Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Я вижу свою дочь не глазами, а всем своим сердцем

У воронежского инвалида, самостоятельно вырастившего дочь после развода, могли бы поучиться не только многие мужчины, но и женщины. В далеком 80-м, во времена, когда дети после развода практически всегда безоговорочно оставались с матерью, Николай Сухинин сумел убедить суд, что девятилетняя дочка должна расти с ним, несмотря на его слепоту. Сейчас Лене уже 40 лет, и самыми яркими впечатлениями в жизни она обязана своему любимому папе Коле. Сам не видя солнца с 1942 года, Николай Федорович силой своей отцовской любви сделал жизнь своей единственной дочери по-настоящему светлой и солнечной. Недаром говорят, что настоящая любовь - это свет в душе...

«Мы нужны друг другу...»

На момент развода девочка уже шесть лет была фактически с папой, хотя они и жили все вместе. Мать Леночки, молодая здоровая женщина, в 27 лет вышла замуж за незрячего, уже имея сына от другого мужчины.

- Жена не пила, но, как бы это сказать помягче, мало нами интересовалась... К трем годам Леночка переболела воспалением легких 14 раз! - рассказывает Николай Федорович. - Я преподавал тогда математику в нескольких местах: в железнодорожном и монтажном техникумах, в финансово-экономическом институте... Жену Татьяну провел по документам как своего секретаря, который полагается незрячим. А сам ходил на работу один. При этом жена, сидя дома, ничего не успевала. Вхожу домой вечером, а она: «Сходи-ка за хлебом!» Но самое страшное, что она за дочкой как надо не следила: то оденет не по погоде, то на сквозняке оставит, то ночью одеялом не укроет... Когда у маленького ребенка обнаружили признаки астмы, я понял: дальше нам не по пути, надо что-то делать. Мы тогда жили в двухкомнатной квартире, которую я получил как инвалид первой группы по зрению. В одной комнате жил сын жены, а вторую я предложил разделить пополам. В одной половине теперь была жена, а в другой - мы с дочкой. Причем я, чтобы девочке было больше воздуха, фактически жил в кладовке, у нее в головах.

Так семья прожила шесть лет, до самого развода.

- Папа мне даже воротнички и манжеты к школьной форме пришивал, - рассказывает Елена. - Спрашивает в конце недели: «Грязненькие?» Я киваю. А мамы вечно дома не было, даже ночевать не всегда приходила...

Разводиться с мужем Татьяна, по всей видимости, не спешила. Николай Федорович говорит, женщину устраивали льготы супруга-инвалида.

- Когда я приходил в продуктовый в черных очках, с палочкой, держа за руку маленькую Леночку, все расступались, - вспоминает мужчина. - Мне давали подешевле и без очереди все, что тогда было дефицитом. А Татьяна... Доходило до того, что она уносила продукты своему любовнику: «Надо же мне его чем-то кормить?!»

Кроме того, пока супруги по документам были вместе, оставался шанс получить еще одну квартиру. А еще у Николая была машина, которую водила она, Татьяна.

А что касается чувств... Теперь, дожив до 73 лет, Николай Федорович почти уверен, что их и не было. Познакомились, вспоминает он, через одного незрячего паренька. У него была сестра, у сестры - подруга. Разговорились, слово за слово, и подумалось: чем не вариант? Татьяна не красавица, к тому же с ребенком. Николай же, хоть и не видит, зато все умеет делать, надежный, ответственный - буквально создан для семьи. Опять же с льготами. Так и сошлись - в 1969-м.

Даже на фотографиях тех лет Николай, хоть и слепой, а красавец: стоит на ногах твердо, прямо, как стена. Рядышком - Татьяна. Никто и подумать не мог, что в союзе инвалида и здоровой женщины главой семьи, снабженцем и воспитателем ребенка в одном лице станет именно он, Николай...

За папу, за маму

- Я лишился глаз в четыре с половиной года, живя в деревне. Шла война, взрослые пахали на коровах поле, подцепили из земли какую-то интересную штучку. Она на пестик была похожа, которым мама картошку толкла, только с крылышками. Я эту диковину незаметно поднял, отнес в ближайший окоп и бросил в костер. Она и рванула...

Очнулся Коля только через двое суток: одного глаза не было вообще, другой вытек частично и не видел. С тех пор жизнь и погрузилась для ребенка во мрак. Несмотря на увечье, Коля закончил сначала спецшколу, потом специнтернат, а затем и математико-механический факультет ВГУ.

- Считается, тому, кто раньше видел, легче. Он хоть что-то помнит из своей зрячей жизни. Но я тогда был совсем маленьким. И своими глазами видел только маленькие деревенские домики, поля да избу, а жить привелось в большом городе. Поэтому до всего доходил интуитивно. А тут еще жена появилась, за которой фактически нужен был глаз да глаз.

На момент развода все вокруг уже знали, что Николай Федорович в семье и за папу, и за маму. На суд, где разводили родителей и решали дальнейшую судьбу ребенка, пришли не только сами супруги, но и представители разных организаций. Классный руководитель рассказала, что незрячий отец делает с дочкой все уроки и ходит на родительские собрания. Участковый врач сообщил, что опять же отец семь раз побывал с ребенком в санатории, благодаря чему проблема с легкими практически снята. Работник районо доложил, что именно папа искал для дочери школу с определенным уклоном, спрашивал про кружки и секции в районе. Ну, а соседи взахлеб рассказывали, что слепой Николай и шьет, и вяжет, и готовит, и стирает лучше любой женщины! В итоге мать встала и сказала: «Я дочь только родила. Все остальное ей дал отец. Пускай и дальше растит, а я буду платить алименты».

- В специнтернате нас всему этому учили: и столярничать, и матрасы пружинные делать, и вязать на машинке, и пуговицы пришивать, - объясняет Николай Федорович. - Я до сих пор на ощупь отличаю черную катушку от белой - первая более рыхлая. И запросто вставляю нитку в иголку.

Сын Татьяны после развода остался при ней.

- Я мальчика ее поначалу воспитывал как родного. Но однажды поставил в угол, а жена и говорит: «Это потому, что не твой! Своего бы не наказывал!» Парень и догадался, что я не папа... Трудным рос подростком. Потом оказался в тюрьме.

Дочь своего отца

Зато Лена, воспитанная незрячим отцом, закончила медучилище и работает теперь по специальности - медсестрой.

- Папа получил квартиру на Кирова. И мы стали жить с ним вдвоем, - рассказывает дочь. - Он все карнизы, все полки сам в доме прибивал, сам люстру вешал, унитаз новый устанавливал. Я папе разложила керамическую плитку в две стопочки: однотонная и узорчатая, и он сам ванную и кухню выложил: все гости поражаются, какие на стенах орнаменты! Кто у меня в доме не бывал, думают, что тут беспорядок, раз я со слепым отцом живу. Но у нас, наоборот, порядок идеальный, каждая вещь на своем месте. И папа из дома выходит только в костюме-тройке, старая преподавательская привычка.

- А я с детства люблю порядок и гармонию, - улыбается отец. - Бывало, подмету в избе глиняный пол, расставлю чугунки по размеру, влезу на печку и радуюсь: какая красота получилась! Сейчас хоть и не вижу, а все равно кожей чувствую прекрасное! Всегда прошу, чтоб Лена подобрала мне галстук под цвет рубашки.

Кроме ремонта в квартире, Николай Федорович осилил строительство гаража и даже погреб сам вырыл: три с половиной метра глубиной.

- Набирал в ведро землю, потом карабкался с ведром по лестнице, высыпал - и обратно вниз... А еще 250-килограммовые рельсы сюда перетащил, чтоб потолок в гараже понадежнее подпереть. Методом переката к гаражу доставлял, как в Египте пирамиды в древности строили. Нужда заставит - все освоишь, было бы желание!

Замуж Елена вышла, но прожила с мужем всего год:

- Невозможно было смотреть, как здоровый мужчина ничего не делает в доме! Все время сравнивала его с папой, - вздыхает Елена. - Я же с детства привыкла, что если папа сказал - то обязательно сделает. А с тем человеком не чувствовала ни заботы, ни любви...

...Я поймала себя на мысли, что, общаясь с этой удивительной семьей, заряжаешься светом. И что у Николая Федоровича есть особое, внутреннее зрение, которое - в душе. Один и с глазами слепец, а другой и без них видит то, что иному не дано: цель жизни, смысл отцовства...

- Мне соседи сколько раз говорили: «Ты ж Ленку свою и не видел ни разу, с самого рождения! Она ж вылитая мать!» - вздыхает Николай Федорович. - А мне и не надо ее глазами видеть. Я вижу ее всем сердцем, всей душой и просто хочу, чтобы она была счастливой.

Евгения Томсон

Источник: kp.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ