Архив:

Барьеры безбарьерной среды

Так для кого же наши города и этажные дома? Для кого общественный транспорт? Глупый вопрос - для здоровых, бегучих, способных на беспроблемный подъём по лестницам, заскок в автобус, необременённых детской коляской. Для остальных - инвалидов-колясочников, так называемых маломобильных групп населения, - жизнь в городе либо мука мученическая, либо просто "не жизнь".

Какой она должна бы быть, каким должен быть Красноярск (также, как и Ачинск, Норильск, Канск, Енисейск, Сосновоборск...), если бы был городом равных возможностей для всех, в своих мечтах "рисует" Анна Иванова, председатель правления Красноярской региональной общественной организации инвалидов "Талант". Эта необыкновенной моральной силы девушка несколько лет назад собрала вокруг себя таких же "колясочников" - молодых людей, по разным причинам лишённых возможности самостоятельно передвигаться.

Восемь лет сообщество не сдавшихся перед судьбой инвалидов с незатухающим энтузиазмом борется за равные права, за достойный жизненный комфорт. В этом году талантовцы, собрав свои предложения по обустройству социальной инфраструктуры в рамках городской целевой программы "Доступная среда для инвалидов", объединили усилия и ресурсы проекта "Сложно и просто" и общегородского операторского проекта "Вместе", получивших поддержку Красноярской городской администрации. На сайте организации www.invatalant.ru Анна пишет о таком городе-мечте:

"Иногда, во время встреч и проведения наших мероприятий, мы с ребятами мечтаем о том, что когда-нибудь:

- нам будет удобно в транспорте, будут в автобусах широкие двери, поручни, подъёмные площадки и... не озлобленные из-за тесноты лица пассажиров...

- нам будет удобно гулять по улицам города, где дорожные бордюры, лестницы и ступени не будут нам преградой;

- мы сможем делать нужные нам покупки в магазинах, как в гипермаркетах, будут гостеприимно открываться двери, и подъём на этажи будет осуществляться при помощи транспортёров;

- будем посещать концерты и выставки своих "талантовцев" и гостей города и возвращаться оттуда радостными, умиротворёнными, а не уставшими и обиженными.

- сможем беспрепятственно бывать на городских молодёжных тусовках, где не будет ошарашенных охранников и удивлённых взглядов молодёжи, часто откровенно изумлённых.

Вот таким удобным мне хотелось бы видеть наш город хотя бы в отдалённом будущем.

Для этого нужно немного - всего лишь удобные подъезды, входы, подъёмники, места в зрительных залах и достаточно приспособленные и комфортные комнаты личной гигиены".

Есть ли сегодня возможность сбыться Аниным мечтам? Будет ли безбарьерной среда для инвалидов, для тех, кто с колясками и на колясках? Вопрос на засыпку обществу здоровых и сильных. Сама Анна, человек величайшей доброты и мужества, торопится упредить все укоры невнимательному и бездушному социуму:

- Мы же понимаем, что в первую очередь учитываются интересы большинства, а нас - меньшинство. Нет-нет, я не сетую, сейчас и наши интересы больше учитываются, с нами советуются и проектировщики в отношении СНиПов, и чиновники. Недавно мне звонили из Кедрового, просят быть экспертом строительства бассейна. Также были просьбы дать своего рода экспертизу оборудования общественных туалетов. Но иногда, видимо, просто забывают, что мы такие есть. Вот у бывшего кинотеатра "Космос" в Железнодорожном районе построили переход. Отличный, настоящий виадук, и лифт там есть. Но непонятно для кого - даже на узкой коляске в него не въехать. И много таких "моментов" в городе. Ну а что касается "жилищных условий", то хотелось бы, чтобы у каждого инвалида-колясочника выясняли, как обустроить подъезд, лестницу, чтобы можно было выезжать на коляске, чтобы было удобно жить в доме, в квартире. Вот мне восемь лет назад, спасибо администрации города, в подъезде выровняли пол, убрали пороги, сделали съезд для коляски. И ведь в подъезде каждого "колясочника" или "опорника" можно сделать подобное, не так это сложно и дорого для жилищных организаций. Было бы желание и цель.

Долгое время о существовании маломобильных и немобильных граждан у нас не то что забывали, об этом никому и не думалось, потребности людей с ограниченными возможностями не учитывались никак. Россия приступила к подписанию Конвенции ООН об инвалидах с чудовищным пробелом в организации комфортного существования людей с ограниченными возможностями (или полным отсутствием таковых) передвижения, с постыдным отсутствием вспомогательных приспособлений, которые на Западе как само собой разумеющееся присутствуют всюду. Потрясающий факт: в стране космической, собравшейся в нанотехнологичное будущее, только к 2015 году вокзалы станут доступны для инвалидов. Только тогда далеко не бедное ведомство удосужится устроить пандусы.

К сожалению, ничем не отличился в этом плане и наш край. Цифры, которые приводятся в "предисловии" краевой программы "Доступная среда", рассчитанной на 2011-2013 годы, повергают в шок такими неучтёнными моментами. Доступ в муниципальные учреждения соцзащиты составляет всего 58,7 процента (!..), в муниципальные учреждения культуры - 11,2 процента, образования - 2,9 процента, транспортных средств - 11,6 процента. В крае из 245 государственных учреждений социального обеспечения, образования, занятости, здравоохранения, физкультуры и спорта только 52 имеют пандусы, 51 - пандусы внутри зданий, 18 оборудованы лифтами.

На электронной карте края, подготовленной молодёжным правительством дублёров при поддержке сайта 24geo.ru, представлены объекты социальной инфраструктуры с дополнительной информацией о доступности их для маломобильных групп населения (инвалидов, людей с временным нарушением здоровья, родителей с колясками, пожилых). Значки разного цвета указывают степень доступности.

Больше на картах красных значков, что означает "недоступно", много жёлтых - "частично доступно". И где - в самых нужных, самых посещаемых местах! Например, в Ачинске, наиболее благополучном, недоступны вход в здание суда, городской администрации и полиции. В Дивногорске, кажется, недоступно всё - вход в ЖЭО, банк, Центр детского творчества, библиотеку. В Енисейске не вздумалось бы человеку маломобильному появиться в управлении культуры и городской администрации. В Сосновоборске нет возможности беспрепятственно попасть в здание ОВД, администрации, торгового центра, ЗАГСА, к нотариусу.

Канск вообще почти весь "красный", большинство аптек, почтовых отделений только для здорово ходячих, как и детская горбольница, краеведческий музей, травмпункт, Сбербанк и, что совсем обескураживает, управление соцзащиты. В Красноярске недоступны некоторые отделения Сбербанка, Краевая клиническая больница N 2, Городская детская поликлиника N 1 (реабилитационное отделение!), "частично" - администрация Советского района, Железнодорожный суд, Главное управление здравоохранения, почтовые отделения (в том числе и краевое управление ФПС).

При этом, как замечает Анна, если есть пандус, то с него разве что на санках кататься в зимнюю пору, но уж никак не подобраться к входу в здание. И самое ужасное, по её словам, турникеты. С неизменяемым ей юмором она описывает своё посещение налоговой инспекции (как руководителю общественной организации, ей необходимо там бывать). Там сначала перебрасывают её "как тюк", затем складывают и также перебрасывают далеко не лёгкую коляску, при этом кто-то держит на руках саму Аню. В общем, финиш полный для причёски, одежды и настроения. И ведь не одна она такая бывает в налоговой инспекции, но подобные "преодоления", видимо, не смущают руководителей, не побуждают к переустройству турникета.

В своём пронзительном эссе "Навеяло" Анна с печалью замечает, что нет пандусов в Краеведческом музее, в Культурно-историческом центре - не предполагается, что "колясочники", "опорники" могут захотеть пойти в музей, что интересуются культурой и искусством? В результате "я поведу тебя в музей" для близких инвалида означает собраться минимум втроём, чтобы поднять коляску на высокое музейное крыльцо (в краеведческом оно на уровне второго этажа), затем также с немалыми усилиями перетаскивать с этажа на этаж, буквально по виражам. "Мало не покажется", - резюмирует Анна.

Моя знакомая норильчанка, приехав в Красноярск на сессию, умудрилась сломать ногу. Три месяца прыгала в гипсе. Но, как человек неунывающий, решила "больное время" использовать на исполнение мечты - побывать в красноярских музеях. Начала с Культурно-исторического центра. Это был цирк! Почти натурально: чтобы попасть в лифт, нужно было преодолеть множество ступеней вниз, в цокольный этаж. Наталья - юмористка ступеньки перескакивала. На попе. Громыхала костылями на весь музей. Нарочно, говорит, чтоб услышали и чего-нибудь поняли люди ходячие, ничего не предусмотревшие и не сделавшие для неходячих.

После того, как она мне это рассказала, я, кажется, поняла, почему ни разу не видела инвалидов в музеях и театрах... А ведь только стоило оснастить подъезд и внутри здания Малого концертного зала, только стоило Краевой филармонии запустить специальную программу для инвалидов, и с марта, за считанные месяцы до окончания концертного сезона, концерты посетили 800 человек.

- Такие проблемы в передвижении, малодоступность городской среды приводят к тому, что многие молодые инвалиды вообще перестают куда-либо выезжать из своей квартиры, - говорит Анна. - Мало того, что человек в коляске переживает огромный стресс из-за своего состояния, так ещё неудачи в передвижении: падения, пресловутые барьеры - напрочь отбивают охоту, вселяют непреодолимый страх. Отсюда пассивность ребят, убийственное для человека затворничество. На самом деле очень много идёт от неудобных бордюров, неимения пандусов, съездов... К остановкам автобусным не подобраться - либо высокие бордюры, либо выщербленный асфальт.

...Программа "Доступная среда", конечно, впечатляет суммами и планами. Но, думается, государству никогда не решить эти вопросы окончательно-положительно хотя бы потому, что "невнимательность" к нуждам маломобильных людей зашла слишком далеко, потому что не сложилось сознания обязательности в помощи, в обустройстве комфортной среды для инвалидов. Сколько возводится новых зданий, как обустраиваются шикарно скверы, набережная, и требования доступной среды всё громче. Да всё равно где-то забудут, не предусмотрят, не подумают. В конце концов, виноваты все мы в создании такого безвоздушного пространства для людей с ограниченными возможностями. И всем нам, "мобильным", разделять ответственность.

Оглянемся, представим путь колясочника по городу, жизнь человека в такой вот "беспомощной" среде. Вспомним, что есть люди, для которых жизнь состоит из сплошных барьеров и невозможностей. И что от такой жизни не застрахован никто.

Татьяна Алексеевич

Источник: krasrab.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ