Архив:

Гены заставили смерть подождать

Российские ученые останавливают неизлечимую болезнь, от которой страдает Стивен Хокинг и ежегодно умирают сотни тысяч людей по всему миру. Результаты вполне обнадеживающие: у трети пациентов болезнь «затормаживаются», и они живут, несмотря на обещанную смерть.

Болезнь Хокинга

Более ста лет ученые исследуют неизлечимое заболевание - боковой амиотрофический склероз (БАС). Оно связано с параличом и атрофией мышц, в отличие от других непобежденных и непобеждаемых недугов, совсем не редкое (ежегодно в мире регистрируется до 325 000 новых случаев) и практически несовместимо с жизнью. Даже ВИЧ-инфицированные люди могут прожить несколько полноценных десятилетий, а пациенты с БАС погибают в течение пяти лет, предварительно став инвалидами. Как правило, смерть наступает из-за паралича дыхательной системы. Исключений - единицы, например, всемирно известный физик-теоретик Стивен Хокинг.

БАС развивается из-за гибели двигательных нейронов (мотонейронов): мышцы перестают получать нервные импульсы, а потом из-за бездействия постепенно отмирают. Хотя БАС - это заболевание нервной системы, лишь в некоторых случаях пациенты утрачивают умственные способности. Но при гистологическом анализе ученые находят молекулярные признаки деградации нейронов головного мозга. Удивительно и то, что у пациентов с БАС погибают почти все мотонейроны (нейроны спинного мозга, обеспечивающие движение мышц). В живых остаются лишь те, что отвечают за движение глаз и испражнение.

Доказано, что гибель нейронов может быть унаследованной (мутация по гену SOD1), но чаще всего это происходит спорадически - по непонятным причинам. «Причиной заболевания может быть окислительный стресс, протеолитический стресс, нарушение аксонального транспорта, «медленная» вирусная инфекция, - рассказывает Сергей Иллариошкин, руководитель Отдела исследований мозга Научного центра неврологии РАМН. - Генетический фактор имеет место лишь в 5-10% случаев».

Лекарства от БАС

Мор мотонейронов чаще всего начинается в зрелом возрасте (после пятидесяти лет), у мужчин это заболевание встречается в два раза чаще, чем у женщин.

«Лекарств от БАС нет, единственный препарат, рилузол, увеличивает продолжительность периода в течение которого пациенту не требуется проводить ИВЛ (искусственная вентиляция легких), - продолжает Сергей Иллариошкин. - Но в России рилузол не зарегистрирован, поэтому его у нас просто нет. Эффективность других лекарственных средств, в том числе препаратов лития, не доказана».

«В разработке лекарств, увеличивающих выживаемость мотонейронов, используется несколько факторов: нейротрофины (BDNF, NT-3, NT4/5), цитокины(CNTF, LIF, кардиотрофин-1), трансформирующие ростковые факторы (GDNF, neuroturin, persephin), инсулиноподобные ростковые факторы (IGF-1, IGF-2) и гипоксия -индуцибельные факторы (VEGF, эритропоэтин, ангиогенин), - объясняет Сергей Иллариошкин. - Мы выбрали последнюю группу».

VEGF (Vascular Endothelial Growth Factor) кодирует синтез фактора роста эндотелия сосудов, стимулирует рост кровеносных сосудов. Более того, VEGF - это еще и нейропротективный (защищающий нейроны) фактор. «Он регулирует ветвление и рост мелких сосудов и капиллярной сети, - продолжает Сергей Иллариошкин. - VEGF принимает непосредственное участие в росте длинных отростков нейронов (аксонов) и процессах нейрогенеза».

Более того, в экспериментах и исследованиях ученые показали, что мутации связанные с VEGF увеличивают риск развития БАС и вызывают болезни двигательных нейронов, снижение уровня VEGF в биологических жидкостях пациентов с БАС коррелирует с тяжестью заболевания, рассказывает профессор Иллариошкин. А важнейший помощник VEGF - ангиогенин (ANG), эти два фактора действуют сообща, выполняют схожие функции и дополняют друг друга.

Новое лекарство

Потенциальные терапевтические возможности этих двух факторов (VEGF и ANG), ученые доказали в эксперименте с мышами, заболевшими БАС из-за мутации по гену SOD1.

Генетики использовали рекомбинантный аденовирусный вектор, несущий целевой ген. «Используемый вирус не вызывает вирусную инфекцию и не интегрируется в геном, выводится из организма в течение 4-5 недель, - объясняет Сергей Иллариошкин. - Он способен проникать как в делящиеся, так и в неделящиеся клетки, обеспечивает высокоэффективную экспрессию терапевтических генов».

Биологи сначала испытали геннотерапевтическое лекарство на мышах, после чего принялись лечить безнадежных пациентов, отобранных с учетом стадии заболевания, опыта лечения и наличия сопутствующих патологий (всего 28 человек).

Десять пациентов получали внутримышечную инъекцию, доставляющую гены VEGF и ANG (AdV VEGF+ ANG), девять - уколы с генами VEGF и IGF-1 (AdV VEGF+ IGF-1). Еще девять человек вошли в группу контроля - им врачи кололи пустышку (плацебо). За период наблюдения (около двух лет) из десяти пациентов первой группы умерли 2 человека, из второй - 3, в группе плацебо-контроля погибли 6 человек.

Учитывая биохимические и физиологические показатели пациентов с БАС, врачи перешли к новой фазе клинических испытаний (всего 60 человек). Группа плацебо-контроля теперь исключена из дизайна исследования, все пациенты получают инъекции AdV VEGF+ ANG. «У 15% участников исследования заболевание стабилизировалось, у 18% замедлилась прогрессия заболевания, - завершает профессор Иллариошкин. ­- Думаю, что 33% успеха - это достойный результат для того, чтобы продолжать начатую работу».

Алла Солодова

Источник: infox.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ