Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Куда податься инвалиду?

Секунда - и жизнь превращается в сплошной кошмар. И тогда старая шуточка - «мы рождены, чтоб Кафку сделать былью» - вдруг обретает плоть, и тогда совсем не болезнь - безысходность бюрократической круговерти отнимает последние силы. Так бывает, когда человек становится инвалидом. Глупо надеяться, что судьба обойдет - все, как говорится, под Богом ходим. «Знать бы, где упасть» - не знаем, нет. Но когда падаем, наваливается тяжелое, многотонное чиновничье равнодушие, кафкианский ужас, и вышвыривает не просто из привычной жизни - из правового пространства...

А почему, собственно? Разве государство делало вид, будто не замечает, что есть граждане - инвалиды? Оно их не видело?

Видело. И даже старалось облегчить им жизнь.

Сейчас, наверное, для многих я открою Америку - а ведь еще в далеком 1992 году был издан президентский Указ №1157 «О дополнительных мерах государственной поддержки инвалидов» (кстати, видел его кто-нибудь?..) И меры там перечислены такие, о каких раньше и не слыхивали.

Не возьму греха на душу: многие пункты этого Указа, хоть и со скрипом, но выполняются: бесплатными лекарствами инвалиды худо-бедно, снабжены. Речь не об этом. Хочется поговорить об одной, казалось бы, мелочи - однако эта «мелочь» вырастает в непреодолимое препятствие для десятков тысяч человек.

Процитирую один из пунктов Указа: «инвалиды I и II групп обслуживаются вне очереди на предприятиях торговли, общественного питания, службы быта, связи, жилищно-коммунального хозяйства, в учреждениях здравоохранения, образования, культуры, в юридических службах и других организациях, обслуживающих население, а также пользуются правом внеочередного приема руководителями и другими должностными лицами предприятий, учреждений и организаций».

А теперь скажите: где и когда вы видели, чтобы инвалида пустили без очереди?

Того самого инвалида, что часами просиживает в поликлинике, и никому из работников нашей самой гуманной профессии нет дела, трудно ему приходится или это так, в порядке развлечения? Что выстаивает бесконечные очереди в кассах магазинов? В домоуправлениях? У кабинетов чиновников больших и мельчайших - всех мастей?

«Ну вот, - скажет кто-то, - еще чего! Полезут без очереди тут всякие»... Всякие-то как раз и лезут. А инвалид - да у него чаще всего ни сил, ни опыта нет - свои права отстаивать. Когда сердце болит, тут не до «качания прав». Вот так и будет стоять под чиновничьей дверью на костылях или протезах, когда и сесть-то негде...

Да и не слышал он, инвалид, что он право имеет! Ему об этом никто не сказал! Ведь если чиновнику выгодно, как партизан, молчать будет - лишь бы себя не утруждать. Как так - человек может без очереди пройти, когда иной раз и номер-то в этой очереди лишь через конверт в карман получить можно?!..

Справедливости ради надо сказать - есть в стране места, где этот пункт президентского Указа исполняют. У судебных приставов, например. Но часто ли инвалид бывает в этом весьма специфическом учреждении? Он вообще знает, где оно находится?.. И слава Богу, что не знает!

Ему, инвалиду, очередь в магазинную кассу бы кто уничтожил - наверное, в ножки бы тому поклонился!..

Есть в стране магазины, где существует отдельная касса для инвалидов. Есть. Но их единицы. Мы знаем лишь о сети гипермаркетов «Ашан» - в крупных городах. И все...

Но может, мы ошибаемся? Давайте-ка спросим самих инвалидов: приходилось им бывать в оазисах, где бы они получали защиту от жгучей казенщины, от всевечного совкового заклинания: «в порядке общей очереди»?

У Станислава Ляхова жена - инвалид, больна очень тяжело:

«Даже в Управлении соцзащиты населения мы сидим в очереди. Там все приучены не выяснять, кто инвалид, а кто нет. Сидим - и любуемся развешанными на всех стенах табличками «Служба одного окна», и выглядит это как издевательство над инвалидом, который уже набегался по жаре. Больше года в домоуправлении лежит наша заявка на замену ржавой батареи, но как только там узнали, что мы - малоимущие инвалиды, забыли про нас».

Семья Ляховых имеет право на внеочередное предоставление жилья и собирается судиться с департаментом, который уперся - и ни в какую. Отказывает, то есть. В платных адвокатских конторах Ляховых уверяют, что дело решится в их пользу. Но бесплатный адвокат говорит, что они проиграют... А где взять денег, чтоб отказаться от бесплатных недобрых услуг? Или у нас и за соблюдение закона платить надо? И степень жадности и жлобства такова, что ни для кого и исключения не сделают?

«Помним случай в юридическом отделе Центрального административного округа Москвы, где мы сперва долго ждали, когда откроется кабинет, - говорит С.Ляхов. - Потом нам объявили, что принимают по записи (для нас это была новость). И только когда не явился на прием один из клиентов, мы с трудом уговорили принять нас вместо него»...

Андрей Ч. перенес инсульт, теперь с трудом ходит, опираясь на палку - несмотря на свои довольно молодые годы. Может, он что-то знает об Указе 1992 года?

«Никогда о таком Указе и не слышал, а в магазине всегда стою в очередях - спокойно и без нервов, не напрашиваясь на особое к себе отношение. За весь прошедший год, что я передвигаюсь с палкой и на здорового человека ну никак не похожу, не было еще ни одного случая, чтобы в нашем супермаркете хоть кто-то пропустил меня вперед».

Вот именно. Без нервов... О том, что нервы-то мы бережем, а остатки здоровья теряем, мы почему-то никогда не думаем.

А инвалид привык, что он словно бы человек третьего сорта. Ему эту мысль настойчиво вбивают в голову везде, куда бы ни пошел. Его не пустят без очереди в парикмахерской, его не обслужат в кафе. «Люди должны сами добиваться, чтобы их права соблюдались», - считает Мария Арбатова. Мария - не просто литератор и известный общественный деятель, но с детства - инвалид 3-й группы, и сама она много лет «с боями» прорывалась через тупое равнодушие...

Как привыкли мы сами, в одиночку выбивать для себя право на то или на другое - право, закрепленное законодательно! А собственно, почему? Ведь ясно же сказано в Указе: «сбор, оформление и предоставление документов и материалов, необходимых для реализации инвалидами прав и льгот, установленных законодательством, возлагается на органы государственного управления, местную администрацию, предприятия, организации и учреждения».

Казалось бы, как просто: есть Указ - извольте соблюдать.

Да? Как бы не так! Наш чиновник, если ему это не выгодно, соблюдать президентские указы не приучен.

Москвич Андрей Балбеков, инвалид, оформлял пенсию. В собесе (уж буду называть это учреждение по-старому) очередь продвигалась невыносимо медленно: люди сидели в ожидании приема по 11 часов. Но даже не это поразило Балбекова: его, человека с ограниченной способностью к перемещению (перелом позвоночника) гоняли за пустяковыми бумажками туда-сюда через всю Москву, а когда он их наконец получил, выяснилось: эти бумажки вообще не нужны (чиновница не в ту инструкцию посмотрела), а сведения, которые собирал Балбеков, можно было получить, щелкнув мышкой компьютера на столе чиновницы...

- Мало того, что чиновники получают зарплату из моего кармана налогоплательщика, так еще и я, инвалид, делал то, что они сами обязаны! - говорит Андрей Балбеков. - Это они должны были собирать справки с мест моей работы при оформлении пенсии - я же не в состоянии всю страну исколесить, чтоб бумажки собрать! Так и «украли» у меня 18 лет стажа, сказали - «мало ли что в трудовой книжке написано... а вот вы привезите справку!..»

Андрей Балбеков считает - чиновники сознательно утаивают от инвалидов законы, в которых говорится, где чьи права и обязанности. Добавлю: и играют с людьми в кошки-мышки, перекладывая собственные обязанности на плечи людей, ради которых они тут, в собесах, и сидят.

Да, есть норма закона - справедливая и гуманная. Есть. Так почему же она не работает? Послушаем юриста.

Василий Давыдов - глава крупной петербургской юридической фирмы:

«В нашей стране после развала СССР появился секс (благодаря усилиям частного капитала), но инвалидов пока нет. А ситуация, когда инвалидов нет, очень удобна чиновникам. Решать какие-то проблемы, которые не приносят дохода, нормальному чиновнику интереса никакого нет. Гораздо приятнее распределять тендеры, продавать госимущество, выделять землю.

Права есть - это отлично. У нас, у каждого практически, например, есть законное право получить землю под застройку. Попробуйте-ка реализовать его на практике? А теперь подумайте: если свое право вы, здоровый и сильный человек, в борьбе с чиновниками реализовать не в состоянии, - как это сделает человек, который передвигаться может только на коляске, или не слышит, а еще страшнее - не видит?»...

Станислав Ляхов:

«За десять лет нам не предложили ни одной путевки (отвечают - не положено). Два года подряд мы оформляли в Хамовническом Управлении соцзащиты решения о признании малоимущими и каждый год - по нескольку раз - ездили в Пенсионный фонд из-за их ошибок. Ездили на ул.Правды, в Центр занятости (инвалид I группы должен доказывать, что он не работает!) и на Якиманку дважды - за ИНН»...

Но самое неожиданное - что об этом ельцинском Указе знает, оказывается, простой охранник «Макдональдса» - уж не знаю, откуда. И вот что он сказал посетителю, Андрею Московскому:

«Всякий раз, как прошу обслужить инвалида без очереди - жалко ведь человека, правильно? - персонал такой шум поднимает!.. У них, мол, и так народу полно, нечего тут вторую очередь создавать!»...

Так что же делать? Как вразумить дирекцию того же «Макдональдса», чтоб закон соблюдала? Чтоб из простой декларации эта часть Указа превратилась в реальность?

Василий Давыдов формулирует четко:

- Жесткое противодействие коррупции - это зачистка госаппарата. Появление в госорганах людей, добросовестно выполняющих свою работу.

- Персональная ответственность чиновников за фактическую реализацию социальных программ инвалидов.

- Создание общественных организаций инвалидов или предоставление больших прав к уже существующим в части реализации программ, направленных на реализацию прав инвалидов.

- Создание правовых механизмов влияния указанных общественных организаций (групп инвалидов) на государственные структуры, ответственные за поддержку инвалидов.

Юрист Леонид Колесников считает:

«Тут дело скорей в каждом из нас. Начинать нужно с себя, ведь мы частенько раздражаемся на то, что для гуманного человека само собой разумеется. Стоя в очередях, люди зачастую превращаются в зверей, и бедному инвалиду никакая инвалидная книжка не поможет».

Да, раздражаются. И людей можно понять. Но почему никто не думает, что в любую минуту может оказаться таким же инвалидом, как и человек в коляске или на костылях?..

Наверное, все-таки надо начинать с него, с чиновника. Он правит бал и задает тон. А значит, с него надо спросить. Вот так - прийти в поликлинику или в прачечную и сказать:

- А покажи-ка мне, мил-человек, где тут у тебя висит президентский Указ о правах инвалидов?

Вот с этого начать бы...

Марина Бернацкая

Источник: rosvesty.ru