Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Помощь инвалидам светит, но не греет

Инвалидность стала для жителей губернии карой чиновничьей

Выскажу мнение: в нашей губернии граждан, загнанных по разным обстоятельствам и причинам в инвалидность, приказано не замечать. Они есть в официальных переписках, приказах и постановлениях. Но живьем ни их, ни их близких не воспринимают. Они для отчетности и для мероприятий по случаю, например, Дня инвалида.

И приходится только удивляться инвалидам, их близким: как им удается плестись по жизни под бременем житейских невзгод, выживать на мизерные пособия и пенсии? Пожалуй, только чиновники и правители, представители правящих классов и кланов уверовали в то, что в нашей стране человек может прожить беспроблемно на 5-6 тысяч рублей. И уж тем более инвалид, которому и на работу ходить не надо. Сиди дома и бананы с ананасами жуй, буржуй, нахлебник государев... Инвалидам, напомним, до сих пор отказано в льготной оплате (то есть денежном эквиваленте) жилищных услуг. Обещают с нового года вернуть льготу. Но сдержат ли слово? Вопреки поговорке у нас слова обещаний воробьиной стаей летают над страной.

Да, собственно, и группу инвалидности получить сложно. Оформление проходит порой унизительно. И не всегда удается доказать степень своей нетрудоспособности. Эксперты даже глазам своим готовы не верить ради того, чтобы отказать инвалиду в «присвоении» второй и тем более первой группы. Деньги для государства экономят?

Стул - средство вспомогательное

История моего знакомого инвалида 3-й группы Алексея Ивановича обыкновенна и печальна. Но сразу обращаюсь к читателям со шкурным вопросом: нет ли у вас знакомых работодателей, которые захотели бы взять на работу моего знакомого инвалида? Официально, с белой зарплатой. Правда, Алексей Иванович не может ходить. Он лишь с трудом передвигается. Как? С помощью стула. Сначала выдвигает стул, держась за него обеими руками, потом делает шаг правой ногой, затем левой. Опять стул вперед и опять - правой, левой. Больше года назад, когда я его увидел (ему еще инвалидность никакую не оформляли), он и этого не мог делать. А сейчас - прогресс! До туалета описанным способом добирается минут за десять, а то и за пять. Он и сидеть может. Но недолго. А так все как-то его к кровати клонит. Эксперты из МСЭК уверены, что Алексей Иванович может ходить, но ленится. И убедить их в обратном он никак не может. Эксперты строго следуют приказу Минздрава, и вот опять в нынешнем ноябре Алексею Ивановичу присвоили 3-ю группу, то есть получать ему мизерные пособия. Эксперты считают, что его вполне можно трудоустроить. Ну где вы, сердобольные работодатели? Такого крепкого инвалида брать не хотите?

Вот и на бирже труда Алексея Ивановича не трудоустроят, а пособия ему по безработице не видать, так как надо являться на биржу два раза в месяц. Для Алексея Ивановича это невозможно. А супруга у него тоже никак не трудоустроится, хотя вполне здорова. Но сейчас дорога и предпочтение - молодым. Да и тем не всегда удается найти кормящую работу. А что говорить о женщинах с такими мужьями, за которыми нужен уход. В общем, супруга зарабатывает как и где придется. А Алексей Иванович сидит дома со своими болячками, в числе которых и диабет в начальной стадии своего развития. Нужна диета, а для этого - немалые деньги. Круг замкнулся.

Супругу можно не заметить, определяя степень жизнедеятельности

О нормативных документах, которым следуют эксперты, много распространяться не буду. Процитирую из приказа Министерства здравоохранения и социального развития № 1013н от 23 декабря 2009 года «Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы...» за подписью министра Голиковой (нижайший поклон высокочтимой даме от инвалида Алексея Ивановича!).

Поскольку эксперты «наградили» моего знакомого инвалида первой степенью (самой легкой) выраженности жизнедеятельности человека (каковы формулировочки, а?!), то и процитируем прежде всего способности этой степени. Ну, например, вот определение способности к передвижению первой степени: «способность к самостоятельному передвижению при более длительной затрате времени, дробности выполнения и сокращения расстояния с использованием при необходимости вспомогательных технических средств». Если не учесть, что посещать учреждения (поликлиники, биржи и прочее) Алексей Иванович не может без сопровождающей его супруги, которая довозит его на такси, иначе с помощью стула - шаг правой, шаг левой, Алексей Иванович и в ее сопровождении доберется до экспертов на комиссию к обеду, выйдя из дома в 7 утра, то вроде бы все сходится. Он действительно перемещается с помощью технических средств. Но вот если бы эксперты учли факт сопровождения супруги, то Алексей Иванович мог бы рассчитывать на вторую хотя бы степень, поскольку она определена так: «способность к самостоятельному передвижению с регулярной частичной помощью других лиц с использованием при необходимости вспомогательных технических средств». Улавливаете, читатели, смысл определений? Чувствуете, что экспертам дана воля. Хочешь присудить первую степень (то есть 3-ю группу) - игнорируй сопровождение жены, а смилостивившись, можешь учесть «частичную помощь других лиц». На том ведь и стоим, не так ли? И так можно повернуть, и эдак.

Эксперты «прописали» Алексею Ивановичу трость. А он, не поверите, не может ею пользоваться, потому как неизвестно какая именно нога при ходьбе потеряет чувствительность. То есть он идет - шаг правой, шаг левой, а потом вдруг какая-то из ног холодеет, он на нее наступает и падает. А килограммов в нем не меньше 120. То есть если он пойдет с тростью, но без сопровождения по улице (в транспорт войти не может, ноги не позволяют делать маневры по восхождению на ступеньки), упадет - никто, даже крепкие прохожие его не поднимут, а сам встать не сможет.

Ну так как, есть желающие трудоустроить моего знакомого инвалида? Предупреждаю сразу, в сторожа и вахтеры не пойдем. Можем в буквальном смысле сгореть на работе. Представьте, что-то загорелось в какой-то комнате пустого здания, сторож или вахтер (дневальный) Алексей Иванович идет посмотреть, пока дойдет (шаг правой, шаг левой), комната в огне. Он к телефону (стул вперед, шаг правой, шаг левой), ну и, не дойдя, сгорит вместе с обстановкой. Так что нам что-нибудь полегче. Какую-нибудь должность с кабинетом и спаленкой. А уж подписи ставить под документами вполне способны. Третья же группа инвалидности. Так что трудоустройте, будьте любезны. О материальной помощи и не заикаемся. Она так мала, что не стоит тех трудов и хождений, потраченных на ее оформление.

Алексей Иванович стоял на бирже труда. По просьбе редакции его освободили от двухразового посещения биржи. Сотрудники приходили к нему на дом и убедились, что действительно ему нелегко дается шаг левой-правой. Но не могут же они нарушать порядок долго? Освобождение от хождений закончилось. Как быть? Супруга не в состоянии его возить на такси. Пособие в месяц - 800 руб. На такси будет истрачена половина. Да времени уходит много и сил, и к тому же подвернулась работа. Временная. Решили на семейном совете отказаться от пособия. А стоять на бирже, зная, что все равно не трудоустроят, полная бессмыслица.

Голове Доуэля не видать группы как своих ушей

Как видим, инвалиды предоставлены на волю судьбы. А она не благоволит к таким «трудящимся» инвалидам. Да и не только именно к таким. Помощь им светит, но не согревает. Приказ Голиковой и исполнение его направлены, по мнению автора этих строк, на экономию средств за счет, по сути, отказа от помощи инвалидам и поддержки их в целом. Ведь если познакомиться с этим приказом, то волосы встанут дыбом не только на головах читателей, но и на голове профессора Доуэля. Ей и 3-ю группу инвалидности не дали бы. Чем работал профессор, занимаясь наукой, как не головой? Ему злодей Керн голову и оставил. Голова в рабочем состоянии. Сохранила ясный ум и способность к созданию гениальных идей, коими и пользовался злодей из известного романа Беляева. По сути, голова и была трудоустроена. А то, что положение у Доуэля (точнее, его головы) было хуже рабского, наших экспертов вряд ли взволновало бы. И не ждать ему никакой помощи и группы. Ведь голова сохранила, цитирую Голикову, ее приказ, касающийся легкой, первой степени выраженности жизнедеятельности человека, «способность к ориентации только в привычной ситуации самостоятельно и (или) с помощью вспомогательных технических средств». Ну, разве голова Доуэля потеряла данную способность? Н

ет. Даже свыклась с ситуацией. Цитирую далее: «...способность к общению со снижением темпа и объема получения и передачи информации; использование при необходимости вспомогательных технических средств помощи; при изолированном поражении органа слуха способность к общению с использованием невербальных способов и услуг по сурдопереводу». В общем, прочла голова - и не заикайся ни о какой группе в принципе. Далее - и без комментариев. Способность контролировать свое поведение для первой степени - «периодически возникающее ограничение способности контролировать свое поведение в сложных жизненных ситуациях и (или) постоянное затруднение выполнения ролевых функций, затрагивающих отдельные сферы жизни, с возможностью частичной самокоррекции». Способность к обучению - без цитат. Ясно, что голова профессора способна. Способность к трудовой деятельности - «способность осуществлять трудовую деятельность в соответствии с требованием к содержанию, объему, качеству и условиям выполнения работы». А кто из всех категорий инвалидов, кроме невменяемых, на это не способен? Ученая голова не исключение. Трудовая научная деятельность вполне ей доступна. Так что нет вам, профессор, по голиковскому приказу никаких пособий и пенсий по инвалидности. Такой вот у нас отдельно взятый гуманизм, а также порядок и оказание помощи с поддержкой. Светят они, да жаль, что не греют. Но министры и прочие лица высокого ранга, видимо, об этом не жалеют. И подозреваю, даже тому рады. Потому как цель по экономии на инвалидах и прочих обездоленных достигнута, не так ли?

Письмо в тему

Обследование за 3 тыс. рублей?

Когда готовилась эта полоса, в редакцию пришло письмо от читателя из Татищева. Юрий Викторович СИЛИН задал вопрос: почему ему не вернули 3 тыс. рублей, которые он был вынужден заплатить, чтобы пройти обследование для подтверждения инвалидности? И рассказал свою историю: «Я признан инвалидом бессрочно (?! - Авт.) в июле 2009 года. А в апреле этого года был направлен в ФГУМСЭК по Саратовской области для решения вопроса об усилении (так в письме. - Авт.) группы инвалидности. Направление и все медицинские документы готовились и направлялись Татищевской больницей. Однако председатель четвертого экспертного состава в обследовании отказала, заявив, что нет результатов РВГ, УЗДГ и так далее. Она выписала направления на недостающие обследования в Саратовскую областную поликлинику. Однако, когда я обратился с этими направлениями в поликлинику, мне было заявлено, что в ближайшие два месяца к этим специалистам не попасть. Но зато можно обследоваться, заплатив в кассу. Мне ничего не оставалось делать, так как направление, данное МУЗ ЦРБ Татищева, действительно в течение 10 дней. И я заплатил по квитанции около 3 тыс. рублей. Деньги мне за эти исследования вернуть отказались. Обратился в Татищевскую прокуратуру, но и там было отказано».

Думается, письмо читателя после его публикации вызовет неподдельный интерес со стороны областной прокуратуры. Надеемся, что стоящие на защите интересов инвалидов должностные лица из прокуратуры области (согласно Закону о прокуратуре) смогут если не вернуть нашему читателю немалые для него деньги, то хотя бы разъяснить причины и обстоятельства, из-за которых он оказался в замкнутом круге бесплатной медицинской и социальной помощи.

Станислав Шалункин

Источник: saratovnews.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ