Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Соцзащита: диалог "без галстука"

Почему по выделенным полосам не могут ездить соцтакси? Почему подъемники в подъездах москвичей с ограниченными возможностями устанавливают выборочно? А если все-таки устанавливают, то далеко не всем выдают к ним ключи? На эти и другие вопросы общественности в беседе "без галстука" ответил глава департамента социальной защиты населения Владимир Петросян.

"А фронтовые сто грамм будут-то?" - аккуратно интересуется пенсионер, тщательно инспектируя стол с чаем и пирожками, пока экскурсоводы "Музея героев" знакомят министра соцзащиты с новой экспозицией. "Какие граммы?! Здесь не положено!" - строго отрезает дама по соседству. Но даже этим неутвердительным ответом вопрошавший вполне удовлетворяется: нет - так нет, для важных дел собрались все-таки.

Просьб у представителей общественных и ветеранских организаций Юго-Западного округа, как и ожидалось, накопилось порядком. А вот чего не ожидалось, но что приятно удивило: к прошениям и замечаниям перешли сразу, отступив от заведенного регламента с пространным монологом о достижениях и перспективах. "Давайте начнем с конкретики, - дружески предложил Владимир Петросян, усаживаясь за общий стол. - А то вы знаете, я могу говорить часами".

"У нас в округе не хватает подъемников для инвалидов в подъездах", - нашелся кто-то из общественности. "А сколько нужно?" - уточнил Петросян. "380". "Сделаем", - проблема номер раз решилась за каких-то полминуты. Да и, как подчеркнул глава профильного департамента, для Москвы сегодня куда более актуальна другая: даже там, где подъемники уже установлены (а таких домов в городе немало), далеко не все жильцы с инвалидностью могут ими беспрепятственно пользоваться. Ключом от устройства заведует оператор. И когда оператор нужен, его, по закону подлости, не оказывается на посту. "Я сейчас добиваюсь, чтобы у каждого инвалида был ключ", - подчеркнул Петросян.

Здесь стоит пояснить, что здания советской застройки в подавляющем большинстве (процент их приспособленности не превышает 10) реконструкции не поддаются: их нужно либо сносить, либо, что и делают власти, доводить до ума с помощью компенсирующих приспособлений - тех самых подъемников, о которых пенсионеры заговорили с министром, ступенькоходов или, скажем, дополнительных кресел-колясок. Современные спальные многоэтажки, магазины, муниципальные учреждения, как правило, доступны на 100%. Почему "как правило"? Потому что некоторые из вновь введенных объектов строились по старым проектам - в подобных случаях барьеры, опять-таки, устраняют частично.

Но даже это вмешательство многих не устраивает: кому-то, к примеру, внеплановый пандус мешает вольготно ходить по исконно общему и в меру широкому тротуару. Ну а как иначе? "Я против строительства специализированных домов, в которые можно запихнуть всех инвалидов, - отметил Владимир Петросян. - Это резервация. А наша задача - интегрировать людей с ограниченными возможностями в общество и создать в городе такие условия, которые были бы удобны для всех. Вот кто-то говорит: зачем в доме подъемник, там один человек, надо его переселить. Но ведь если сегодня в этом доме нет инвалида, это не значит, что его не появится там завтра. В конце концов: инвалид может приехать в гости".

Печально, но несмотря на емкую стратегию "перепланировки" города, несмотря на четко сформулированные задачи и на миллионы уже ассигнованных рублей, по признанию Петросяна, для столицы по-прежнему актуальна проблема качества строительных работ - не отсутствия СНиПов, не остаточного финансирования (на соцпрограммы направляется более 50% всего московского бюджета), а элементарной профессиональной неграмотности подрядчиков.

"Я как-то раз поехал проверить жалобу - мол, неправильно кладут на таком-то переходе тактильную плитку, - рассказал Петросян. - Приезжаю: сидит таджик и расписывает ее всеми цветами радуги, раскладывая не по нормативу, а сообразно со своим эстетическим восприятием. Ты чего, спрашиваю, делаешь?! А так, говорит, красиво". "Вы понимаете! - возмутился глава департамента. - Ему - красиво. А остальным - ноги ломай. Но я этого таджика не виню, бедного. Я виню тех бестолковых, которые им руководят". "Так обидно бывает, - признался он. - Деньги вроде выделяются большие, а люди снова и снова жалуются".

Останавливаться, впрочем, не нужно: "сообщайте в департамент обо всех нарушениях, которые вы видите, звоните, пишите, приходите на приемы", - настаивал Петросян, подчеркивая необходимость "единым фронтом идти против людей, которые коверкают достижения безбарьерного строительства". Которые, например, заливают у травмпунктов пандусы под углом в 45 градусов и из-за которых посетителям на колясках после часа-двух безрезультатных попыток показать перелом местному врачу приходится вызывать "скорую". Собственно, этот недогляд вместе с точным адресом недоглядевших глава департамента соцзащиты тут же, за чашкой чая, "взял на карандаш".

Согласился он и с предложением разрешить соцтакси заезжать на выделенные полосы для общественного транспорта, которые, разгрузив трафик, стали серьезной проблемой для льготников. Чтобы доставить пассажира точно в указанное место, гостаксисты теперь вынуждены проезжать лишние километры по окольным дорогам. Платит за неудобства, разумеется, клиент. В общем, и над этим вопросом обещано было подумать.

Далее речь зашла о бесплатных сиделках. Вернее, о том, как их у нас мало. В службе Московского дома ветеранов всего 365 штатных мест. Одиноким труженикам тыла приходится платить за внимание частным компаниям - по 30 тыс. рублей ежегодно (причем, понятно, в лучшем случае). Заслушав жалобу, Владимир Петросян напомнил, что в 2012 году на расширение службы сиделок при МДВ из бюджета города будет выделено дополнительно 100 млн рублей.

В ответ представители общественности подняли вопрос о выплатах по уходу за тяжело больными родственниками. Сегодня неработающих (это обязательное требование) сыновей и дочерей государство поощряет суммой в 1200 рублей в месяц. Это пособие глава профильного департамента назвал "бредом", отметив, что кое-что в этом направлении все же меняется. Так, москвичи, ухаживающие за детьми-инвалидами, вскоре будут получать по 6 тыс. рублей. Детство, напомним, строго очерчивается 23 годами. Правда, по уточнению Петросяна, только "пока".

"Никто не говорит, что все сделано, - добавил министр, - но ведь многое делается". И вот по этому пункту возражений не возникло ни у кого. Одно то, что существующие проблемы власти научились обсуждать с теми, кто непосредственно с ними сталкивается, стоит многого. Примечательно, например, что работы по приспособлению среды в городе - начиная с проектирования и заканчивая приемкой - с октября 2010-го контролирует Общественная инспекция по делам инвалидов, куда вошли как специалисты в области строительства, так и люди с ограничениями здоровья. Нарушения, как мы уже слышали и наверняка не раз видели, бывают: без помарок при действующей системе проведения конкурсов на госзакупки строить, увы, не получается. Но тем не менее, ни один объект в Москве не вводится в эксплуатацию до устранения замеченных этой - самой заинтересованной - комиссией недочетов.

Единственная просьба властей - не критиковать систему огульно: город всегда готов рассмотреть, проверить и исправить ее конкретные недоработки.

Дарья Миронова

Источник: rosbalt.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ