Архив:

Правосудие начинается с пандуса

На минувшей неделе инвалид войны в Чечне Александр Сковородко подал в Высшую квалификационную коллегию судей жалобу на неприспособленность для инвалидов здания Перовского суда Москвы. «НИ» выяснили, что для людей с ограниченными возможностями не приспособлены здания подавляющего большинства столичных судов: пандусов и лифтов нет, двери тяжелые и узкие. Чиновники утверждают, что новые здания для инвалидов приспособлены, а старые перестраивают по мере капитального ремонта.

Инвалид войны в Чечне майор Александр Сковородко бывает в судах часто. Он уже три года борется за квартиру, положенную ему как отставному офицеру, а также судится с компанией, не выплатившей ему страховку после увольнения из вооруженных сил. У Сковородко поврежден позвоночник, и сейчас мужчина передвигается в инвалидной коляске. При посещении Перовского районного суда инвалид испытывает массу неудобств. Вблизи суда отсутствует специальная стоянка, и «приходится внаглую ставить машину под кирпич», рассказывает «НИ» майор. Рамки-металлодетекторы затрудняют въезд на коляске, а «единственный в здании туалет для инвалидов заперт снаружи, и ключей ни у гардеробщицы, ни у уборщицы, ни у приставов нет». 12 декабря Сковородко подал в Высшую квалификационную коллегию судей жалобу на «невнимательное, бездушное отношение к инвалидам председателя Перовского суда», которого майор считает виновным в неприспособленности здания для нужд инвалидов.

Благоустройство судов для людей с ограниченными возможностями во многих случаях проводится в косметических целях, подтверждает «НИ» председатель Московского городского общества инвалидов Надежда Лобанова: «Благоустраивают, чаще всего, вход - чтобы доступ хотя бы какой-то был. А отсутствию туалетов внимания не уделяют. Хотя высидеть в суде несколько часов без туалета сложнее, чем попасть туда даже по лестнице без пандуса». По словам г-жи Лобановой, инвалиды помимо обычных тяжб обращаются в суды с исками именно по поводу безбарьерной среды: «Подъезды не оборудованы, магазины, чиновники или предприниматели не идут навстречу. А в суде инвалиды сталкиваются с теми же самыми проблемами».

Законодательство обязывает проектировать и строить здания доступными и комфортными для инвалидов. Наружные лестницы и пандусы должны быть защищены от осадков или оборудованы системой подогрева на случай обледенения либо занесения снегом. Ширина дверных проемов и металлоискателей-рамок не должна быть меньше 900 мм (у большинства производимых рамок она составляет около 700 мм), а глубина лифта - не меньше 2,1 м. Наклон пандуса не должен превышать 8 градусов, то есть марш пандуса двенадцатиметровой длины не должен быть выше одного метра. Для инвалидов следует приспособить каждый четвертый туалет, а все здание следует оснастить системами светового, звукового и тактильного оповещения.

Отвечает за соблюдение этих норм заказчик. В случае с судами - судебный департамент Верховного суда и его подразделения в регионах. Сотрудник отдела капитального строительства, эксплуатации зданий и управления недвижимостью Управления судебного департамента Москвы заверил «НИ», что все построенные после 1999 года здания для инвалидов приспособлены, а более старые - приспосабливают. На вопрос, какие именно приспособления устанавливаются, собеседник «НИ» ответил: «Парапеты, поручни». Однако даже эти работы проводят лишь в рамках капитального ремонта зданий.

В зданиях, построенных в последнее десятилетие, располагаются, например, Преображенский и Тимирязевский районные суды. Там есть и пандусы на крыльце, и широкие дверные проемы, и достаточно просторные помещения, и грузовые лифты. Препятствием для инвалида является лишь турникет на входе, но приставы сказали «НИ», что готовы опустить вертушку. В Тимирязевском суде нашелся даже туалет для инвалидов - правда, запертый на ключ.

Однако подавляющее большинство судов общей юрисдикции размещаются в зданиях советской, а то и дореволюционной постройки. Бутырский суд занимает «сталинку», и приспособления для инвалидов ограничиваются единственным пандусом на лестнице крыльца и лифтами, в которые невозможно въехать на коляске. В канцелярии суда сообщили «НИ», что уже ходатайствовали в судебный департамент «о создании условий доступа к зданию маломобильным группам населения».

Головинский и Коптевский районные суды объединяет под своей крышей монументальное здание в стиле советского конструктивизма. На первом этаже посреди коридора стоит перегородка непонятного назначения с очень узким для коляски проемом. За перегородкой - канцелярия по гражданским делам и мужской туалет. Смысла отделять их таким способом от остальных помещений не видят даже сотрудники суда.

Обращение в Басманный или Тверской суд - для колясочника уже приговор. Там нет ни пандусов, ни места для них. При этом лестницы Басманного суда, по словам одного из приставов, такие, что «не всякий здоровый человек поднимется, не покалечившись» - ступени очень узкие, выше обычного и с выбоинами. Лифта в двухэтажном здании XIX века, разумеется, нет. На вопрос, что делать человеку на коляске, один из приставов посоветовал: «А вы приносите стул или табурет. У нас на них инвалидов носят по лестницам, бывали такие случаи». В Тверском же суде ситуацию усугубляют невероятно тесные помещения. Этот суд в Москве - один из самых загруженных, там всегда много посетителей.

Немногим лучше обстоят дела в Мещанском суде: пандус есть хотя бы на крыльце. Но внутри здания пандусов нигде не обнаружено, а лестниц, наоборот, много. Даже коридор, куда с крыльца попадают посетители, от холла с кабинетами первого этажа отделяет лестничный пролет. Верхний этаж, который во многих ведомственных зданиях отдан в распоряжение административно-технических служб, в Мещанском суде представляет интерес и для посетителей - там кабинет председателя и два зала заседаний. Чтобы туда попасть, необходимо преодолеть пять лестничных пролетов, не считая крыльца. Сотрудники суда уверяют, что так продлится недолго: в 2012 году Мещанский суд переезжает в новое здание, где «обстановка будет максимально дружественной для людей с нарушениями работы опорно-двигательного аппарата». А пока в случаях, когда один из участников дела - колясочник, об этом докладывается председателю, и он принимает решение слушать дело на первом этаже.

В Московском гарнизонном военном суде кабинеты всех судей располагаются на шестом этаже, куда надо добираться без лифта и без пандусов. Сам же суд находится в таком месте, где не ходит ни один автобус от ближайших станций метро. В 94-м гарнизонном военном суде (находится возле Чистых прудов), помимо узкого крыльца без пандуса, - тяжелые двойные двери, с которыми человек на коляске без помощника не справится. А проход через рамку металлоискателя загораживает угол скамьи. Правда, внутри инвалид сможет перемещаться уже свободно - суд занимает всего один первый этаж. Но сложнее всего инвалиду въехать в Московский окружной военный суд, что на Арбате. С последней ступени крыльца посетитель попадает прямо в дверь, от двери - снова на узкую лестницу без пандуса, а с ее верхней ступени - к рамке металлоискателя.

Между тем именно в военных судах рассматривается множество дел инвалидов, потерявших здоровье в армии и теперь добивающихся от государства положенных льгот. Среди них - майор Андрей Иваненко, который после жесткой посадки неисправного вертолета получил орден Мужества, а положенную по закону квартиру не получил. Иваненко может ходить только с помощью «канадок» - устройств, похожих на усовершенствованные костыли. В беседе с «НИ» майор Иваненко утверждает, что для инвалидов не приспособлены даже новые здания судов: «Пандусы почти везде слишком крутые. Стремятся занять меньше пространства и израсходовать меньше материалов. Автоматических дверей нет почти нигде, специальных стоянок - вообще нигде». И даже судебные приставы «никогда не проявляли рвения помочь, например, с подъемом по лестнице».

Лучше всего подготовлены к визитам колясочников оказались арбитражные суды, хотя люди с ограниченными возможностями туда практически не обращаются. Например, в Высшем арбитражном суде РФ даже нашлись единственные работающие автоматические двери, а в Арбитражном суде Московской области - открытый специально оборудованный туалет. А вот в Мосгорсуде предназначенного для инвалидов туалета нет, говорит Сковородко. По его словам, трудности для инвалидов создают специально: «Они добиваются, чтобы человек устал и больше никуда не пошел».

Маргарита Алехина

Источник: newizv.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ