Архив:

На краю света

После страшной аварии он не потерял интерес к жизни

Он смог выбраться из футляра под названием ограниченные возможности. Несмотря на болезнь, придумывает, а главное - воплощает в жизнь такие проекты, которые вряд ли под силу многим здоровым людям. А именно: помогает сотням инвалидов бороться за своё счастье, не стонать, а радоваться жизни, каждому её дню. И, что самое удивительное, у них получается.

В поисках свободы

Мы встречаемся в его квартире в микрорайоне Северный. Андрей Суворов купил её в ипотеку и пока продолжает рассчитываться. Зарабатывает на кредит сам, например, сейчас оформляет картинами помещения, пишет статьи, фотографирует.

- Не могу сказать, что мне легко, - признаётся хозяин, - но я не жалуюсь.

Стены комнаты украшают многочисленные дипломы, в том числе и международные. В целом интерьер можно было бы назвать холостяцким, если бы не детский уголок с кроватью, книжками и компьютером.

- Младший сын живёт у бабушки, но дважды в неделю ночует у меня, - отвечает на мой немой вопрос собеседник. - Ребёнка я по суду из новосибирского приюта забрал и лишил его мать родительских прав. Он учится в пятом классе, без меня ему было тяжело. Старший сын живет в Новосибирске, ему 18 лет.

Как бы сложилась жизнь Андрея, не случись той страшной аварии, гадать сейчас нет никакого смысла. Он рос в многодетной семье, не то чтобы отрезанный ломоть, но всё же - не такой, как все. Безумно хотелось настоящей свободы, и... После восьмого класса поступил в геологоразведочный техникум. С экспедициями объехал весь север страны, был на Камчатке, Чукотке, Сахалине. Он и сейчас в душе чувствует себя геологом. Говорит, бывших геологов, как десантников, не бывает. Потом была служба в пограничных войсках. Сразу после демобилизации устроился в НИИ и поступил на заочное отделение в вуз.

- У меня два диплома об образовании. Но, когда перестройка вступила в свою завершающую фазу, это не спасало, зарплаты научного сотрудника максимум хватало на неделю. Я такой был не один, в институте за год из 2 000 человек осталось 400 пенсионеров, которым некуда было идти.

Андрей сбежал на заработки в Эмираты. Когда вернулся на родину, открыл свой бизнес. Но и он рухнул в 98-м. Как и полагается по законам жизни, за падениями идут взлёты, и наоборот. - Когда я все потерял, был в жуткой депрессии. Поехал к другу в Красноярск. Он повел меня зимой на Столбы, и я понял, что это - мой город. Думал, впереди новая жизнь. Она действительно оказалась совсем другой.

Хлюпиков не берем!

Перед переездом в Красноярск Андрей попал в аварию. Отделался травмами средней тяжести: перелом руки и травма головы. Но травма головы оказалась гораздо сложнее, чем казалась. Через год разорвалась аневризма. Две недели в коме, потом полгода был парализован. Выкарабкался только благодаря поддержке друзей, которые в перерывах между операциями вози.ли его на реабилитацию. Одна из таких поездок - на Алтай.

- Там мне и пришла в голову идея организовать турклуб для инвалидов. Назвал его «Край света», потому что всегда мечтал побывать в этом самом краю.

Желающих возиться с больными и немощными в нашей стране не так много. Сегодня благодаря клубу десятки инвалидов имеют возможность выбраться из дома.

- Каждый год 5-6 раз мы ездим на Столбы, останавливаемся на кордоне Нарым. Не надо думать, что только отдыхаем. Мы проводим акции, убираем мусор, стираем надписи вандалов. Несколько раз были на Бирюсе. Находят нас по Интернету и сарафанному радио. Но не всех принимаем в свои ряды: хлюпиков, начинающих капризничать от усталости, а среди инвалидов много таких людей, не берём.

К сожалению, пока сложно устраивать заграничные поездки для инвалидов. Время от времени я совершаю индивидуальные путешествия. В 2006-2007 году путешествовал автостопом по южным республикам стран СНГ. Доехал до Самарканда. Останавливался где придётся. Главное - не бояться, быть уверенным в своих силах. Тогда любые расстояния можно преодолеть. В 2009 году мы с друзьями путешествовали по Ирану. Я представить себе не мог такого. Две тысячи километров проехали на всём, что попадалось на пути: автобусах, катерах, поезде и автостопом, были в таких местах, где русских не было никогда.

Страдания - тяжкий труд

Походов по краю в какой-то момент клубу стало мало. Тогда Андрей Суворов стал инициатором проведения бардовского фестиваля, который собрал 70 человек. А следующий проект вообще можно назвать прорывом.

- Я сам люблю театр, и пришла в голову мысль, что нужно провести фестиваль театров, в которых играют инвалиды. Самое сложное - отыскать такие коллективы. Но их оказалось немало: Красноярск, Норильск, Омск, Забайкальск. Более 100 участников проекта и 250 зрителей. Я думаю, что на весеннем фестивале, а мы обязательно его проведём, будет больше. Актёры преображаются на сцене. Театр служит реабилитационной площадкой. С одной стороны, ребёнку есть куда приложить свои таланты, с другой - они получают массу положительных впечатлений, которых так не хватает, и люди замыкаются в своей тоске. Может быть, поэтому среди инвалидов немного активных людей: большинство и так всё устраивает. Я абсолютно уверен, мы сами делаем себя радостными и сильными или слабыми и грустными. И на то и на другое, как правило, требуется одинаковое усилие. Если человек убеждён, что жизнь не удалась, и в своем убеждении он каждый день проживает в ожидании жалости - это тоже тяжёлый труд. Многим из нас уже не удастся стать абсолютно здоровыми. Но стать счастливым - по силам каждому.

Надежда Филатова

Источник: enisei.aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ