Архив:

Оставили в покое

За матерями, опекающими детей, признали право выбора...

О проблемах инвалидов всех категорий пишем давно и довольно часто. И о том, как некоторых из них лишают жилья или льготы на оплату, и о многом другом, где явственно просматриваются черты их поражения в правах. К сожалению, не всегда газетные статьи помогали. Наши добрые намерения и попытки защитить права инвалидов не приводили к торжеству справедливости, морали и разума. Но нынешняя публикация - редкий случай. В процессе ее подготовки проблема, возникшая у матерей совершеннолетних инвалидов, которые обратились в редакцию, была снята.

Есть воля - есть решение

А суть обращения женщин такова: их взрослые сыновья (им за 40 лет) содержатся в одном из интернатов Балакова. Находятся в нем не одно десятилетие. По сути, этот интернат стал для них вторым домом, а персонал - второй семьей. И вдруг матери узнают, что готовится переселение их сыновей и других «постояльцев», которые могут самостоятельно передвигаться, в другое место, за пределами Балакова - в бывшие казармы военной части в ЗАТО Михайловский. Но не переведут. В министерстве социального развития области пошли навстречу пожеланиям матерей подопечных. Зачем же тогда писать? Да хотя бы с той целью, чтобы показать: когда есть воля - политическая, бюрократическая, просто человеческая, то есть и решение любых проблем. Как ни сложна ситуация, всегда есть выход. К тому же граждане, которые обращаются к власти, не просят чего-то сверхъестественного. Вот и мамы совершеннолетних инвалидов вовсе не Луну просили с неба достать. Не так ли?

Лариса Константиновна - одна из просителей. Живет в Саратове. К сыну приезжает периодически, не более раза в месяц, иногда и реже. Но на лето всегда забирает домой. В своем обращении в «МК» в Саратове» она объяснила свое несогласие с переводом сына тем, что сын привык к данным условиям, обстановке и персоналу. А условия жизни здесь хорошие и персонал заботливый. Можно сказать, породнились. И вряд ли пойдут на пользу психике и в целом состоянию ее сына разлука, смена места жительства.

Сын ее инвалид с детства - рождение не очень удачным оказалось. Все могло закончиться трагично.

«Ребенок дал тяжелый приступ асфиксии...»

Именно эта фраза из истории развития новорожденного выбила из колеи автора этих строк. Понятно, что это обычная для акушеров формулировка. Но бьет рядового гражданина по мозгам. Как это понимать, что ребенок дал приступ? Будто он, ребенок, сам себе и создал проблему... Какую проблему? Смерть. Лариса Константиновна рассказывала мне при встрече, что сын родился с обычным криком - «живой, доношенный», как записано в истории развития новорожденного. Но вскоре стал синеть. В «истории» - «через три минуты»... Лариса Константиновна помнит (и вряд ли когда забудет), что начались суета, беготня, персонал был в растерянности.

Наконец смогли достать что-то и сделать укол в головку младенца. Она поняла одно: у акушеров не было всего необходимого при таких внезапных остановках сердца у новорожденных. Она слышала панический голос медсестры: пошла восьмая минута остановки сердца! В «истории» записано, что удалось вернуть к жизни через 5 минут. Этого хватило, чтобы со временем болезнь развилась до такой степени, что сын не может жить в обществе. О диагнозе помолчим.

Между прочим, из роддома Ларису Константиновну выписали скоренько, будто с ребенком ничего и не случилось. Хотя в той же «истории» указано, что при передаче он был «вялый... стонет».

Болезнь не сразу исключила из общества ее сына. Он даже учился в школе, но смог закончить первый класс. И пошли процессы, необратимые. Не стоит подробно описывать состояние родителей. Отметим только, что второго ребенка - дочь - осмелились родить спустя 11 лет. Но все обошлось. Девочка родилась без осложнений. И ныне счастлива в браке, а Лариса Константиновна счастлива внуком. А вот сын - вечная боль. Она ездит нечасто к нему: пенсия невелика, здоровье тоже не то, но все-таки посещает.

Билет до Балакова 260 рублей. В один конец. На пенсию не наездишься. Сумками везет подарки. И не только сыну, но и его другу. Есть там парень, к которому никто вообще ни разу не приезжал. А он дружит с ее сыном. Как обойти его подарком? Ну да что это за забота? А вот предполагаемый переезд инвалидов за предел Балакова поставил под угрозу посещения и свидания матери с сыном. Куда ей с кошелками, еще и ехать до Горного, а там до Михайловского, а дальше - неизвестно на чем? Морока!

«Мало настрадались?»

Конечно, этот вопрос риторический. А прозвучал из уст другой матери, чей сын инвалид не со дня рождения, а после того, как получил травму... служа Отечеству. Сын Лидии Епифановны был здоров, крепок и даже стремился на армейскую службу. Служил водителем под Оренбургом. Что там произошло, родители до сих пор не знают. Из справки о причине инвалидности: «заболевание получено в период прохождения военной службы». И отстань, мать, со своими вопросами. Занимайся сыном. Опекай до конца дней своих. Это твое дело, твоя участь, а командиров не трожь. На службе всякое может случиться, а что именно - не твоего ума... Я изложил версию в интеллигентной форме. В устах матери военные предстали в иной - грубо-упрощенной. Разумеется, обошлись без особых извинений. За каждое «пушечное мясо», что ли, отчитываться?

Лидия Епифановна не сразу была допущена к сыну, когда примчалась в часть после сообщения о несчастье. Но когда увидела его - это было нечто ужасное. Он был словно облит кислотой. Либо горел заживо. Весь черный. Какое-то отравление. Диагноз держали в тайне. Комиссовали молча. Лечили в Харькове. Лечили неправильно. Поэтому и стал инвалидом? Понимай, как хочешь, мать, и отваливай.

...После чистки крови и вообще курса лечения сын вроде бы стал восстанавливаться. Но года через два болезнь взяла свое. И так достала, что оказался сын в специализированном интернате. «Ну мало ли мы настрадались? Не по своей вине сыновья наши стали инвалидами. И так всем все простили. Зачем еще нам дополнительные беспокойства?!» И действительно, зачем? Других забот нет у страны и губернии, как инвалидов с места на место переправлять?

Разумеется, редакция направила запрос в областное министерство социального развития. Сколько раз мы проклинали чиновников за бездушие...

Учитывая пожелания...

Нам ответил министр Владимир Чернышев. Сначала при чтении официального письма показалось, что надеялись напрасно, но по законам драматического искусства финальная фраза прозвучала под занавес. Хождение женщин по инстанциям закончилось счастливым, если так можно выразиться в данной ситуации и в отношении таких судеб, концом.

Приведем ответ дословно. С небольшим сокращением.

«В соответствии с распоряжением правительства Саратовской области от 14 октября 2011 года № 298-Пр «О реорганизации государственных учреждений» в целях оптимизации учреждений социального обслуживания населения государственное учреждение «Балаковский психоневрологический интернат» и государственное автономное учреждение Саратовской области «Балаковский дом-интернат для престарелых и инвалидов» реорганизуются в форме присоединения первого учреждения ко второму.

Проводимая реорганизация позволит повысить качество и доступность оказания гражданам государственных услуг, эффективнее использовать имеющееся медицинское оборудование, объединить профессиональные ресурсы всего медицинского персонала учреждений для оказания государственных услуг, оптимизировать расходы путем заключения единых контрактов на обслуживание зданий, питание и медикаменты, приобретение мягкого инвентаря, а также оперативно перераспределять потоки клиентов, нуждающихся в услугах учреждений. За счет сокращения штатной численности будут сокращены расходы, предусмотренные на содержание административного аппарата.

В целях совершенствования медико-социальной помощи престарелым и инвалидам, страдающим психическими заболеваниями, министерством социального развития области рассматривался вопрос об открытии двух отделений милосердия и переводе части проживающих, не имеющих показаний к пребыванию, в отделении милосердия для больных, страдающих хроническими психическими заболеваниями, в другой психоневрологический интернат.

Однако, учитывая обращения проживающих и их родственников, министерство социального развития области изыскало возможность открыть с 1 января 2012 года на базе зданий психоневрологического интерната психоневрологическое отделение дома-интерната (65 койко-мест) и отделение милосердия для больных, страдающих хроническими психическими заболеваниями (25 койко-мест).

Таким образом, в настоящее время переводить проживающих в ГУ «Балаковский психоневрологический интернат» в другое учреждение не планируется».

Думается, что мы все вправе рассчитывать, что в другое настоящее время и вовеки веков матерей, опекающих детей-инвалидов, оставят в покое. И сохранят им и впредь право выбирать. И их пожелания будут учитываться. Ведь матери никогда не пожелают своим несчастным детям худого. А мы в свою очередь пожелаем решить вопрос положительно в плане поддержки матерей, которые посещают своих детей в специнтернатах. Ну, например, определить им какую-нибудь компенсацию за проезд. Для них и это большая помощь и поддержка.

Источник: saratovnews.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ