Архив:

Учитель, слабо залезть под стол?.. Ради ученика

Их 28 человек, второклассников. Кто-то может спокойно слушать учителя, кто-то даже минуты не в состоянии усидеть на месте. И последних больше. Когда я в первый раз в конце сентября попала в этот класс (веду у этих ребят журналистику), у меня было ощущение, что я нахожусь в том самом «Ералаше» с Хазановым в главной роли, где, помните, он подбил муху и только тогда все дети «сдали оружие». Между тем эта школа - одна из лучших в Эжвинском районе, победитель конкурса в рамках нацпроекта «Образование», а класс - один из лучших в школе!

За два месяца я успела привыкнуть к ним, но пока так и не смогла найти подход к каждому. Представляю, в какой бы растерянности я была, если бы у меня на занятии присутствовал ребёнок, как сейчас говорят, с ограниченными возможностями, например глухой или безрукий, или с психическими отклонениями. Что бы мне пришлось придумывать, чтобы их включить в общий образовательный процесс?..

Тема инклюзивного образования в обычной общеобразовательной школе, в которой любой ребёнок, каким бы он ни был (гением или умственно отсталым, здоровым или калекой), ощутил бы себя способным и успешным, является извечной. Обычно, когда в современном обществе говорят об инклюзии, имеют в виду детей-инвалидов, наверно, потому что им в силу физических особенностей труднее участвовать в происходящих событиях наравне со здоровыми сверстниками. Стоит ли повторять всем известные вещи, что в своём большинстве школы не имеют пандусов, лифтов, поручней и других приспособлений, которые могли бы облегчить передвижение нуждающихся в этом? Мне бы не хотелось сужать понятие инклюзии до инвалидов. Дело в том, что нередко за порогом школы остаются дети, не имеющие официального статуса инвалидности, например, дети с аутичными склонностями, с дефицитом внимания, гиперактивные и другие. Зачастую школа их выводит на индивидуальное обучение, лишая тем самым очень важного аспекта образования и воспитания - возможности социализации в среде ровесников и, в целом, в школьном коллективе.

Инклюзия не приговор

У меня в клубе занимается Матвейка* - не мальчик, а шило в попе - гиперактивный ребёнок. Если мы в походе переходим речку, то именно он падает с бревна, если греемся у костра, то именно у него сгорают штаны от искры. Уследить за его перемещениями в пространстве почти невозможно, как и усадить его на стул во время занятия в кабинете. Так вот, он учится в школе, но на «индивидуалке», потому что, когда он находится в классе, где рядом ещё 25 таких ребят, учитель не в состоянии дать нормально урок. Спрашивается: Матвейка виноват в том, что он такой? Конечно, нет. Он просто такой, какой он есть. Но он имеет право на школьное образование - именно в классе! Проблема в том, что школа не может обеспечить реализацию его права. В данном случае не может потому, что не готовы педагоги: Матвейкино поведение попросту не укладывается в стандартную преподавательскую модель. Если ребёнок залезет под парту, залезет ли к нему учитель, чтобы всё-таки научить его чему-то?.. Утрирую, конечно, но, согласитесь, соль в этом вопросе есть и он не риторический.

Саша - незрячий. В прошлом году его родители создали прецедент: обратились в суд, чтобы защитить право сына на обучение в общеобразовательной школе. Суд был выигран - ребёнка приняли в сыктывкарскую школу №18. Чиновникам управления образования пришлось решать вопросы с поиском тифлопедагога и учебников, написанных шрифтом Брайля. И это нормальный современный подход, потому что именно школа должна приспосабливаться под нужды ученика, а не ученик под школу. Конечно, у Александра есть индивидуальные занятия с учителями, когда он рельефно-точечным способом выполняет необходимые задания, но в целом он учится вместе со всеми детьми по обычной программе. Мальчику очень нравятся уроки музыки, на них он приходит в класс за свою парту. Школа № 18 - единственная в столице Коми, использующая специальные средства для обучения детей с особенностями развития. Так, в этой школе, например, есть пандус. Также в ней, единственной в Сыктывкаре, могут учиться дети по общеобразовательной программе VII вида, то есть те, кто имеет отклонения в психическом развитии, для них создан специальный класс. На самом деле это не «включение» в чистом виде, но уже на пути к нему...

Школа равных возможностей

По-настоящему инклюзивное образование я встретила в Ухте, в общеобразовательной школе №16. Сегодня в ней учится 16 детей-инвалидов, не считая тех ребят с особенностями, кто не имеет такого «звания». Из этих 16 особенных детей только два ребёнка занимаются с учителями на дому в силу «невыездного» состояния здоровья.

Школа переоборудована под комфортное пребывание в ней любого ребёнка, в том числе «колясочника»: есть пандус, широкие двери, отсутствуют пороги, сделаны специальные туалеты, сенсорная комната, кресло-каталка, ортопедические кресла и многое другое - это то, что я увидела своими глазами.

С 2006 года в школе разработана и реализуется комплексная целевая программа «Воспитание здорового человека в условиях инклюзивного образования». Ныне эта школа имеет статус Ресурсного центра по работе с обучающимися с ограниченными возможностями здоровья.

- Расскажите какой-нибудь запоминающийся случай, связанный с «необучаемым» ребёнком, - попросила я у заместителя директора по учебной работе Инны Бозовой после осмотра непривычной для обыкновенной школы мебели.

- У нас тут каждый день, как особый случай, - улыбнулась она. - Постоянно какие-то открытия происходят. Вот поступил к нам в школу мальчик, который вообще не говорил. Он занимался с логопедом у меня в кабинете. Первое занятие: я прислушивалась-прислушивалась - ничего не понимала из тех звуков, что у него получалось произнести. Второе, третье занятие, четвёртое... - и тут я осознала, что понимаю, что говорит этот ребёнок. Радости-то было у всех!

- Поначалу мы, педагоги, задумывались о том, что дети или их родители не примут «необычных одноклассников», - продолжает Инна Леонидовна, - но, оказалось, напрасно: никаких проблем с принятием не было. Наоборот, ребята зачастую спорили за возможность проводить товарища до другого кабинета или столовой, помочь ему донести вещи или привезти кресло. Сложнее было с преподавателями: чтобы учить таких детей, нужен индивидуальный подход и опыт. Сегодня мы можем поделиться накопленным опытом через специальные семинары для педагогов города. Кроме того, в классах, где есть особенные дети, всегда работаем командой: социальный педагог, психолог, логопед, предметник, методист, медик. Учителю не так трудно, когда его все поддерживают и помогают. Но при инклюзии в образовании просто необходима система сопровождения. В школе должны быть законные ставки для тьюторов, которые в любом школьном процессе могли бы помогать «сложным детям».

С надеждой в лучшее

Ухтинская школа №16 - единственное на всю республику образовательное учреждение, которое готово принять на обучение ребёнка с любым диагнозом. Одной из главных задач, стоящих перед школой, является создание индивидуального образовательного маршрута для каждого «особого» ребёнка. Все понимают, что сложно подтянуть ребёнка, который в семь лет ещё не умел говорить, к одиннадцатому классу до уровня здоровых сверстников. Ко всем трудностям, которые переживают особенные дети, добавляются частые болезни, отъезды на лечение. Тем самым ребёнок не по своей воле на длительное время выпадает из учебного процесса. Это значит, что у таких детей должна быть своя образовательная программа. Но тогда должны быть и свои образовательные стандарты и, как следствие, своя индивидуальная форма итоговой государственной аттестации!

Инклюзивное образование сталкивается со многими проблемами. Например, такими, как отсутствие ФЗ о специальном образовании, общие стандарты образования и отсутствие специальных стандартов (находятся в разработке), а также единообразие формы сертификата об окончании общеобразовательной школы. Педагоги надеются, что в новом Законе об образовании появятся статьи, регламентирующие инклюзивное образование, потому что сама жизнь подсказывает, что дети должны учиться вместе.

Читайте продолжение темы в ближайшее время.

Анна Бобрецова

Источник: komikz.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ