Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Коварные препараты

На минувшей неделе Россия и еще 11 государств подписали в Москве Конвенцию Совета Европы по борьбе с фальсификацией медицинской продукции. По идее, это должно повлечь за собой изменение российского законодательства в различных сферах. Ибо мы вроде как гарантируем, что всех причастных к изготовлению, ввозу, сбыту и прочим деяниям, связанным с поддельными лекарствами, у нас ждет неотвратимая уголовная ответственность.

Пока же о полной победе на данном фронте говорить преждевременно. Порой уличенные в производстве фальштаблеток конторы отделываются штрафами, едва ли сопоставимыми с получаемой ими прибылью.

Корреспондент НТВ Алексей Поборцев выяснял, какие препараты у злоумышленников в фаворе, почему подопытными сначала становятся люди, а уже потом кролики, и когда трагический исход от приема лжелекарств неизбежен.

Проникнуть в тайны фабрики лекарств в районе подмосковного Серпухова полиции удалось не сразу. По заказу мошенников в цехе изготавливали целый ряд сердечных препаратов и другие лекарства. Когда-то предприятие выпускало легальную медицинскую продукцию, но из-за малой загруженности производства здесь согласились разместить откровенно левые заказы.

Артём Екимов, старший оперуполномоченный по особо важным делам Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ: «Мы зафиксировали непосредственно производство. В частном доме одного из организаторов был устроен импровизированный склад. Была предпринята попытка сбыта 10 тысяч упаковок».

От такого лекарства против простуды вреда особого, наверное, не будет, но уж и пользы точно никакой. Смесь толченой глюкозы с мелом, лимонная кислота для вкуса. Упаковка подделана типографским способом. Отличить такую фальшивку от настоящего лекарства непросто.

Виктор Дмитриев, генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей: «Уровень подделок сегодня очень высокий, и чисто визуально ни аптека, ни потребитель, ни порой даже производитель определить не может, только через анализ».

Сегодня чтобы избежать сурового уголовного наказания, мошенники стараются делать фальшивые лекарства хотя бы не ядовитыми. Чаще всего это просто пустышка, но по цене реального препарата. Для больного последствия лечения таким снадобьем могут быть самыми печальными.

Елена Тельнова, временно исполняющая обязанности руководителя «Росздравнадзора»: «Представьте себе, пациент болен сахарным диабетом. Казалось бы, там ничего нет, это „пустышка". А угроза только в том, что человек не получает ожидаемого действия от препарата, и может возникнуть кома».

В «Росздавнадзоре» говорят, что за последние пять лет количество фальсификатов снизилось в четыре раза. Но до полной победы еще очень далеко. Те, кто часто принимают лекарства, легко вспоминают случаи, когда знакомые таблетки вдруг действовали как-то странно. Любовь Рынкевич купила в ярославской аптеке проверенное средство от давления.

Любовь Рынкевич: «Плохо мне с сердцем стало. И давление повысилось. Вместо того чтобы понизиться, оно повысилось».

Доказать в суде, что некачественное лекарство нанесло вред вашему здоровью, очень сложно.

Алишер Захидов, адвокат Общества защиты прав потребителей: «Нужна огромная предварительная работа по собиранию доказательств, которую далеко не каждый потребитель может осилить. Поэтому если и будет суд, то, к сожалению, обычно бывает только по каким-то тяжелым случаям - по смертям, по массовому отравлению, по гибели людей».

Подделывают чаще всего самые эффективные и популярные лекарства. Больше всего от мошенников достается раскрученным брендам - таким, например, как «Но-шпа», «Супрастин», «Сумамед». Добросовестным производителям приходится тратить немалые средства для защиты своих лекарств, но распознать подделку наверняка все равно может только специалист.

Подделывают и антибиотики, и болеутоляющие, и сердечные препараты. Много фальшивок среди стимуляторов. Например, под Санкт-Петербургом закрыли заводик по производству поддельной «Виагры».

Алишер Захидов: «Жулики, которые это делают, достаточно умные люди, они, естественно, отслеживают, понимают, куда им вкладывать деньги, потому что такое производство - это далеко не три рубля. Чтобы запустить линию каких-нибудь фальшивых лекарств, может понадобиться 100, 200, 300 тысяч долларов и даже больше».

Пока меньше всего контрафакта встречается среди вакцин.

Игорь Красильников, академик Российской академии естественных наук, доктор биологических наук: «А вакцины вообще обычно все-таки идут определенными сериями и используются в стационаре. Поэтому в данном случае сложно сказать, чтобы кто-то пошел на подделку вакцин».

Раньше на кроликах и мышах испытывали новые лекарства, которые потом давали людям. В ростовской лаборатории, где проверяют качество медикаментов, все наоборот. Люди уже попробовали, теперь подозрительные препараты из аптек дают кроликам.

Мария Бабак, фармаколог: «Летальных исходов не было. Все пока нормально. Что касается кроликов, там измеряют температуру. И если температура большая, мы говорим о том, что лекарство не пригодно».

На одном из приборов можно проверить, как будет растворяться таблетка в желудке пациента.

Сотрудник лаборатории: «Браком считается, когда таблетка распадается медленнее, чем должна по документации».

Недавно в «Росздравнадзоре» появились передвижные лаборатории для контроля качества лекарств в аптеках. Метод спектрального анализа позволяет быстро проверить качество препарата, не разрушая его.

Марина Бастрыкина, главный специалист-эксперт управления «Росздравнадзора» по Астраханской области: «Мы видим спектр испытуемого вещества и сравниваем со спектром оригинального препарата, имеющегося в нашей базе».

С сентября этого года только одна передвижная лаборатория забраковала восемь партий лекарственных препаратов. В «Росздравнадзоре» говорят, что контроль за аптеками будет еще усиливаться. Но только не за виртуальными - в интернет-аптеках можно купить все и без рецепта. Через несколько часов курьер доставит вам препарат. Без вопросов и без гарантий. Остается только поверить, что привезли действительно лекарство.

Алишер Захидов: «Есть продажа лекарств, но это запрещено действующим законодательством. Те фирмы, которые продают лекарства через Интернет, действуют в нарушение действующего законодательства, что называется, на свой страх и риск».

Когда лекарство хранится слишком долго, оно уже ничем не лучше поддельного. Если повезет, просроченный препарат просто не будет лечить.

Мария Донец уверена: она потеряла дочь Татьяну, потому что девушку долго лечили просроченными препаратами. Татьяна была инвалидом, страдала эпилепсией. Психиатр городской больницы Невьянска Свердловской области достал несколько упаковок сильнодействующего препарата из собственного шкафа. Мать сама давала дочери таблетки, пока случайно не обнаружила, что они прострочены. Дочке становилось все хуже и хуже, а врач, прописавший лекарство, сначала отказывался осмотреть Татьяну, а потом ушел в отпуск.

Мария Донец: «У меня ребенок лежал, атрофировались руки, ноги. Почки отказали, волосы выпали. Вы не хотели это слушать!»

Потом Татьяна умерла. Официальная причина смерти - подавилась пищей. Но мать уверена: всему виной проклятые таблетки. Врач получил выговор за халатность, и выплатил матери 10 тысяч рублей за моральный ущерб.

Организатор производства поддельного «Терафлю» в Санкт-Петербурге получил пять лет условно. А мошенник, который наладил выпуск фальшивых сердечных препаратов на фабрике под Серпуховым, был оштрафован на 300 тысяч рублей. Это в десятки раз меньше, чем прибыль от одной крупной партии поддельных лекарств.

Алексей Поборцев

Источник: itogi.ntv.ru