Архив:

Приходи к нам, тетя Лошадь, нашу детку покатать

Об иппотерапии я впервые услышала лет пять назад. Коллега рассказал, что у его маленькой внучки с ДЦП появились значительные улучшения с тех пор, как ее стали водить на занятия верховой ездой. Некоторое время спустя иппотерапия всплыла в разговоре со знакомым массажистом. На мой вопрос: "Что такого может сделать лошадь, чего не может человек?" - он ответил, что верховая езда положительно воздействует на те мышцы, традиционный массаж которых невозможен (к примеру, внутренняя поверхность бедер). И тем не менее официальная медицина не торопится признавать иппотерапию...

В столице Хакасии сейчас работают три иппотерапевта. Одна из них - Елена Ултургашева. Она окончила в Москве курсы инструкторов по лечебной верховой езде в Национальной федерации инвалидного конного спорта России. Теперь она и ее конь, полутяжеловоз Табат, проводят занятия с детьми и взрослыми, помогая им справляться не только с физическими недугами, но также со страхом и неуверенностью. "Человек только тогда может полноценно развиваться, когда он не ограничен своими страхами, - рассказывает Елена, - у тех же детей с ДЦП страх поднять руку или ногу зачастую усиливает их спазм, а когда во время верховой езды работа мышц неосознанна, ребята потом легче учатся ходить".

От Дидро до наших дней

Российская школа иппотерапии молода, недавно отметила двадцатилетие. Впереди планеты всей, как выяснилось, - французы. Они могут похвастаться не только старейшей в Европе школой, но и официальным признанием, доказательством которого является государственный вуз, где обучают иппотерапевтов.

- Первым, кто заговорил об иппотерапии (это было в середине XVIII века), - французский философ Дени Дидро, - рассказывает Елена. - Во Франции готовят профессиональных лекарей этого профиля. К поступающим в институт огромные требования: медицинские знания плюс верховая езда. Мощное иппотерапевтическое направление существует в Германии. Неофициальный институт есть в Грузии. Кстати, у нас в стране иппотерапия началась именно с грузинской школы подготовки врачей-реабилитологов, что работала там еще при СССР. В программу реабилитации спортсменов-олимпийцев входила верховая езда. Именно там начинала свою работу основатель российской школы иппотерапии, президент Национальной федерации инвалидного конного спорта Ноэми Роберт. Она реабилитолог по образованию, защитила докторскую по лечебной верховой езде.

Иппотерапия - процесс сложный. Практикующий ее специалист должен быть в одном лице и медиком, и спортсменом, и психологом.

- Где найти таких? - задает риторический вопрос Елена. - Обычно функции разделяются на троих: конник, помощник, который держит ребенка, иппотерапевт, ведущий занятия, ну и сам конь. Но это нереально дорого. Только в Москве работают по этой системе, там есть кому платить.

Представь, что ты кочевник...

Идет занятие. Табат степенно движется по кругу, на спине его сидит маленький наездник. Елена работает одна, ее единственный помощник - сам конь. Он тоже прошел специальную подготовку и выполняет работу со всей ответственностью.

- Держись прямо, голова и плечи должны быть неподвижными, - объясняет Елена, - прочувствуй движения лошади и следуй за ними.

Когда ребенок привыкает к ходу коня и приноравливается волнообразно покачивать нижней частью тела в такт шагам Табата, тренер дает следующее задание: лечь на гриву.

- Древние кочевники полжизни проводили на лошади, в пути они даже спали в седле. Представь, что ты кочевник, расслабься.

По ее глубокому убеждению, если ребенок в процессе взросления имеет возможность общаться с таким большим и лояльным по отношению к нему животным - лошадью, он вырастет более цельной, самодостаточной личностью. Присутствия родителей тренер не одобряет. И этому есть объяснение:

- Лошадь требует от пациента большей самоотдачи, чем сможет потребовать родитель. Поэтому занятия лучше проводить без сочувствующих родственников. При них ребенок может сознательно капризничать, но капризы заканчиваются, когда ему нужно сосредоточиться только на себе, лошади и словах иппотерапевта. А иногда, - улыбается Елена, - родителей тоже нужно сажать на лошадь, чтобы убедить в эффективности метода. Или вы верите мне на слово - или садитесь на коня.

Врачи в шоке

- Сразу скажу, что НЕ лечат иппотерапией: генетические заболевания, особенно связанные с умственной деятельностью. Однако симптоматику большинства болезней иппотерапия снимает. Она не избавляет от самого недуга, но качественно улучшает жизнь пациента. Хорошо лечатся сколиоз до третьей стадии, задержка физического и психического развития у детей (особенно связанная с родовыми травмами), гидроцефалия. В Грузии разработали методику лечения сердечно-сосудистых заболеваний вплоть до предынфарктного состояния, но ее реализация требует серьезных медицинских знаний, я за нее не взялась бы, - поясняет Елена. - Поддается коррекции ДЦП. Занимался у нас мальчик. До меня он уже ездил на лошадях два года, и к моменту, когда я стала с ним работать, он только-только научился сидеть на лошади с опорой. Но через три месяца он пошел самостоятельно, а на коне стал ездить без опоры. Полгода занимается девочка трех лет. Она даже сидеть не могла. Но интеллект у нее очень высокий, чрезвычайно умная и рассудительная. Через месяц занятий она стала самостоятельно сидеть на стуле, а вскоре свободно уже и на лошади. Есть у меня ребята-аутисты. Нас учили с ними работать. Главное - постоянно разговаривать, это поддерживает их связь с окружающим миром. У аутистов зачастую неординарные способности, но они не могут жить в реальности. Первое время они чувствуют себя на лошади как в невесомости. У них вообще нет страха перед животными. И если этот страх вдруг появляется - для меня радость. Это прогресс. Одна девочка-аутистка занимается у меня с мая, и она стала общаться, разговаривать - и со мной, и с родственниками. Врачи в шоке.

Иппотерапия, как выяснилось, показана и при психосоматических заболеваниях, так как влияет не только на тело, но и на душевное состояние. И в этом моменте чрезвычайно важно сотрудничество человека и четвероногого доктора, подчеркивает Елена:

- Самое важное, что я могу сказать о природе иппотерапии, - то, что излечение происходит не столько в процессе езды на лошади, сколько в процессе общения с нею. Конь всегда дает понять, когда ты не прав. У него не бывает ложной преданности. Он не терпит непостоянства. Лошадь - очень организованное существо, и требует того же от человека. Только если ты ей это обеспечишь, она может пойти на уступки и выполнит то, что хочешь ты. Все, что делается иначе, делается под насилием.

Иппотерапия - не панацея, и гарантии стопроцентного исцеления никто не даст. По словам Елены, срок проявления результатов - три месяца. Есть прогресс - значит, надо продолжать, нет - надо искать другой способ.

Путь к призванию

- Закономерный вопрос: как ты пришла к этой профессии?

- Еще будучи маленькой девочкой, восхищалась красотой и мощью этого животного, мне не хватало чувства защищенности, которое дает лошадь. К тому же у меня девичья фамилия "лошадиная" - Буланкина. Я с детства пыталась найти с лошадьми общий язык, завоевать их доверие и любовь. И была очень огорчена, когда они не разделили моей любви: кони любят только равных себе. В том смысле, что они не терпят слабых духом людей. У них очень сильно развито чутье. Слабый человек неадекватен, способен на непредсказуемые поступки, а лошади боятся всего непредсказуемого. В итоге, когда я прошла в жизни несколько этапов душевной работы, я поняла, что готова с ними общаться. Решила попробовать заново и оказалась права.

- Почему не спорт?

- Спорт - это удел азартных людей. Азартный всегда к чему-то стремится, он всегда в поиске, ему некогда и незачем останавливаться. У меня нет таких устремлений. Общение с животными, как и с людьми, не терпит суеты. Лошадь для азартного человека, по большому счету, - инструмент для достижения цели. А для меня - источник познания и самопознания. Лошадь требует от человека пребывания в здравом уме и твердой памяти. У всех, кто по жизни связан с конями, в умственном плане все в порядке. Если ты любишь лошадь, ты должен себя перестроить, дисциплинировать.

- Сколько времени прошло от идеи заняться иппотерапией и до реализации цели?

- Вся сознательная жизнь. Первая лошадка, которая помогла мне, была нарисованной. Я нарисовала ее в пять лет в детском саду, и после этого мои враги сделались моими друзьями - как это не назвать иппотерапией?

Ольга Кноблюх

Источник: gazeta19.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ