмутимо ответил Юрий Иванович. — Сегодня в восемь часов за вами приедет «скорая», которая отвезет вас с Таней в «Борисполь». Так что поторопитесь». «Папа, это шутка, наверное, — удивилась Таня, когда я сказал ей собирать вещи. — Ну какой президент?» «Может, ты и правда что-то не расслышал? — начали гадать старшие дочки. — Звучит уж как-то неправдоподобно». Но не звонить же, не переспрашивать! Начали собираться.

— У нас как раз началось похолодание, — говорит Феодосия. — Я давай готовить теплые куртки, свитера. О том, что на Кубе жарко, от волнения даже не подумала. Ровно в восемь часов возле нашего дома уже стояла машина скорой помощи. Еще раз переспросив, действительно ли они едут в «Борисполь», я загрузила в машину полные теплых вещей чемоданы. Уже вечером муж был «вне зоны доступа».

— В Киеве нас встречала народный депутат Татьяна Бахтеева, — вспоминает Николай. — Подарив Тане игрушку, она сказала, что наши загранпаспорта уже готовы. Никогда не думал, что все это можно сделать так быстро. В аэропорту Таня, с интересом рассматривавшая все вокруг, вдруг остановилась. «Ты чего? — спрашиваю. — Пойдем». А она застыла и не может оторвать глаз от самолета. Дочка даже испугалась — такого она еще никогда не видела. «А где президент?» — начала расспрашивать Таня, когда мы уже летели. Нам объяснили, что он в другом конце самолета. Таня издалека увидела его, только когда мы приземлились. Первым сюрпризом стала погода. В Гаване было 40 градусов тепла! И тут мы со своими свитерами. Пришлось срочно покупать футболки. Первую неделю мы провели в госпитале в Тараре, потом нас отвезли в клинику в Гаване.

— Таня проходила обследования?

— Много обследований! Столько врачей сразу к нам приходили разве что в «Охматдете». Условия в обоих госпиталях были прекрасные — новое оборудование, хорошие палаты. Но коренных жителей мы в этих больницах не видели — там были только приезжие, причем из совершенно разных стран. Обследовав Танюшу, врачи в очередной раз собрали консилиум и сказали, что усовершенствуют ей протез. Я вспомнил о нашем первом протезе, который стоил сорок тысяч гривен. Если бы не щедрый спонсор, мы бы никогда его не поставили. Страшно было подумать, сколько может стоить протез на Кубе. «Вопрос денег не должен вас волновать, — заверила переводчица. — Ваш президент все оплатил». Представляете? До сих пор не могу поверить. Нашу девочку спасает вся Украина!

Пребывание на Кубе больше напоминало отдых на курорте, чем лечение. Каждое утро врачи делали обход и… отпускали нас гулять по Гаване. Конечно, первое, что захотела Таня, — увидеть океан. Но купаться стеснялась — она ведь все время ходит в колготках, чтобы не бросался в глаза протез. Сначала просто поливала руки водой. А потом, увидев, как купаются другие детки с разными увечьями, сняла протез и пошла купаться. Каким-то образом даже смогла плавать!

По словам Николая, с тех пор они ходили купаться каждый день. Во время своего путешествия Таня даже поменяла прическу, вместо длинной косы приехала с модным каре.

— Было жарко, вот дочка и решила постричься, — говорит Николай. — Врачи привели в больницу парикмахера. Тане новая прическа очень понравилась. До сих пор все крутится перед зеркалом, любуется. Вообще все, что мы видели на Кубе, у дочки вызывало дикий восторг. Даже испанский язык. Я за эти три месяца запомнил только три слова: «грасиас» — спасибо, «маньяна» — завтра и «пан» — хлеб. Но видели бы вы Таню! Когда ей что-то говорили на испанском (русского мы там вообще не слышали!), она серьезно кивала головой, а уже на следующий день пыталась отвечать врачам запомнившимися ей словами. Нескольких украинцев мы, правда, там встретили. Познакомились с женщиной из Одессы, у которой недавно умер ребенок — он был в очень тяжелом состоянии, и его не смогли спасти. Оказалось, эта женщина читала о Тане в «ФАКТАХ». «Я каждый день учусь у тебя мужеству, — со слезами на глазах призналась она, став перед Таней на колени. — Ты настоящий герой!» Она буквально задарила нас игрушками и украшениями. Сегодня Таня надела подаренные ею сережки. И рассказывает всем о кубинских обычаях — они нас просто поразили! Там при встрече все обязательно обнимаются и целуются, причем неважно, знаком ты с этим человеком или нет. Раз пришел к нему — будь добр поцеловать его в щечку. Таня сначала ужасно стеснялась, я, признаться, тоже. А потом расслабился и принял их традиции. А что? Столько красивых медсестер — почему бы не поздороваться? (Смеется.)

В ноябре кубинские медики поставили Тане Мялык новый усовершенствованный коленный сустав.

— Этот сустав при ходьбе повторяет биомеханику движения сустава здоровой ноги, — рассказал «ФАКТАМ» главный ортопед-травматолог Минздрава Украины Анатолий Левицкий, который летал на Кубу вместе с Таней. — Иначе говоря, теперь обе ножки двигаются одинаково — отличить, где настоящая нога, а где протез, практически невозможно. Кроме того, подкорректировали длину протеза — девочка ведь продолжает расти. К сожалению, на этом все не закончится — сколько девочка будет расти, столько придется менять протез.

— Первые несколько дней дочка вообще не могла ходить — она ведь привыкла к старому протезу, — вспоминает Николай Мялык. — Но ничего, через три дня научилась. Врачи подолгу с ней работали — и результат, как говорится, не заставил себя ждать. Сейчас она уже даже не хромает. Только иногда, когда устает. Когда Танюша окончательно привыкла к суставу, мы полетели домой. Таня так соскучилась! Последние недели только и спрашивала: «Папа, когда я увижу Лилечку?» (младшую сестричку. — Авт.).

— Лиля становилась у окна и плакала: «Таня, папа! Когда вы уже приедете?» — вспоминает Феодосия. — Я за это время чуть не поседела. Связи с ними никакой, поди узнай, что там происходит? Но сердце подсказывало, что у дочки все хорошо. Сейчас хочется поблагодарить стольких людей — всех даже не назовешь. Спасибо. Благодаря всем вам у Танечки наконец будет счастливый Новый год. А вот и Таня! — воскликнула женщина. — Она только что вернулась с новогоднего утренника. Уже тянется к трубке, хочет с вами поговорить.

— Здрасьте! — весело защебетала Таня. — С наступающим вас Новым годом!

— Тебе понравилось на Кубе? — спрашиваю у девочки.

— Да. Все было здорово — и больницы хорошие, и люди интересные. На испанском говорят. Только я по домашней еде соскучилась. Нам каждый день давали рис и петуха. А хотелось колбаски и маминых вареников. Мы с папой все время ходили на море, мне даже рисовать было некогда. Вот сейчас сяду рисовать девочку. Красивую, с длинными ножками. Мои ножки теперь почти одинаковые, я даже не хромаю. Хожу быстрее. Вот танцевала на новогодней елке. А вы как будете праздновать?

Через год кубинские врачи снова ждут Таню в гости. Перед отъездом ее папе пообещали, что, как только девочка начнет вырастать из протеза, ей тут же поставят новый. Остается надеяться, что Танечке опять сделают это бесплатно. Постоянный протез можно будет поставить лишь после 18 лет, когда Таня перестанет расти. А пока искусственную ножку ей придется менять каждый год.

P.S. Кто хочет поддержать Таню Мялык, могут позвонить ее маме Феодосии по телефону (098) 800-88-51.

Екатерина Копанева

Источник: fakty.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ