Архив:

Школа "простых" и "особенных" детей

В Общественной палате РФ 6 декабря участники круглого стола обсудили состояние и перспективы инклюзивного (от франц. inclusif - «включающий в себя» и от лат. include - «заключаю, включаю») образования в России. Обычно термин «инклюзивное образование» используется, когда речь идет о процессе обучения детей с ограничениями возможностей здоровья в общеобразовательных школах.

Согласно идеологии инклюзивного образования, любая дискриминация учеников недопустима. Какие бы сложности со здоровьем не испытывали дети, они имеют право на такое же отношение к себе, как и здоровые, при том, что могут рассчитывать на особые условия обучения, в зависимости от имеющихся проблем. По мнению педагогов-приверженцев системы инклюзивного образования, дети с нарушениями зрения, слуха, речи, опорно-двигательного аппарата вполне могут учиться и проводить досуг вместе с так называемыми «обычными» детьми, а не в интернате или специализированных школах. Такое возможно, если сами они и их родители того пожелают, а школа обеспечит «проблемного» ребенка всем необходимым ему для полноценной учёбы. Но, если с первым условием и не будет проблем, то возможности российских школ по обучению детей с ограниченными возможностями здоровья, к сожалению, очень и очень ограничены.

Дело не только в том, что далеко не все даже московские школы оборудованы подъёмниками для инвалидных колясок и не в каждой школьной библиотеке есть все необходимые (или хоть какие-то) учебники со шрифтом Брайля. Дело в том, что сами педагоги даже психологически, не говоря уж о специальных профессиональных навыках работы, не готовы к тому, чтобы в классе появился один или несколько «особенных» учеников. Что говорить о детях, которые могут просто не захотеть сесть за одну парту с ребёнком-колясочником, не захотят помочь ему? Ведь, по словам директора региональной общественной организации инвалидов «Перспектива» Розы Денис, многие руководители школ и сами учителя отказываются даже проводить так называемые «уроки доброты», в которых бы участвовали дети с особенностями развития, - «как бы чего не вышло», как бы не огорчить, не испугать печальным зрелищем здоровых детей, к такому не привычных.

О необходимости оказать поддержку детям с ограниченными возможностями говорил днём ранее в Общественной палате РФ и Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов. Только вопрос уже стоял гораздо острее - о том, как сделать, чтобы родители не отказывались от детей-инвалидов. По словам омбудсмена, в российских интернатах находится около 200 тысяч детей с ограниченными возможностями, от которых отказались родители. Причина - люди не готовы к такому повороту событию - рождению ребёнка с инвалидностью, дальнейшему его лечению, а также это страх и боль, что этот человечек не сможет интегрироваться в общество. Важно, по словам Астахова, чтобы такие семьи не воспринимали эту проблему как трагедию. И чтобы этого не было, таким семьям нужна помощь, как психологическая, так и материальная. «Важен фактор поддержки людей, которые столкнулись с такой проблемой. Необходимо, чтобы они знали, что государство всегда будет стоять рядом, и не на уровне Кремля, а на уровне чиновника в регионе, который сразу придёт на помощь. Им должны помогать, предлагать программы реабилитации. Тогда отказываться от таких детей будут меньше - вот что важно», - отметил он.

Важно ведь то, чтобы у такой семьи была уверенность в будущем своего ребенка, в том, чтобы он не был изгоем, чтобы желание, в котором дети с физическими ограничениями мирно играют и учатся вместе с теми, у кого таких ограничений нет, смогло быть реализовано.

Своим мнением о том, как приблизить миф к реальности, а также о том, зачем, собственно, ребёнку-инвалиду учиться наравне со здоровыми школьниками, корреспонденту «Трибуны Общественной Палаты» рассказали такие эксперты в области образования, как заведующая отделом непрерывного образования лиц с ОВЗ Центра реабилитационно-коррекционного образования Федерального института развития образования, инвалид по зрению Ирина Зарубина, директор Учреждения Российской академии образования «Институт психолого-педагогических проблем детства» Татьяна Волосовец, член Общественной палаты РФ Любовь Духанина, заместитель руководителя Центра реабилитационно-коррекционного образования Федеральный инститого института развития образования Борис Белявский

Источник: top.oprf.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ